Общество
(16+) Юрий Воробьевский: Не пускайте в свой дом «янычаров» от ЮЮ
Одним из гостей города на выставке «Свет веры православной» стал писатель и журналист Юрий Воробьевский.  Более десяти лет он работал в Телеграфном агентстве Советского Союза, а с 1991-го – на Первом канале телевидения. Возглавлял творческое объединение журналистских расследований «Черный ящик», которое выпускало одноименную передачу. В 1993-м на экраны вышел сериал «Тайны века», посвященный оккультной подоплеке фашизма, деятельности масонских лож Европы. Документальной основой сериала стали уникальные находки автора в Особом архиве КГБ СССР. Воробьевский стоял у истоков создания журнала «Русский Дом». С 1997-го – заместитель главного редактора журнала и шеф-редактор тематических программ телекомпании «Москва».  Он же – автор многих книг о русской истории и православии, по которым впоследствии им сняты документальные фильмы.  На выставке были показаны его фильмы «Афонские кельи» и «Незримые старцы» и представлена книга «Иудиада», значительная часть которой посвящена ювенальной юстиции, тема которой не раз поднималась в «Вольном городе».
– Юрий Юрьевич, откуда такое название книги?
– В целом же книга посвящена теме измены и верности в человеческой истории. Проталкивание ювенальную юстицию в нашей стране можно рассматривать как раз как попытку навязать  измену традиционным семейным ценностям. Многие, увы, не хотят поверить в серьезность проблемы и даже отмахиваются от нее. У нас уже много что отнято, и сейчас хотят отнять уже последнее и самое дорогое – наших детей. К сожалению, человек, в том числе и православный, привык к некоему душевному комфорту, он не желает беспокоиться, расстраиваться. Однажды в Санкт-Петербурге на подобной выставке один энтузиаст прошелся по рядам с опросом. Из сорока человек лишь двое знали о сути ювенальной юстиции, остальные даже слушать ни о чем не хотели. А ведь дело было в огромном культурном городе, что тогда говорить о глубинке.
Не желали люди верить в то, что из-за шлепка, которым родитель хотел вразумить расшалившегося ребенка, у него могут отнять его дитя. Нас почему-то не пугает то, что в Западной Европе, где ЮЮ давно введена, у родителей изымаются десятки тысяч детей. В книгах своих я раскрываю малоизвестные аспекты этой темы, в частности, сравниваю нынешнюю систему отъема детей с той, что была у янычаров и ужасала веками всю Европу. В славянских странах, захваченных Османской империей, существовал налог кровью. То есть эмиссары империи забирали детей из лучших христианских семей. Ну, к примеру, не годился сын старосты – мол, вороватым будет. Отбраковывали низкорослых – не будет хорошим воином. Слишком красивые были не нужны – не будут пугать врагов. Словом, шел определенный генетический отбор.
Тут можно провести параллель с современностью. Отбирают ребят в многодетных, пусть со скромным достатком, но вполне благополучных семьях по какому-нибудь надуманному поводу. Получается, ввергнув наш трудолюбивый и талантливый народ в пучину нищеты, сильные мира сего нам же это ставят в вину.
– Насколько мне известно, нашей общественности и правозащитникам удалось пока приостановить введение ЮЮ...
– Пока ЮЮ существует на уровне пилотного проекта, но он захватывает всю страну. Мне приходилось не раз сталкиваться с людьми, которые попросту не знают, что они имеют полное право не открывать дверь своей квартиры какому-нибудь омбудсмену, пусть даже явившемуся с полицией для того, чтобы проверить, как живет семья. Если нет на то документа за подписью прокурора, никто не вправе переступить порог дома.
По старой памяти мы привыкли считать, что государство о нас заботится, хотя этого давно нет в помине. Увы, современное государство стало враждебным по отношению к простому человеку институтом. Так что надо пользоваться теми правами, которые мы пока еще имеем: не пускать никого в свой дом. А наши добрые, простые люди могут разрешить таким визитерам осмотреть свою кухню, заглянуть в холодильник. В органах опеки есть списки многодетных семей, вот и начинается такой социальный патронат. В холодильнике, допустим, вареные макароны, сосиски, кефир. А если, не дай Бог, дети еще скажут, что нечасто едят фрукты, то вот уже и готовый повод, чтобы изъять ребят из семьи. Могут в протоколе написать, что питание слишком однообразно, а это по правилам эксперимента под названием «ЮЮ» приравнивается к жестокому обращению с ребенком. Вот вам и готовый повод для изъятия детей.
Знаю много случаев, когда малышей забирают из достойных многодетных, как правило, славянских семей. Ни разу не слышал, чтобы ребенка забрали из многодетной, к примеру, чеченской семьи. Никто туда просто не сунется. А ведь, казалось бы, в детдомах и так достаточно брошенных родителями ребят и надо заниматься устройством их жизни…
Кстати, у янычаров ребенка также помещали в приемную семью, где его адаптировали к своей культуре, он принимал ислам и впоследствии становился янычаром, который воевал против своего народа и веры предков. Формально ребенок становился членом приемной семьи, но в бой-то посылали именно его, ибо кровных детей отдавать было жалко.
– Ну, а сейчас кто и что за этим стоит?
– Сейчас насаждается искаженное представление о семье. Во многих странах Европы пытаются узаконить однополые браки. В Нидерландах они уже узаконены. Так вот на таких изъятых из семей детей гомосексуалисты буквально в очередь выстраиваются. Есть и другой вариант. Отнятых у родителей из-за однообразного питания малышей, подростков устраивают в детские учреждения. А там, как известно, питание тоже не самое разнообразное. В итоге – цинизм и полный обман. Дети попадают в такую враждебную среду, которая их калечит. Ребенок из нормальной семьи в такой атмосфере перерождается и превращается, образно говоря, в янычара.
Много примеров, когда именно в сиротских учреждениях вырастают люди с криминальными наклонностями, получаются как раз такими же врагами для своего народа. Известный автор книги о детских домах «Соленое детство» Александр Гезалов – воспитанник сиротского учреждения. Сейчас ему сорок лет, и он рассказывает, что из его детдомовского выпуска один остался в живых к настоящему моменту. Мальчики погибли в криминальных разборках, девочки пошли на панель, где тоже долго не живут. Ребенок, изъятый из нормальной семьи и помещенный в бездушную государственную систему, – отложенная жертва.
– Что же за этим стоит и кому выгодно?
– Я называю это дьявольской системой. И это не просто образное выражение. На слуху такие известные примеры, как наша актриса Наталья Захарова, у которой отобрали дочь во Франции. Или еврейская семья Пастернаков, у которых изъяли детей в Голландии, так как наивный ребенок нажаловался в службу опеки, что родители ему что-то не купили. Активные, образованные родители доходили со своими просьбами и жалобами до президентов великих держав. Захарова обращалась в свое время к Жаку Шираку, Пастернаки – к королеве Голландии, влиятельным еврейским организациям. Правители говорили, что сочувствуют родительскому горю, но ничем помочь не могут. Королева сказала, что ЮЮ – это машина, и ее невозможно остановить. В итоге выяснилось, что система ЮЮ «наднациональна» и не подчиняется никакому отдельно взятому государству. Центр ее находится в Страсбурге.
Мы видим, что даже сильные мира сего ничего не могут сделать против решения какого-нибудь провинциального французского судьи. Замечено, что на подобные должности часто назначаются одинокие и, возможно, озлобленные дамы, не имеющие собственных детей, семьи. Они как бы мстят более счастливым родителям. Создается впечатление, что все вершится уже на каком-то нечеловеческом, мистическом уровне, где действуют силы зла.
Когда представители ЮЮ ссылаются на права ребенка – это полный обман. В итоге это все приводит к уничтожению семьи и сокращению населения, что является давней мечтой тех, кого мы называем мировой закулисой. За рубежом женщины даже говорят, что не хотят иметь детей, так как их все равно отберут. В своих книгах я раскрываю как раз эту малоизвестную сторону, а ведь именно в тайнах этой закулисы  и кроются причины мировых войн. Свой подход я называю православной конспирологией, которая раскрывает те скрываемые от большинства людей процессы, которые происходят в мире.
– Что же удалось за последнее время сделать для того, чтобы приостановить опасный для людей проект?
– В своей книге «Иудиада» я рассказываю о том, как наш народ радовался тому, что закон о ЮЮ зарубили. Провалился он и на Украине. В начале 2011 года вопрос о ЮЮ был вынесен на повестку дня, и все боялись, что бывший тогда президентом Дмитрий Медведев подпишет этот закон, минуя Госдуму. Но были устроена крестные ходы вокруг Кремля, и совершенно неожиданно для участников госсовета президент вышел и сказал, что тема снята с повестки и будет обсуждаться совсем другой вопрос.
Лукавство состоит в том, что закон может быть видоизменен, распылен на фрагменты, но попытки протолкнуть его все равно будут. Под так называемой «гендерной политикой» кроются не только вопиющие случаи узаконивания однополых браков, но и изменение ролевых функций мужчины и женщины. Еще в советское время был создан образ женщины, которая выполняет роль мужчины. Например, работает на тракторе. Отголоски этой политики в наше время мы видим, когда женщина «пашет», а ее супруг лежит пьяный на диване. Такой женщине невозможно рожать детей, ей надо содержать семью, зарабатывать. К тому толкает и вся наша экономическая политика, когда, например, минимальная зарплата ниже прожиточного минимума. Женщина вынуждена выживать, а не выполнять свое природное предназначение. В то же время наше богатейшее государство может дать гражданам не меньше, чем какой-нибудь Кувейт, где каждый гражданин получает дивиденды от природных ресурсов. Но природные недра в России узурпированы небольшой кучкой людей, ввергших страну в пучину нищеты. И потом нам же это ставится в упрек.

Марина КРУГЛОВА
Просмотров : 2140
 
Погода в Тольятти
Сегодня
ночь 1...3, ветер 4 м/с
утро 4...6, ветер 4 м/с
Завтра
день 5...7, ветер 7 м/с
вечер 1...3, ветер 4 м/с