Кто дал право использовать ОМОН?
Скандалы
Кто дал право использовать ОМОН?
Кто дал право использовать ОМОН?

В среду состоялась встреча руководителей «Тольяттиазота» с журналистами. Посвящена она была событиям двухнедельной давности, когда в санаторий «Надежда» ворвались вооруженные бойцы ОМОНа и на протяжении 40 минут удерживали в здании отдыхающих, а также персонал и гостей (в этот день «Надежда» отмечала 10-летие со дня открытия). Свою точку зрения по этому поводу высказали директор по кадрам, труду и социальным вопросам «Тольяттиазота» Сергей Корушев, главный врач санатория «Надежда» Елизавета Газдиева, председатель областной организации Росхимпрофсоюза Анатолий Малофеев и многие другие.
- 28 января здесь же (встреча проходила в актовом зале санатория. - Авт.) находились лучшие люди этого учреждения, а также гости из Москвы, профессора из Самары, - взял вступительное слово Сергей Корушев. - Приехали они на конференцию, посвященную 10-летию санатория «Надежда». Шел обмен опытом, люди были настроены позитивно, и ничего не предвещало беды. И вот наступает вечер. Подъезжают микроавтобусы с закрытыми номерами, оттуда выходят люди в камуфляжной форме, наперевес с автоматами, в масках, с устрашающим видом. Никто не постучался в будку к охраннику и не уведомил его о готовящихся действиях. Его просто ткнули лицом в стол, отодвинули телефон. Это что, норма? Мы, что, здесь термоядерное устройство изобретаем? Или мы мафию здесь развели? Нет, здесь люди, отдыхающие, врачи.
Вспоминая события того дня, Сергей Иванович признался, что не может понять: какое государство мы с вами построили, где ОМОН может просто так ворваться и поставить людей под дула автоматов?
- Мы раньше говорили, что СССР - тоталитарное государство, что там очень плохо, нет свободы слова, свободы действия, -- продолжил он. - Мы сегодня построили с вами новое общество, демократическое. Мы говорим, что органы внутренних дел живут за счет налогоплательщиков, а значит, за счет каждого из нас. И что же теперь видим? Разве мы закрыты для кого-то? Разве мы не пустили бы людей в гражданской форме без автоматов? Приезжайте в любое время, смотрите, спрашивайте. Расскажем, научим, покажем. А эти люди заранее готовили штурм. Я думаю, они справились бы с женщинами, работающими в «Надежде», смогли бы, повязали бы всех. Лихие ребята! Я хочу спросить: кто все-таки позволил привлечь ОМОН? Я 28 января первый раз назвал этот санаторий храмом здоровья и милосердия, где около 20 тысяч человек из многих городов прошли разные формы лечения, диагностики. И вот теперь мы встречаем этих людей ОМОНом. Что значит приказ: никого не впускать, никого не выпускать? А здесь сотни людей в это время отдыхали. Кто разрешил вооруженное формирование затаскивать в организацию здравоохранения? Это что, становится нормой в нашем государстве?
В заключение своей речи Сергей Корушев с горечью констатировал, что спокойствие, только лишь недавно вернувшееся после событий 2005 года, когда на ТоАЗ также ворвался вооруженный ОМОН, вновь исчезло:
- У меня на определенном этапе был какой-то оптимизм, появились вера, надежда, что все эти дрязги, суды, претензии, иски вроде бы удалось приостановить. Вроде бы нас начали слышать, вроде бы мы начали выигрывать очень важные судебные процессы. И вдруг, ни с того ни с сего, к нам опять в масках с автоматами. Мало того, наших работников - грузчиков, слесарей - взяли на прицел. Ноги на ширину плеч, руки в гору, ствол в спину. Сегодня в любой стране обидеть человека стоит очень дорого. Мы видели, что творится в Англии, во Франции. Что же делаем мы? Мы же обижаем целый коллектив, вынуждаем его, пугаем, шантажируем. Ну где же достоинство тех людей, которые носят сегодня форму защитников? Кому это на руку? Я считаю, что нельзя говорить об этом происшествии как о рядовом. Давайте представим любой дом, любую квартиру, вашу матушку или отца. И вдруг к вам заходят с автоматами, чего-то хотят от вас. Скажите, а не то же ли это самое, что было в 2005 году? Не рейдерское ли это нападение? Это то же самое, те же формы и методы. Безобразие. Те, кто находился в этот момент здесь, могут подтвердить: ворвавшиеся ходили по залу, спрашивали, кто должен сидеть на пустых местах. Почему их нет? Они подошли к администратору, запросили пленки видеозаписи входивших и выходивших. Мы кого ищем-то? Какого боевика? Какого стайера, сумевшего убежать от двадцати омоновцев? Они лазили на крышу, зашли на территорию прилегающего к нам санатория «Ставрополь». Мы что делаем, в конце концов? Мы жить-то когда будем? Только-только пропал синдром, подъезжая на завод не смотреть, целы ли ворота и нет ли омоновцев? Теперь синдром появился здесь, куда люди должны бегом бежать за здоровьем. Наплевали в душу прекраснейшему коллективу «Надежды», задели честь и достоинство трудового коллектива «Тольяттиазота». Кто ответит за поруганную честь? Я постоял в 2005 году под стволом. Кураж поймал необыкновенный и сейчас иногда просыпаюсь ночью от того, что чувствую, как дуло упирается в спину.
Закончив вступительную речь, Сергей Корушев передал журналистам снимки, на которых видно, как орудует ОМОН в «Надежде». Пока присутствующие передавали их из рук в руки, слово взяла главный врач санатория Елизавета Газдиева:
- Вечером 28 января, во время праздничных мероприятий, мне сообщили, что у нас какие-то гости. Я вышла в холл и увидела, что кругом автоматчики в масках. Я спросила: «Кто вы такие?». Они молчат. Я еще раз спросила. Они показали рукой на двоих  в штатском, которые прокручивали видеозапись с камер наружного наблюдения. Я, конечно, испытала шок. Это же не просто учреждение, а под красным крестом. Даже во время войны противники не стреляют там, где видят красный крест. А в наше мирное время, как видите, это делают. Не понимаю, как такое допустили городские власти? У меня ощущение, что это военно-политическая акция. Естественно, мы постарались, чтобы наши отдыхающие (а их на тот момент было 93 человека) не волновались. Я попросила у людей в штатском: «Уберите автоматчиков! Не пугайте отдыхающих», но они ни в какую. Очень цинично это выглядело. Омоновцы искали Владимира Николаевича Махлая, но почему-то задерживали всех работников санатория. Конечно, такие события нельзя замалчивать. Нужно донести все это до областных властей, а может быть, и до Москвы. На следующий день много звонков было от горожан, спрашивали, что да как? А из соседнего санатория несколько человек вообще выехали, не долечившись.
- Вы представьте, почти сто отдыхающих было здесь, - продолжил Сергей Корушев. - Приедут ли они еще раз? Вы представляете, какой урон нанесли имиджу санатория этим вторжением? Кто это компенсирует? А кто компенсирует работникам санатория ту нервотрепку, которую им пришлось пережить? Почему-то никто об этом не задумывается.
Достаточно эмоциональными получились высказывания заместителя главного врача Владимира Макевнина:
- Знаете, я сам не так давно носил погоны. Но то, что произошло в тот день, меня поразило. Мы готовились к праздничному фейерверку, я вышел в холл и вдруг вижу - заходит толпа омоновцев. Я представился и спросил, куда они направляются. Мне предъявили удостоверения: один из них старший следователь главного следственного управления при ГУВД Самарской области, капитан юстиции Гапонов, другой -- оперуполномоченный, подполковник милиции Семенов. Они показывают мне вот это постановление (Владимир Петрович показывает присутствующим бумагу). Что меня в нем поразило, читаю: «В настоящее время в следственный комитет при МВД России поступила информация, что 28 января в санатории будет проводиться мероприятие, на которое ожидается прибытие Махлая». Это бред. Я им говорю: «Мужики, мы же с вами не в 37-м году!». Я объяснил, что у нас праздничный вечер, много гостей, но они целенаправленно пошли туда. Мы кое-как убедили опера со следователем, что хотя бы верхнюю одежду нужно снять. Я объяснил, что Владимир Николаевич провел с нами телемост, поздравил всех с праздником. Пока мы с ними ходили, ОМОН делал свою работу. Остановили слесаря Демкина, который шел в котельную, поставили его к стене. Парень у нас есть, недавно из армии пришел, в столовой грузчиком сейчас работает. Так вот он рассказал, что, открыв дверь, увидел, как в него целится человек с пистолетом Макарова со словами: «Стоим на месте. Поднять руки». Вот в такой позе он и стоял минут тридцать. В общем, получилось, как в 2005-м: сотрудники ОМОНа выступили против работяг. Я знаю историю создания отрядов милиции особого назначения. Тогда, в лихие 90-е, перед ними ставилась задача бороться с бандитами, а сейчас с кем они борются? Я  опера спрашиваю: «А людей в масках с автоматами вы зачем привели? Разве я вам препятствую пройти, посмотреть?». Тактика странная. Если они боялись, что будет противодействие, то ОМОН должен был сидеть в автобусах и лишь в случае необходимости прийти на помощь. Когда они все проверили, был составлен протокол обыска. Я его подписал в 20.10, а началось все в 19.30. Когда я носил погоны, считал, что сотрудники милиции должны защищать закон, как и положено в правовом государстве. А у нас что? Какой закон они защищают? Я, как человек с юридическим образованием, считаю, что по этим действиям нужно обращаться в суд и что оперуполномоченный со старшим следователем должны понести наказание. Должны ответить и те, кто дал команду, ведь ни опер, ни следователь на себя такую ответственность не взяли бы. И еще хотелось бы напомнить. Когда во время 2-й чеченской войны тольяттинский ОМОН посылали в Чечню, помощь с экипировкой и продовольствием оказывал Владимир Махлай. И лечили мы их здесь после войны.
Дальше последовали вопросы.
- Елизавета Михайловна, вам кто-нибудь звонил, предупреждал, что едет следственная бригада?
Елизавета Газдиева:
- Нет, конечно. Я спросила у лиц в гражданском: «Вы что тут делаете?». Они ответили: «Проводим обыск». Я задаю им другой вопрос: «А постановление есть у вас? И что ищите?» Они показывают мне газету, где опубликован снимок десятилетней давности. На нем мы с Владимиром Махлаем открываем санаторий. В общем, они посчитали, что Владимир Николаевич присутствует у нас на юбилее. Я им говорю: «Владимира Николаевича здесь нет и быть не может. Вы прекрасно это знаете, и ваш визит мне совершенно непонятен». Рассуждать дальше они не стали, продолжив свое дело. 
- Какие ответные меры предпринимает «Тольяттиазот»?
Сергей Корушев:
- Подготовлены и уже разосланы в прокуратуру и УВД города и области письма с требованиями разъяснений по данному факту.
- А ОМОН был тольяттинский?
Сергей Корушев:
- Конечно. Вы же знаете, что из Самары не повезут. А вообще, только очень весомый руководитель может дать приказ использовать ОМОН против трудового коллектива.
- Вы связываете данный эпизод с событиями 2005 года?
Сергей Корушев:
- Я считаю, что это звенья одной цепи. Так же все происходило в 2005-м, примерно такой же сценарий был разыгран по «Тольяттихимбанку». И это все при том, что никогда мы не препятствовали работе органов. С завода вывезены машины документации, диски, компьютеры, винчестеры и так далее. Предоставили полную информацию о хозяйственной деятельности предприятия начиная с 2002-2003 годов. И дело сдвинулось с мертвой точки 30 сентября 2008 года, когда президиум Верховного суда признал приватизацию ТоАЗом «Трансаммиака» законной. Для тех, кто не знает, скажу, что когда «Тольяттиазот» только начинал строиться, предприятие включало в себя несколько составляющих звеньев: «Тольяттиазот» с агрегатами, «Азотреммаш» и «Трансаммиак». Эти три составляющих были единым целым согласно постановлению Совмина СССР. А потом, как бывает в России, все, что плохо лежало, начали растаскивать.
- У правоохранительных органов есть претензии к работе санатория?
Елизавета Газдиева:
- Нет, никаких.
Сергей Корушев:
- По крайней мере, мы не уведомлены об этом. У нас не было ни пожаров, ни хищений, ни бандитизма, ни наркомании. Вы же знаете, что это одно из лучших учреждений здравоохранения, причем не только в нашем регионе. Визит ОМОНа - это не претензии к санаторию, это акция устрашения, связанная с событиями 2005 года.
- Санаторий работает в прежнем режиме?
Елизавета Газдиева:
- Да, отдыхающие приезжают, правда, не так много, как хотелось бы.
Сергей Корушев:
- Много приходится заниматься разъяснительной работой среди заводчан и других горожан. Приходится говорить людям, что у нас безопасно, что все это глупость, нелепость, факт, который за пределами разумного.
- После происшествия в «Надежде» не проигнорирует ли «Тольяттиазот» выборы в городскую думу?
Сергей Корушев:
- «Тольяттиазот» определил свою позицию по выборам. Мы нацеливаем коллектив завода на активное участие в голосовании. Мы не хотим завалить или осложнить выборы. Прекрасно понимаем, что город должен иметь свою думу. Единственное, что хотелось бы отметить, на встречах с кандидатами мы обязательно будем говорить о наших проблемах. К примеру, на прошлой неделе в мэрии состоялась встреча с заместителем губернатора Хасаевым. Я озвучил ему ситуацию, произошедшую 28 января на территории санатория «Надежда», и попросил разобраться. У меня один вопрос: кто дал право использовать ОМОН? Жду ответа.
Председатель профкома «Тольяттиазота» Ольга Севостьянова:
- Делаем все возможное, чтобы люди пошли на выборы. Уговариваем, убеждаем. Но знаете, когда случаются такие ситуации, напрашивается вопрос: а кто же у нас болеет за страну, за город, если власти допускают подобные ситуации? Вместо того чтобы поддержать, нас тыкают, пинают.
- Раньше говорили, что за рейдерскими атаками на «Тольяттиазот» стоял Вексельберг. Сейчас он продал свою часть акций ТоАЗа «Уралхиму». Кому теперь выгодны подобные визиты ОМОНа? Новым акционерам?
Сергей Корушев:
- Мы пока с «Уралхимом» никаких контактов, ни теплых, ни холодных, не имеем. Никаких обещаний, требований. Поэтому я не имею права утверждать, что за визитом ОМОНа в «Надежду» стоит «Уралхим», но я говорил и говорю: все это звенья одной цепи. На протяжении трех лет я проводил много встреч и всем задавал один вопрос: когда будет закон по борьбе с рейдерами? Мне обещали, что вот-вот, но до сегодняшнего дня такого закона нет. Никогда не будет нарушен закон, которого нет. Кому выгодны визиты к нам ОМОНа? Может быть, тем, кто этот закон не пишет? А может, быть эти люди защищают интересы других слоев? Да, «Тольяттиазот» является примером мужества и стойкости, но он не одинок. Таких предприятий ведь очень много. Это болезнь. Все это видят, понимают, но закона нет.  
Журналисты получили ответы на интересующие их вопросы, однако встреча на этом не закончилась. Сергей Корушев попросил выступить слесаря Василия Демкина, который рассказал о том, как 28 января лицом к лицу встретился с автоматчиками:
- Это была моя смена. Примерно в восемь часов вечера я пошел проверить работу котельной. В столовой я увидел вооруженных людей в камуфляжной форме. Я растерялся. Ко мне подошел боец, взял меня бесцеремонно за локоть и поставил к стене, где уже стояли два грузчика. Я попытался объяснить, что мне нужно в котельную, все-таки там газ, давление. Меня, естественно, не послушали, и минут двадцать я там стоял. Вид у товарищей, конечно, был угрожающий. Автоматы они держали наготове, и я боялся, что если будет какой-нибудь хлопок или щелчок, то они начнут стрельбу. Вдруг один из них начал в окно целиться. Наверное, почудилось ему что-то.
Начальник управления безопасности «Тольяттиазота» Юрий Буданов также не мог не высказать свое отношение к визиту непрошеных гостей.
 - В постановлении о производстве обыска есть интересная деталь, - сказал он. - Сейчас я прочитаю: «В следственный комитет при МВД России поступила информация, что в принадлежащем «Тольяттиазоту» санатории «Надежда» будет проводиться торжественное мероприятие, посвященное 20-летию санатория». Вы понимаете, насколько спешно все это готовилось. Задал я старшему следователю с оперуполномоченным такой вопрос: «По чьему указанию вы здесь?». Они ответили, что по указанию руководства МВД России.
Чтобы журналисты лучше поняли, что испытали работники и гости санатория в тот день, Юрий Буданов рассказал, как выглядели бойцы ОМОНа:
- Комбинезоны светло-зеленого цвета у всех новые, без знаков различия. Черные ботинки с высоким берцем. Темные шлемы сферические по образцу внутренних войск. Черные лицевые маски с большими круглыми прорезями для глаз. Бронежилеты укороченные черного цвета. Автомат АКМ-74. Пистолет Макарова в открытой кобуре. А теперь представьте, что испытал человек с больным сердцем, приехавший к нам на лечение, когда увидел все это на лестнице…
Поддержать коллектив «Тольяттиазота» приехал председатель областного профсоюза химиков Анатолий Малофеев:
- Наша организация, объединяющая свыше 25 тысяч человек, всегда поддерживала и поддерживает коллектив «Тольяттиазота». Символично, что в прошлом году в этом же зале состоялось выездное заседание президиума Росхимпрофсоюза. К нам приехали гости из 15 регионов страны: Перми, Санкт-Петербурга, Волгограда, Ярославля, Тулы и многих других. Главный вопрос: поддержка коллектива «Тольяттиазота» в борьбе с рейдерами. Были приняты обращения к президенту России и депутатам Госдумы с просьбой ускорить принятие закона против рейдеров. По предварительным данным, такой закон прошел первое чтение. Сразу же после вторжения 28 января состоялся внеочередной президиум самарского обкома Росхимпрофсоюза. Было принято обращение к губернатору, депутатам губернской думы и прокурору области, в котором мы выразили глубокую озабоченность ситуацией, складывающейся вокруг «Тольяттиазота». Мы считаем, что в условиях экономического кризиса, спада производства, главная задача государства заключается в обеспечении законности и порядка, а также в создании условий для стабилизации экономики. К сожалению, действия отдельных ведомств дестабилизируют обстановку на местах. Примером этого является непрекращающееся давление на «Тольяттиазот», включенный в государственный перечень системообразующих предприятий, со стороны недобросовестных конкурентов и силовых структур. События 28 января взбудоражили не только многотысячный коллектив предприятия, но и всех жителей Тольятти. Мы считаем, что сейчас, когда социальная обстановка и без того напряжена, проведение подобных акций еще больше дестабилизирует ситуацию и выступаем против силовых методов воздействия на трудовой коллектив «Тольяттиазота».
В заключение встречи слово вновь взял Сергей Корушев:
- У милиции, что существует проблема занятости? В городе убийство за убийством, одно нераскрытое преступление за другим. По криминалу обстановка серьезнейшая. Что, заняться нечем? Работы нет? Труп за трупом. Уважаемые милиционеры, ведь это же честь ваша. Займитесь делом. Сколько можно топтать честь и достоинство? Почему мы даем возможность так безалаберно относиться к закону? Почему эти законы не защищают трудового человека? К врачу с автоматом в руках… Я хочу сказать всем присутствующим здесь: не дай Бог, чтобы к вам в дом вот так же бесцеремонно зашел тот, кто вас обязан охранять, и растоптал на глазах близких ваши достоинство и честь.
Илья ПРОСЕКИН

Просмотров : 2337
 
Погода в Тольятти
Сегодня
вечер 10...12, ветер 6 м/с
ночь 9...11, ветер 6 м/с
Завтра
утро 12...14, ветер 6 м/с
день 13...15, ветер 6 м/с