(16+) На почте поборы и мертвые души?
Скандалы
(16+) На почте поборы и мертвые души?
В редакцию «Вольного города» с официальным письмом пришли сотрудники отделения почтовой связи № 28 (улица Революционная, 58). Они попросили придать гласности случившееся, потому что на них оказывается давление, и с каждым днем это давление усиливается.
Еще операторы почтовой связи сообщили, что направили заявления прокурору города и начальнику отдела полиции № 21 с просьбой возбудить уголовное дело в отношении начальника ОПС-28 и ее заместителя. Сотрудники полиции уже начали проверку.
Редакция публикует письмо с некоторыми сокращениями, чтобы не мешать работе оперативников.

Мы работаем около двух лет в отделении связи № 28 операторами I класса. Работаем добросовестно, взысканий не имеем.
В сентябре заместитель начальника отделения Надежда Осипова потребовала с нас обеих, а также с Елены Елчевой по 3 тысячи рублей. Она заявила, что якобы эти деньги нам излишне начислены, их нужно кому-то передать. Подчеркнула, что деньги должны передать ей четверо наших сотрудников, так как четверым закрыли лишнюю зарплату. Кто-то деньги уже передал, так как мы видели, что у Осиповой лежали три купюры по тысяче рублей.
Когда мы посмотрели свои расчетки, то увидели, что никаких лишних денег не начислено. Поэтому отказались передавать Осиповой деньги и предупредили, что лишнего нам не надо, будем получать свое честно заработанное, которое отдавать никому не намерены.
Осипова не возражала. Однако 11 октября она заявила в своем служебном кабинете, что каждая из нас обязана ей отдать по 3 тысячи рублей, что якобы это излишне начисленные деньги. Мы спросили:
– А кому эти деньги предназначаются?
Осипова ответила, что эти деньги нужно доплатить Екатерине Немцевой, потому что ее высокую зарплату «не пропускает» бухгалтерия в Самаре. А мы хорошо знали, что Немцева весь сентябрь работала в обычном режиме, без переработок, и никакой необходимости начислять на нас часть ее зарплаты не было.
Когда на следующий день пришли расчетки, Осипова снова вызвала нас к себе в кабинет и потребовала с каждой по 3146 рублей. Поскольку все это преподносилось как решение служебного вопроса, мы попросили сделать отметки об удержании на наших расчетках. Осипова своей рукой на каждой расчетке написала, что каждая из нас отдала ей по 3146 рублей, заявив, что на эти деньги… нужно закупить канцтовары для нужд почтового отделения.
Фактически за весь период времени (1 год 8 месяцев) работы в этом почтовом отделении нам, 11 сотрудникам, были выданы всего 24 дешевые шариковые ручки. Больше никаких канцелярских товаров мы вовсе не получали (кроме бумаги, которая привозилась с городского почтамта). Куда девались деньги, предназначенные для покупки канцтоваров, нам не известно.
Мы вынуждены были передать ей по 3146 рублей. В ответ на наше возмущение она стала угрожать тем, что устроит нам «райскую жизнь» вплоть до отстранения от прямых функциональных обязанностей. Потом заявила, что «с ней надо дружить». Это все происходило уже 12 октября, то есть в субботу.
А накануне на второй этаж в операционный зал лично поднималась начальник отделения Татьяна Агеева и заявила, что с нас заработную плату никто не собирается брать, что нам просто излишне начислили деньги. Значит, Агеева была в курсе действий Осиповой, а последняя действовала по согласованию с начальницей. Тогда же Агеева сообщила, что лично разговаривала с начальником городского почтамта Татьяной Быковой, и последняя ей пообещала, что в случае конфликтной ситуации она без проблем для почтового отделения № 28 найдет операторов, то есть замену нам. Мы поняли, что нас предупредили: если не выполним требования руководителей отделения о передаче денег, то нас уволят.
Утром 14 октября Стелла Жмурова спустилась в операционный зал на первый этаж по служебным вопросам. Ее остановила Агеева и сказала, что хочет… вернуть деньги (которые ранее забрала у нас Осипова). Стелла отказалась, и на вопрос Агеевой «чем вы можете доказать, что передали деньги Осиповой?», прямо ответила, что последняя лично расписалась в получении денег на наших расчетках.
Когда мы остались вдвоем в операционном зале на втором этаже, то к нам поднялась Агеева и пыталась лично вернуть нам деньги, которые ранее мы вынуждены были отдать Осиповой. Агеева выглядела очень испуганной. Этот разговор с ней мы записали на диктофон. Деньги Агеева оставила на столе и ушла, предупредив нас о том, что с ее стороны будут сильные представители. При этом бросила угрозу, что только нам двоим в дальнейшем такие «большие» деньги начисляться не будут. Деньги Агеева положила на стол, и они с ее отпечатками пальцев лежат у нас. Мы поняли, что под воздействием психологического прессинга Осиповой нас сделают безработными.
Примерно в полдень в наш ОПС № 28 приехала лично начальник почтамта Татьяна Быкова. Она в кабинете начальника отделения Агеевой, за закрытыми дверями, совещалась с последней и Осиповой не менее часа. Затем Осипова, окрыленная, ушла домой, заявив сотрудникам:
– Хотят войны – будет война.
Настроение у нее было очень агрессивное. Значит, она получила поддержку Быковой. В этот день у Осиповой официально был выходной, но она приходила на работу.
15 октября муж Сергей Матниязов хотел переговорить с Агеевой, чтобы урегулировать конфликт с Осиповой, так как давно знает Агееву. Последняя около 14 часов пригласила его в свой служебный кабинет и вызвала из дома Осипову (та была на выходном, но проживает в соседнем доме).
В ходе разговора Агеева заявила Сергею Матниязову, что Осипову она не может уволить за совершенное и вызвала Надежду Анатольевну по телефону из дома. Предложила всем троим уволиться по собственному желанию. Мы отказались.
Вечером с нами долго разговаривала Агеева (разговор записан на диктофон). Татьяна Васильевна предлагала не поднимать шума и оставить все без изменений.
А 16 октября Агеева вовсе не вышла на работу. Утром пришла на работу Осипова (в свой выходной) и потребовала от нас по телефону, чтобы мы обе спустились к ней в кабинет начальника.
Мы пришли в кабинет. Разговора не получилось, так как она грубо разговаривала, провоцировала нас, мы вышли из кабинета и вернулись на рабочие места. На столе у нее мы видели включенный телефон.
Кроме того, в ОПС № 28 числится в штате более года неизвестная сотрудникам Лилия Сидоренко. Значит на эту «мертвую душу» начислялась зарплата, и кто-то ее реально присваивал, а работу выполняла фактически вся бригада.
При этом у нас очень странная оплата труда членов бригады. Когда работники бригады увольняются или уходят на больничный, то объем работы, естественно, увеличивается, а вот зарплата фактически уменьшается, и это никто объяснить не может.

Стелла ЖМУРОВА,
Наталья МАТНИЯЗОВА
,
операторы почтовой связи  

От редакции. Хотелось бы узнать, что думает руководство почтамта города по поводу скандала в ОПС-28.                   
Просмотров : 2101
 
Погода в Тольятти
Сегодня
ночь 15...17, ветер 3 м/с
утро 19...21, ветер 4 м/с
Завтра
день 19...21, ветер 4 м/с
вечер 16...18, ветер 2 м/с