Право
(16+) На троих – 30 лет. За политику
По-разному наркоторговцы называют для конспирации героин, но панинцы оказались большими оригиналами. Они наркотики обозначали словом «политика».
Вот фрагмент оперативной записи телефонного разговора потребителя с наркодилером.  Некий Евгений начал употреблять героин 15 лет назад, в последнее время наркотики приобретал только у Бороды, это кличка Александра Панина.
– Что с политикой?
– Нормально.
– У меня есть на один. Что придумаешь?
– Давай.
– У меня ровно рубль, на проезд нет, так что я его разменяю, наверное.
– Выезжай.
– А где там подловимся? На трубе денег нет, могу только бичку скинуть.
 – К «АвтоВАЗбанку», как обычно …
В преступную группу входили три человека. Александру Панину 35 лет, образование неполное среднее, судим за наркотики. Отсидев 5 лет, освободился летом прошлого года. Женат, имеет несовершеннолетнего сына.
Его жена рассказала, что раньше («очень давно») употребляла ханку, но потом бросила. С Паниным познакомилась в 2000 году, а в 2002-м родила ему сына. Ребенка записала на свою девичью фамилию, но отчество дала отца. Поженились они в 2005-м, после освобождения Панин официально нигде не работал, но о сыне заботился («всячески обеспечивал материально»). О том, что в ходе обыска у них в квартире обнаружены наркотики, сказать ничего не может, так как последние две недели жила у матери.
Владимиру Брякунову 46 лет, кличка Валютик. Отсидел 4 года за преступления, связанные с наркотиками, освободился осенью 2011 года. До ареста жил у матери, которая охарактеризовала сына как доброго, вежливого, отзывчивого и всегда готового придти на помощь человека.
Возможно, мать в чем-то права – в уголовном деле есть много показаний, где свидетели-наркоманы рассказывают, что героин в долг можно было взять лишь у Брякунова или Шобанова. Но Шобанов никогда не играл первую скрипку, он всегда делал то, что ему велели «старшие».
Валерию Шобанову 38 лет, не судим, не работает, разведен, есть несовершеннолетняя дочь. Мать, у нее другая фамилия, была свидетелем того, как сына задерживали на улице Свердлова. Она возвращалась из магазина и увидела, что Валерия скрутили  сотрудники городской службы наркоконтроля. Спросила, за что задержали, ей ответили:
– Ваш сын торгует наркотиками.
Валерия она охарактеризовала как доброго, отзывчивого, но ленивого человека. Наркотики сын употребляет с 1995 года. Она боролось с его пагубным пристрастием, вот только победить не смогла. Сын из-за этого и свою семью потерял – сноха не захотела жить с наркоманом.   
В этом уголовном деле есть засекреченный свидетель, который дал полный расклад по деятельности панинцев. Брякунов и Панин вместе отбывали в колонии наказание, обрели криминальные связи. После освобождения стали три раза в неделю покупать в Самаре по 50 граммов героина. Делали это через закладки и перевод денег.
Наркотики привозили в Тольятти, здесь фасовали на дозы. Сбывал в основном Шобанов  исключительно знакомым и одноклассникам. Одна доза стоила 1000 рублей. Весь героин хранился у Панина в квартире, потому что он, в отличие от подельников, жил один. Наркотики были всегда упакованы в полиэтиленовый пакет, который перевязан нитью или запаян у основания.
Наркодилеры так поставили дело, что «конвейер» работал без остановок. Пока Шобанов продавал остатки героина, Панин и Брякунов ехали в областной центр за новой партией.
На чем ездили? На серебристо-синей «десятке», принадлежащей Брякунову. У них все было подчинено «делу».
В суде Автозаводского района все трое вину не признали, заявив, что в преступный сговор не вступали и наркотики не сбывали. А Панин особо подчеркнул, что наркотики ему в квартиру подбросили, сунув в скрученный ковер. В прослушанных аудиозаписях голоса свои узнали, но принялись утверждать, что разговаривали тогда о поставках вина и коньяка, а также о ремонте машин.
Помощник прокурора города Анжела Арзуманян, поддерживавшая в суде государственное обвинение, последовательно опровергла доводы наркодилеров. Например, если подсудимые вели разговоры про реализацию алкоголя и ремонт автомобилей, почему они ничем не подтверждены?  Кстати, при задержании у каждого из троих изъяли наркотики, это не считая того героина, что был в квартире Панина.
Гособвинитель предложила суду признать Панина, Брякунова и Шобанова виновными и назначить каждому наказание в виде 10 лет лишения свободы в колонии строгого режима. Так суд и поступил. Приговор в законную силу еще не вступил, подсудимые, скорее всего, его будут обжаловать.

Сергей РУСОВ

А тем временем

Суд Комсомольского района вынес приговор 30-летней Наталье Шкирко, которая в своем… детородном органе перевезла из Сызрани в Тольятти наркотики. В 10 свертках находилось 42, 393 грамма героина, предназначавшегося для осужденных колонии № 29. Жительницу Автозаводского района признали виновной и приговорили к трем годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима. Героин, извлеченный из женщины, будет уничтожен.
Просмотров : 1717
 
Погода в Тольятти
Сегодня
вечер 14...16, ветер 2 м/с
ночь 12...14, ветер 2 м/с
Завтра
утро 18...20, ветер 3 м/с
день 17...19, ветер 3 м/с