Прямая линия
(16+) Вечный огонь не должны выключать власти и тушить хулиганы

Перед началом прямой линии я спросил у председателя городского совета ветеранов войны, труда, Вооруженных сил и правоохранительных органов Сергея Ященко, сколько в Тольятти осталось фронтовиков. Вот эти данные: участников войны – 125, блокадников Ленинграда – 30, узников фашистских концлагерей – 130, тружеников тыла – 1650.

– К великому сожалению, цифры постоянно уменьшаются. Год назад участников войны было 450, сейчас в три раза меньше. При этом треть населения города составляют пенсионеры. Есть над чем задуматься новому мэру…
По традиции, в отчет о прямой линии вошли только интересные фрагменты диалогов. Из предложенных редакцией тем наиболее обсуждаемым оказался вопрос, связанный с хулиганством в парке Победы.
– Сергей Геннадьевич? Это Максим Доротов из Автозаводского района. Я внук фронтовика, погибшего под Кенигсбергом. Два года назад летали с семьей в Калининград, я своим сыновьям, они у меня погодки, показывал те места. Думал, рано им, нет, прочувствовали мои «интернетчики», даже как-то повзрослели. Я уверен, что они никогда не станут тушить Вечный огонь, разрисовывать могилы. Не хочу себя хвалить, но если бы каждый родитель объяснил своему чаду про уважение к павшим, не было бы никаких происшествий.
– Согласен с вами, Максим. Но проблема, на мой взгляд, гораздо шире. Мэрия должна повернуться лицом к святым местам. А у нас что? То горит огонь, то его выключают. Надо с Москвы брать пример. Там, если ведутся ремонтные работы, то от Вечного огня зажигают временный, чтобы потом вернуть на законное место.
– Погодите, а сейчас он горит в парке Победы? Я там давно не был.
– Сейчас горит, а 10 мая возьмет и перестанет.
– Неужели нельзя установить там самые современные системы видеонаблюдения? И громко об этом сказать, чтобы безобразничать перестали.
– Конечно, можно. Есть еще один вариант, если сил МВД не хватает, чтобы установить личности хулиганов. В Тольятти много частных охранных предприятий. Городская администрация заключает договор с наиболее мобильной, надежной и требует порядка.
– Хороший вариант!
– Мэрия сразу скажет, что на это нужны дополнительные расходы, а средств в бюджете и без того не хватает.
* * *
– Валерий Голобородько, житель Старого города. Говорю сразу, я не ветеран и до пенсии еще далеко. Звоню, потому что возмущает ситуация с Вечным огнем. Прочитал в «Вольном городе», что в одном из шести случаев рядом была мать мальчишки, которая в этот момент вроде бы занималась младшим сыном. Ни за что не поверю, что она не видела, что делает старший. Ловить таких надо, судить, штрафовать, сообщать в школы. И пусть тот же «Вольный город» напишет об этом, указав фамилию, имя. Чтобы другим неповадно было.
– Мне тут редактор подсказывает, что предложение хорошее, но сейчас нельзя просто так, без согласия родителей или законных представителей, указывать данные несовершеннолетних.
– Вот они этим и пользуются!
– Закон надо соблюдать.
– Что вы скажете про Вечный огонь  на площади Свободы?
– Там тоже были происшествия. Но меня до сих пор возмущает один факт. Была композиция: стела, квадраты и мраморные шары. После реконструкции шары исчезли. Городской совет ветеранов забил тревогу, но пропажу так и не нашли. Я даже об этом говорил с руководством города. И знаете, что ответил Андреев? Он тогда в мэрах числился.
– Интересно, что?
– Цитирую дословно: «Я не брал».
– В коттеджных поселках надо было поискать. Или на дачах.
– Может быть. Грустно на душе от этого… Ладно, не стану ругаться, праздник все-таки скоро.
* * *
– Коробкова беспокоит, Лидия Петровна. Мне только что принесли поздравительную открытку. Я не участник войны, но помню с детства, как отмечали на карте передвижение наших войск. Помню рассказы соседей, которые попали в оккупацию. Да много чего, такое из памяти не выбросишь. Вот вы спрашиваете, как сохранить историческую память, как сберечь от юных вандалов Вечный огонь. Со школы надо начинать, основательно переработав учебный процесс. Тогда в учебниках и про Сталинградскую битву будет написано, и про другие сражения, которые позволили России остаться Россией, а не территориальным придатком какой-нибудь державы. Мои внуки, им сейчас под 40 лет, интересуются историей, читают книги. А вот правнуки… те еще тик-токеры. Если упустим их поколение, то потом страна будет пожинать горькие плоды.
– Согласен с вами, Лидия Петровна.
– Только кто должен этим заниматься? Чиновники? Похоже, они заняты лишь своим благосостоянием. Телевидение? Там либо стрельбу показывают, либо трясут, извините, грязное белье звезд. Мне родные говорят, чтобы я не включала телевизор, тогда, мол, и негатива не будет. Тоже не выход. Если я не стану смотреть новости, события перестанут происходить? Не перестанут. Извините, Сергей Геннадьевич, разговорилась, просто наболело, важные темы вы поднимаете.
– Будьте всегда такой: энергичной и неравнодушной. С наступающим праздником!
* * *
– Кумбаров звонит с «КуйбышевАзота», Дмитрий Викторович. Возмущаюсь кощунством молодежи в парке Победы. Святое место и – вдруг такое!
– Я вас поддерживаю. У ветеранской организации нет легких задач, нет сложных. Есть только одна задача – сохранение исторической памяти, передачи опыта молодым. Тогда не будет такого кощунства с Вечным огнем.
– В школах надо вводить уроки мужества, заниматься патриотическим воспитанием детей. Будет возможность, загляните в краеведческий музей. Там мои макеты танков, много могу рассказать о военной технике.
– Интересное предложение, продиктуйте ваш контактный телефон.
* * *
– Сергей Дмитриевич звонит, Рукавишников. Ульяновская область беднее нашей, но там уже лет десять ветеранам, которые относятся к категории «дети войны», ежегодно выплачивают по 1000 рублей. И есть льготы по транспорту. А у нас? Открытку мне недавно принесли. Спасибо, конечно, но…
– В Самарской области принято постановление, где есть льготы для категории «дети войны». Но их получают, только если нет других льгот и доход ниже прожиточного минимума.
– А в соседней области получают все! Мы живем в разных странах или все-таки в одной? В том же Димитровграде вообще нет муниципального транспорта, но ветераны нашей категории имеют льготы на «газелях».
– Мы в свое время обращались в правительство насчет совмещения льгот, но нашу инициативу отклонили. Поясню. По одной категории человек имеет право бесплатно протезировать зубы, по другой – получить лекарства. Мы предложили совместить это.
 – Чтобы и протезирование, и лекарства?
 – Да. Еще мы проводили мониторинг, выясняя, что лучше: 270 рублей ежемесячно на транспорт, перечисляемые на карточку, или бесплатный проезд весь месяц? Ответ большинства ветеранов: лучше деньги. Я понимаю, ведь не каждый день они ездят в общественном транспорте, с учетом возраста. Но городской совет ветеранов продолжит пробивать эту льготу. Я верю, рано или поздно нас услышат.
* * *
– Валентина Михайловна беспокоит, Ширяева. Мы с мужем – дети войны, местные. У него отец под Сталинградом погиб, у меня – под Курском, они добровольцами ушли на фронт. А мы город строили. Гремел Тольятти в прежние времена, не то, что сейчас. Больно смотреть, как всё разрушается.
– Не будем пессимистами, Валентина Михайловна.
– Хотите честно? Мне иногда кажется, что в ЖКО фашисты сидят. Вот три примера…
– Давайте так поступим. Возьмите все документы и приходите к нам в городской совет ветеранов. Адрес: улица Жилина, 1, телефон 28-18-74. Только до обеда – пандемия диктует свои правила. Вообще, коронавирус разобщил ветеранские организации, нет нормального общения, обмена опытом. Люди не видят и не слышат, что делает горсовет, мы не всегда знаем, чем заняты они. Мы даже не можем собрать за одним столом активистов ветеранского движения, потому что все они относятся к категории 65+.
* * *
– Супруги Кудрявцевы на проводе. Мы – ветераны труда, оба на заслуженном отдыхе. Хотим спросить вас, Сергей Геннадьевич, насчет прививок против коронавируса. Есть разные мнения на этот счет. А что думаете вы? Только честно.
– Я всегда отвечаю честно. Вчера было интерактивное совещание с участием Николая Ренца. Я рассказал, как с женой пошел в поликлинику и два с половиной часа просидел в очереди, чтобы попасть на предварительный осмотр. Представляете, два с половиной часа!
– Большая очередь?
– Впереди нас было всего 10 человек.
– Да… И как теперь чувствуете себя?
– Нормально. У меня никакой реакции не было, а у жены поднялась температура до 37,2. 20 мая пойдем на второй укол. Я считаю, что вакцинация – дополнительная защита от коронавируса, и особенно важно ее пройти ветеранам, у которых есть серьезные заболевания.
– Сердце пошаливает порой.
– Тем более. Похоже, коронавирус пришел к нам надолго, поэтому лучше жить защищенным. И спокойным. Здоровья вам!
* * *
– Меня зовут Татьяна, можно, я не стану называть фамилию? У меня дед 1906 года рождения из тюрьмы ушел на фронт. Сначала родным пришло извещение, что пропал без вести, потом – о гибели. Как подробнее узнать о его судьбе?
– Вы в каком районе живете?
– В Автозаводском.
– Обратитесь в военкомат Автозаводского района, они сделают запрос в центральный архив Министерства обороны.
* * *
– Артем Васильчук, Центральный район. Подскажите, как деду-ветерану оформить льготную путевку в санаторий? Подлечиться ему надо после коронавируса.
– Путевки сейчас оформляет фонд социального страхования. Знаю, что существует очередность, поэтому чем раньше обратитесь, тем быстрее будет результат.
– Понятно. Еще вопрос. Дед получил к празднику 300 рублей от губернских властей. А городские власти что-то выделят?
– Хотите честно? Раньше городской совет ветеранов знал обо всех выплатах и доводил сведения до адресатов. Но в последнее время нас почему-то игнорируют, поэтому все претензии – к заместителю мэра по социальным вопросам. Нам суммы не известны, а слухи комментировать не стану.
* * *
– Здравствуйте! Это Иванова.
– Как поживаете, Нина Павловна? Я узнал вас по голосу.
– Замерзаем! В Москве до сих пор топят, а у нас отключили, хотя знали прогноз погоды. Если бы они слышали, что про них говорят люди, вели бы себя по-другому. Ладно, есть проблема более серьезная – молодежь уезжает из города. У меня дочь – врач, четверо внуков, которые пока здесь, но тоже могут уехать. Помогать надо молодежи, а не стенать с мэрских трибун.
– Пока не будет у молодежи хорошая зарплата…
– Вот-вот. Еще про одну проблему хочу сказать. Вроде бы благо придумали – 65+ изолировать дома, чтобы не заболели коронавирусом. А у нас большинство медиков возрастные. Некому работать в поликлиниках и больницах. Разве это дело?
– Вы правы. Здоровья вам, Нина Павловна, и оптимизма!
* * *
– Евгения Ивановна беспокоит, Васянина. Я – дочь фронтовика, который три года был в плену. Но звоню по другому поводу. Впереди – большой всенародный праздник, а улицы по-прежнему грязные, никто их толком не убирает. На улице Мурысева зачем-то спилили все тополя, совсем мало деревьев осталось в парке Комсомольского района. «Вольный город», я его читаю запоем, часто пишет про набережные, какими они будут, что там построят.
– Это важная, на мой взгляд, информация.
– Кто спорит? Но по улицам города, простым, незаметным и грязным, жители ходят чаще, чем по набережным. Больше и чаще! Их надо в первую очередь облагораживать, ведь некоторые улицы названы в честь героев Великой Отечественной войны.
– Пожалуй, вы правы! Спасибо, что позвонили, ваше мнение обязательно будет опубликовано. С наступающим Днем Победы вас и всех тольяттинцев!
После прямой линии Сергей Ященко рассказал, что в этом году исполняется 80 лет огненному выпуску. Десятиклассники ставропольской школы № 1 после выпускного бала, как один, отправились на фронт. Горсовет ветеранов совместно с центром помощи детям «Единство» и областным телевидением подготовили сценарий и видеоролик об истории огненного выпуска. Сейчас идет монтаж, но скоро патриотический сюжет можно будет посмотреть.

Диалоги записал Сергей РУСОВ

Просмотров : 496
 
Погода в Тольятти
Сегодня
ночь 14...16, ветер 2 м/с
утро 23...25, ветер 4 м/с
Завтра
день 24...26, ветер 3 м/с
вечер 22...24, ветер 4 м/с