Персоны
КРИЗИС ВМЕСТО НАЦИОНАЛЬНОЙ ИДЕИ

 Казалось бы, ни у российской правящей элиты, ни у терпеливейшего и покладистого народа российского давно уже нет никакой неясности относительно нашего общего исторического маршрута, куда нам всем вместе следует направить свои стопы, ибо речь-то идет всего лишь о выборе ориентиров на столбовой дороге мировой цивилизации, на которую мы, отряхнув прах коммунизма, вернулись почти два десятка лет назад. Наши президенты, бывший и нынешний, в своих посланиях и прочих выступлениях определили и наши ценности, и наши цели, и средства их достижения. Самым подробнейшим образом. Даже как будто бы разработали стратегию нашего развития аж до 2020 года. Но все что-то мешало нам в тучные годы приняться за дело непосредственно. Может быть, не хватало обязательной на Руси и общей для всех национальной идеи? Может, некоего первоначального импульса или, скажем так, первопинка? На наше всеобщее (в будущем) счастье, случился кризис, заставивший зашевелиться буквально всех. Он-то и заменил нам национальную идею. А обрели мы ее самым привычным и сподручным для нас способом - клеванием жареного петуха в соответствующее место.

 Начнем с личного уровня. Каждому суверенному россиянину предстоит, как любят говорить герои американских фильмов, разобраться в себе. Прежде всего, ответить самому себе на вопрос: чего же в нем, себя любимом, больше -- патриота и гражданина или потребителя-космополита? Готов ли он обходиться тем, что его собственные рученьки и производят, или в голове его свистят нездоровые глобалистские сквозняки? А для нашей страны это очень болезненный и чрезвычайно запутанный вопрос, имеющий свои исторические корни.
  После Второй мировой войны, десятилетиями, с возрастающим успехом, Запад формировал потребительские ориентиры советских граждан, начав, естественно, с элиты СССР. Хотя для большинства советских граждан они оставались умозрительными, фантомными. Западные потребительские стандарты прочно ассоциировались в сознании наших граждан со свободой. Понятно, что в пореформенной России при малейшем улучшении экономической ситуации посеянное еще в годы «холодной войны» пошло в бурный рост. И это было неизбежно. Мы скоропостижно переселились из мира, где люди только удовлетворяли свои потребности, в мир, где эти потребности уже давно и избыточно формировались. Массы обрели потребительскую свободу, вовсе перестав интересоваться свободами политическими и гражданскими. Элиту это вполне устроило. Она с помощью подручных и подконтрольных ей средств и рычагов управления дала рванувшим потреблять массам кучу аргументов в обоснование именно такой свободы.
 В 90-е годы по понятным причинам было не до реального производства. В нулевые годы углеводородного процветания о его развитии все чаще стали подумывать и даже говорить на самом высоком уровне, но дальше планов и программ, прекрасных и вдохновляющих, дело как-то не пошло. У пребывающего в полудреме производства и качество находится в соответствующем состоянии. Так вот, постепенно, как говорится в известном анекдоте про нынешний кризис, для россиян и «Жигули» перестали быть машиной. Только ленивый не посмеялся в отечестве нашем над тольяттинскими «бензиновыми повозками». Даже неспециалисту легко понять, почему ВАЗ не производит машины, способные стать на авторынке, скажем, «убийцей» «Лексуса». Но вот почему ездить на последнем считают себя достойными даже те, у кого и денег-то на него нет, и, скорее всего, никогда уже не будет? Может быть, начать производить нечто сопоставимое, а уж затем претендовать?

 Кризис должен породить как бы всеобщее, соборное, всесословное стремление к самоограничению. К почти героическим для некоторых соотечественников попыткам обуздать собственные потребительские аппетиты и устремления. Попалось мне недавно на одном из юмористических сайтов якобы неопубликованное интервью якобы для журнала «Работница» якобы жены то ли олигарха, то ли министра. Она изложила целую программу элитарного антикризисного аскетизма. Не откажу себе в удовольствии привести один из пунктов программы: отказаться, видимо, до следующего экономического подъема, от приглашения на домашние концерты таких мегазвезд, как Димочка Хворостовский, а ограничиться прослушиванием их записей на купленной недавно мужем системе STAINWAY LINGDORF. Последняя, кстати, умопомрачительна по качеству, а для даже не очень рядового россиянина и по цене. Словом, кто-то не покупает новые яхты мега-класса, кто-то покупает, но уже покороче, у кого-то проблемы с пищеварением от недостатка трюфелей, а кто-то отказывается от овощей и фруктов, почти не ест мяса и подумывает отказаться от молочных продуктов и молока. Вот так, всем миром, и навалимся на кризис.
 А тут еще и государство разворачивается во всю свою ширь и мощь, до сих пор сберегавшуюся от всяческого «мелкотемья». Теперь наша вертикально укрепленная власть не только имеет возможность, но и просто обязана реализовать свои могучие потенции и позитивные интенции. Внутри страны государство практически ничем не ограничено, кроме эгоизма и коррумпированности бюрократии. Будем надеяться, что сие относится к некритически весомой ее части. За годы то ли государственно-частного, то ли  частно-государственного партнерства наш диковатый капитализм 90-х превратился в могучий государственно-монополистический, который так нравился в свое время Ленину, ибо вождь мирового пролетариата воспринимал его в качестве практической, организационной предтечи собственно социализма. В принципе, у нашего нынешнего государства очень богатый инструментарий для преодоления кризиса и его последствий: от валютного контроля, ограничений на вывоз капиталов -- до национализации, пусть и временной. В сложившейся сейчас ситуации государству никто не в силах помешать. Даже многочисленным «клеветникам России», придавленным грузом собственных проблем, ныне не до нас, по большому счету. Простор для исторического творчества почти ничем не ограничен. Руки почти свободны. Мозги вроде бы есть. В отличие от предшествовавших кризисов и разного рода передряг, есть даже немалые средства. Осталось только проявить разумную, но непреклонную политическую волю, которой должно хватить не только на выполнение своих социальных обязательств в узком смысле.
 Что же касается вероятной социально-политической дестабилизации, то, на мой взгляд, возможность так называемого социального взрыва несколько преувеличена. Если государство проявит хотя бы минимальную предусмотрительность, если чиновники проявят, хотя бы отчасти, не свойственные им ответственность и расторопность, то выживающий народ, значительная часть которого опутана к тому же долгами по многочисленным потребительским кредитам, вряд ли возьмется «за вилы и топоры». Большинство наших профсоюзов до приторности конструктивно, и ни о какой «классовой борьбе» речи быть не может. Вожди партий нашей системной оппозиции весьма ценят свой парламентский статус и поэтому ужасно покладисты. Даже Зюганов максимум на что способен решиться, так это нагулять аппетит на относительно свежем митинговом ветерке. Оппозиция несистемная, особенно в либеральном ее варианте, и по внутренним своим причинам, и благодаря целенаправленным усилиям власти, превратилась в исчезающе-малую политическую величину. Как будто бы и не осталось в стране и обществе вредителей, подстрекателей. «Настоящих буйных мало! Нам вождя недоставало».

 Благодаря кризису заметно оживилась и без того активная жизнь нашей партии власти. И организационно, и умственно. Примета времени. И это замечательно. На днях  промелькнула информация о том, как участники одного дискуссионного клуба, явно вдохновленные примером Петра Столыпина, предложили предоставлять за Уралом, в Сибири, земельные наделы безработным из европейской части России. Что-то, конечно, в этом есть, но вообразить офисный планктон и представителей свободных профессий, предающихся буколическим утехам, не могу. Это что-то на тему «во фраке на покосе». Нечто подобное было под силу только Мао Цзэдуну, отправлявшему своих «умников» на перевоспитание в деревенскую коммуну. Впрочем, главное - это креативная мысль, основанная на знании родной истории.
 Разумеется, нельзя не отметить несомненную позитивность усилий «Единой России», направленных на разработку местных программ преодоления кризиса. Например, программу для Автограда. Благодаря партии  у нас может наконец-то возникнуть и жанр парламентского расследования. Пока, правда, на муниципальном уровне, но лиха беда начало. Вот уже в тольяттинской думе, а еще, слышал, и в сызранской, фракции «единороссов» намерены  расследовать причины злостного раздувания кем-то и без того отнюдь не мизерных тарифов ЖКХ. Конечно, какой-нибудь либерально ограниченный и шибко умный злопыхатель мог бы сравнить эту инициативу с «детективом» про царя Эдипа, который в результате расследования пришел к выводу, что преступником - кровосмесителем и отцеубийцей  - является он сам, добавив ехидно, что мифический персонаж действительно пребывал в неведении, а в случае с ЖКХ все известно заранее. Но мы-то с вами понимаем, что дело действительно исключительно важное, затрагивающее жизненные интересы большинства наших сограждан.
 Осознавая, сколь много все мы можем противопоставить кризису, социально-экономической и политической деградации российского общества,  можно обрести некоторую уверенность в нашем лучшем будущем.

Игорь  ЕЛИЗАРОВ,

кандидат исторических наук,

специально для «Вольного города»

Просмотров : 2174
 
Погода в Тольятти
Сегодня
вечер 10...12, ветер 6 м/с
ночь 9...11, ветер 6 м/с
Завтра
утро 12...14, ветер 6 м/с
день 13...15, ветер 6 м/с