Общество
(16+) Аномалии нехлебного лета
Снова лето в Поволжье было засушливым.  Пятый год подряд. Но удивительное дело: засуха нынешнего года поразила Среднее Поволжье и Южный Урал крайне неравномерно. В пределах одной области и даже сельского района дожди выпадали так, что у одних фермеров и колхозов вызрел невиданный урожай – 55-60 центнеров озимой пшеницы с гектара, а в 40-50 км от такой благодати от безводья засохли даже многолетние сорняки: расторопша, репейники, осот.
Наглядный пример тому – небывалый урожай в селах Кошкинского района и жестокая засуха на полях у Нового Буяна, Старой и Новой Бинарадок, Пискалов, где со 2 мая до 2 августа практически не было дождей. При этом в Тольятти и окрестностях дожди шли почти регулярно.
В «бермудском треугольнике»: Пискалы – Новая Бинарадка – Новый Буян тоже несколько раз за 90 летних жарких дней что-то с небес капало. Где-то по 1-3 мм осадков в ненастные дни. Но что же это за дождь, когда до земли доходят жалкие миллиметры осадков? Да, по существу – чистый ноль: утром покапало, а к обеду сухо, до корней растений не дошло ничего.
На пчельнике у меня всегда стоит на открытом месте пустое ведро, так оно до августовских дождей так и простояло сухим. Так что же выросло и созрело на полях, огородах, лесах и лугах в таких условиях?

Поля и нивы

Осень 2012 года была дождливой, влаги в почве находилось предостаточно, озимые хлеба ушли под поздний снег в превосходном состоянии. Они выдержали сильные морозы – до 25-30 градусов. Неукрытые в декабре снегом, бурно тронулись в рост весной. Стебли ржи вымахали на 2 метра в высоту, озимая пшеница – до 1,5 метра, колос – 10-15 см. Такое чудо в наших краях можно увидеть один раз в 25-30 лет.
Колышущиеся по ветру темно-зеленые нивы ржи и пшеницы радовали глаза работников полей и ждали… дождей, но не дождались. Жара высушила стебли, покрасила зеленые поля в желтый цвет всего за 5-6 дней. Урожай озимых на востоке Ставропольского района – 10-15 центнеров с гектара, ржи и пшеницы качество низкое, зерно щуплое, считай, что одни отруби при размоле, но сухое и чистое.  
А что произошло с яровыми культурами, которые сеют только весной: овес, ячмень, гречиха и подсолнечник? Все эти культуры и кормовые травы попали под молот 90-дневной засухи. Растения боролись за жизнь из последних сил. Овес вырос высотой в 25-30 см, под косу жатки комбайна попали только метелки растений, об урожае и говорить нечего – 2-3 центнера с гектара щуплого зерна собрали. Фермеры гадают теперь: можно ли использовать на семена эту шелуху будущей весной?
Ячмень – основное сырье для пива. Что с ним? Вырос он высотой в 15-20 см, колос из них – 5-7 см, а то и 10 см, зерно мелкое. Пробовали фермеры «Дубравушки» убрать ячмень прямым комбайнированием, но не тут-то было. Кое-как намолотили один бункер – 1,7 тонны. Угробили при этом две косы жатки комбайна. Зерно идет пополам с землей, жатка ползет по поверхности, загребая комки и дробя их в молотилке. Почесали фермеры затылки и пришли к выводу: убирать ячмень не стоит, собранное зерно не окупит затраты при дороговизне запчастей и топлива, пожалели комбайн. Даже семян не собрали.
Гречиха. Посеяли ее вовремя, во второй половине мая – она боится весенних заморозков. Взошла дружно, но тут грянула засуха – безводье, вытянулись стебельки на 15-20 см в высоту и застыли… на два месяца. На каждом стебельке несколько бутонов цветков без запаха и нектара. Пчелиная разведка кружила над гречишным полем впустую, а пчелы-сборщицы сидели на ульях в отличную летную погоду – нет нектара.
В начале августа прошли дожди, и гречиха повторно ринулась в рост, снова зацвела, стебли достигли нормальной высоты – 70-90 см, раскудрявились. По агросрокам-то ее косить пора, а она вовсю цветет. Цвела почти весь сентябрь, но нектар не выделяла – дожди и холод.
Фермер надеялся убрать гречиху в октябре, но погода не позволила: скосишь в валки – зерно побелеет, загниет. Обмолотить прямым комбайнированием, а куда девать влажное зерно? Оно загниет в ворохах под крышей. Круг замкнулся. Сегодня 7 ноября, все гречневое поле не убрано. Правда, его «убирают» и втаптывают в грязь кабаны, косули и даже совсем одинокий, определили по следам, еще не убитый браконьерами олень.
Ходил я с фермером по лесному оврагу, шириной в километр и глубиной в 70-100 м (искали пропавший козлиный табунок), и видел лежки лесного зверья рядом с гречневым полем «Дубравушки» и полем подсолнечника фермера Василия Евтифеева. Зверье подтянулось к кормовым угодьям вплотную.  
Это в советское время колхозы везли на элеваторы влажное зерно, где оно сдавалось пусть и со скидкой, но прослушивалось и нормально хранилось. Теперь элеваторы прибрали к рукам частники и за просушку ломят бешеные деньги, часто просушка стоит дороже рыночной стоимости самого зерна. Вот и стоит в «Дубравушке» несжатая «полоска одна» – поле гречихи в 40 га, а впереди зима и снега.
Есть еще одна поздняя, по существу, зерновая культура – подсолнечник. В этом году в «Дубравушке» подсолнечник был посеян на поле, равном прошлогоднему – примерно 100 га. Когда встал вопрос, что убирать в первую очередь: гречку или подсолнечник, то фермеры однозначно выбрали подсолнечник как более рентабельную культуру. В октябре было несколько погожих дней, подсолнечник убрали. Масло из семян нового урожая, выжатое на червячном прессе, оказалось очень вкусным и душистым. Жаль, что семян-то из-за засухи мало – около 60 тонн; головки-шляпки маленькие, зерна и ядра в них мелкие. Урожай-2013 вполовину меньше прошлогоднего, когда подсолнечника было намолочено более 100 тонн.
К полю неубранной гречки «Дубравушки» вплотную примыкает поле подсолнечника, которое тоже не убрано, а площадь большая – 50-60 гектаров. Подсолнечник можно убирать в мороз и по снегу. Да вот беда – нет ни мороза, ни снега.
Эта культура имеет одно необычное свойство – умирать стоя. Загнивают от дождей шляпки-корзинки с семенами и падают на землю, а стебли стоят до будущего лета. Чем крупнее шляпки у подсолнечника, тем больше вероятность, что он сгниет на корню в дождливую осень, что и произошло с полем Евстифеева, где зерна в каждой четвертой шляпке побелели: заплесневели, загнили.
Пищевого масла из такого сырья не получить, оно будет горьким и тухлым. Можно загнивший на корню подсолнечник переработать на техническое масло, но прежде эту полугниль тоже надо просушить. А где? Да и кому нужна теперь олифа, когда полимерных синтетических красок отличного качества полно в магазинах?

Советская власть и проливные дожди

Были ли такие погодные аномалии в прошлые годы? Да, были и остались в памяти ныне живущих людей. Засуху длиной в пять лет подряд я не помню, не было в наших краях в XX веке такого. До библейской 7-летней засухи в Древнем Египте нам осталось прожить два года. Поживем – увидим, может быть, природа побьет библейский рекорд без предсказания пророка Моисея и правления мудрого фараона. Глядя на погибающие леса в нашей лесостепной зоне, я не удивлюсь, если древнеегипетский рекорд будет побит в ближайшие 2-3 года.
Конец лета и осень, август-октябрь, были, мягко говоря, очень ненастными. В сентябре выпала квартальная норма осадков. Ноябрь поставил много новых температурных рекордов, разом были побиты «вершины» двухвековой давности. Но при любой погоде на полях надо работать, чтобы жить: пахать, сеять, убирать урожай. Пока на полях Самарской области ждут уборки тысячи гектаров подсолнечника, а кое-где и гречихи.
Как же обстояло дело с уборкой урожая в дождливые годы при советской власти, при колхозно-совхозном строе? Да точно так же: что-то убиралось, а  что-то сгнивало на корню или в валках.
1956 год, декабрь. Я приехал на день-другой в родное село Новое Аделяково Челно-Вершинского района и… задержался почти на две недели – председатель колхоза попросил поработать помощником комбайнера на уборке подсолнечника. Институт институтом, а колхозу помочь надо, я согласился. Десять дней с комбайнером Федором Толмачевым, сменяя друг друга, круг за кругом утюжили большое поле. Комбайн СК-3 сызранского завода не имел кабины. Ветер, мороз минус 20, а ты сидишь за рулем и рычажками на металлическом сиденье. Холод собачий, еле дотягиваешь один круг и бежишь греться к костру. Хорошо, что комбайн был с копнителем – материал для костра собирать не нужно: сгорит одна кучка – поджигаешь следующую.
Конец лета и осень 56-го были очень дождливыми, и убрать урожай без потерь, имея новую технику, колхоз «Малалла» («Вперед», по-русски) не смог. Всю осень по дворам развозили для просушки проросшую в валках рожь и пшеницу. Условия – сушить 6 мешков: пять мешков – в колхоз, шестой – себе. В пищу это проросшее и заплесневевшее зерно не годилось, а для самогона – в самый раз.
За прожитые годы приходилось пробовать вроде все: водку, коньяки, виски, бренди, ром, текилу и прочую дрянь сотен сортов, но в памяти остался навсегда неповторимый вкус хлебной самогонки из проросшей ржи крепостью в 25-30 градусов без запаха горелого зерна. Более полувека мне уже не доводилось выпить и рюмки такого напитка, прекрасного средства от простуды.
В ту зиму, сдав досрочно сессию, после 20 января я снова поехал на родину. И месяц работал грузчиком в колхозе, возили мы строевой лес с делянки в Татарии на тракторных санях. До делянки – 25 км. Время в пути: туда и обратно – от 7 до 8 часов. Чтобы вдвоем по слегам закатить 12-15 кубометров бревен, тоже нужно время, заканчивали погрузку в сумерках, усталые и мокрые по грудь от растаявшего снега. Если в мокрой одежде ехать 4 часа на бревнах в санях, то можно не только простудиться – просто замерзнуть насмерть при тридцатиградусном морозе.
Окончив погрузку, мы наскоро перекусывали, выпивали по стакану «противопростудного лекарства» и залезали втроем в кабину трактора ДТ-54. Ночь, впереди река Черемшан и 25 км тряского пути до дома, хорошо, если трактор не сядет в глубоком снегу на брюхо, а то снова работа – вытаскивать гусеничный трактор из снежного плена: лопаты, бревно, трасики на пальцы гусениц, и это все морозной февральской ночью.
Возвращались ближе к полуночи, чтобы отоспаться и просушить одежду. Утром разгружали сани и снова в путь. За месяц никто из нас не заболел на такой работе. Вернувшись через месяц в Куйбышев, я взвесился на товарных весах в столовой института, привес – 7 с лишком кило. Набирал вес на свежем морозном воздухе как боров: работа хорошая, калорийная пища, плюс «хлебный эликсир».
Нет, не пропало тогда зерно: колхоз сдал просушенное на русских печах проросшее зерно на элеватор, оттуда оно ушло на спиртзаводы, розданное колхозникам тоже не пропало – ушло на «лекарства от простуды».
Полвека назад в каждом сельском доме стояла русская печь, где можно было просушить не только мокрую одежду, но и пару тонн зерна за месяц. Теперь на газовых котлах сушить зерно не будешь, негде его рассыпать, а в фермерских хозяйствах сушилок нет.

Два месяца жизни… в тучах

Самое удивительное по погоде – лето 1968 года. Тогда южные районы Куйбышевской области – Больше-Глушинский, Больше-Черниговский и другие – оказались в зоне жестокой засухи, на полях сгорело все. Северные районы – Кошкинский, Челно-Вершинский, Шенталинский, Клявлинский   – буквально залили дожди. Два месяца – июль и август, люди жили в тучах.
Мокрый туман с капельками влаги буквально полз по земле неделями, видимость днем редко была больше 50 м, часто – меньше. Выйдешь на улицу – через полчаса одежда мокрая насквозь, даже если дождя нет. Люди спасались от этой всепроникающей сырости в домах, ежедневно топя печи. Урожай на полях в этих районах почти полностью сгнил, хотя проливных дождей, что лили в 2013 году на Амуре, тогда в наших краях не было.
Ставропольский, Сызранский, Красноярский, Кинель-Черкасский районы оказались между засухой и потопом, где и вызрел небывалый урожай, который удалось благополучно убрать. В нашем районе в тот год собрали на круг больше 40 центнеров зерна. С гектара.
По итогам того года сразу несколько человек получили звание Героя соцтруда. Одного из них, председателя колхоза Жданова (колхоз «Победа» в Мусорке), я знал лично – достойный был человек. Мешок орденов и медалей был роздан в тот год механизаторам и руководителям среднего звена Ставропольского района.
Лично я в то лето 10 дней провел в тумане-тучах в селе Полянки-Редут. Приехал на мотоцикле, но вынужден был оставить его у родственников и выбираться по непролазной грязи пешком. Давно нет Полянок, одиноко возвышаются на восточном берегу речки Тарханки зеленые валы старой крепости-редута. Люди покинули это прекрасное место, а ведь жили тут 400 лет.

Евгений ГЕРАСИМОВ,
пасечник, ветеран ВАЗа,
специально для «Вольного города»

Окончание следует
Просмотров : 1722
 
Погода в Тольятти
Сегодня
день -6...-8, ветер 4 м/с
вечер -8...-10, ветер 3 м/с
Завтра
ночь -8...-10, ветер 2 м/с
утро -8...-10, ветер 2 м/с