Общество
(16+) Как мы покупали квартиру
С появлением ребенка в семье неожиданно встал квартирный вопрос. Небольшая двухкомнатная хрущевка, ранее казавшаяся образцом уюта и чистоты, быстро превратилась в подобие детского мира: третью часть спальни заняла кроватка, повсюду лежали игрушки, а в узком коридоре разместилась коляска, перешагивая через которую гости шутливо бурчали что-то вроде «понаставили тут».
В очередной раз утрамбовывая наши с мужем вещи в одном ящике, чтобы освободить другой для детских, я поняла, что дальше – больше. Дочь подрастет, ей понадобится своя комната, так что нам придется переехать в зал, что особо положение не спасет, ведь они смежные, то есть личное пространство будет у каждого с большой натяжкой. К тому же супруг, без памяти любящий дочку, уже ненавязчиво намекал, что через несколько лет хотел бы стать отцом во второй раз.  И, наконец, вещи, которые стали ребенку малы, мы отправляем к бабушкам за неимением места для хранения.
Вечером изложила свои соображения мужу. Очевидно, он тоже об этом думал, потому что молча кивнул, и отправился просматривать сайты с городской недвижимостью. Спустя несколько дней стало ясно, что если мы продадим квартиру, добавим все накопления и крепко затянем пояса, то сможем осилить «трешку», правда, без хорошего ремонта. Повздыхав о нашей квартире, в ремонт которой вкладывали средства в течение нескольких лет, пришли к выводу, что количество комнат важнее, поэтому решили продавать жилплощадь.

20 тысяч за сделку


 Поскольку опыта продажи квартиры ни у меня, ни у мужа доселе не имелось, мы решили воспользоваться услугами риэлтора. Это оказалось проще простого, поскольку риэлторов нынче, как бы поделикатнее выразиться, хоть отбавляй. Позвонив знакомому, который год назад продал недвижимость, муж попросил посоветовать специалиста и уже через десять минут набирал номер.
– Приезжайте сегодня, – мигом вцепилась в потенциального клиента продавец квартир.
Муж, сославшись на занятость, договорился на другой день. Приехав в агентство и объяснив ситуацию, услышал весьма оптимистичный прогноз, мол, нашу «двушку», расположенную недалеко от центра Старого города, должны оторвать в кратчайшие сроки. Под конец риэлтор сообщила прейскурант:
– Одна сделка – 20 тысяч рублей, то есть продажа и покупка квартиры под моим руководством в общей сложности будут стоить 40 тысяч.
Муж крякнул, но согласился, поскольку заранее выяснил, что цена работы продавцов примерно одинакова. Сделав несколько снимков квартиры, риэлтор поместила их на сайт по продаже недвижимости, и мы стали ждать потока покупателей.
Увы, оптимистичный прогноз не оправдался. Несмотря на ремонт, очереди за нашей квартирой не образовалось. Пару раз в неделю приходили семьи, топтались на пороге, просили посмотреть санузел и кухню, бегло осматривали комнаты и уходили, обещав подумать. Кое-кто пытался торговаться, но мы стояли насмерть: у самих средств на покупку едва хватало.
– Сейчас лето, затишье, – не сдавалась риэлтор, – подождите немного, народ к осени обычно оживает, может, деньги подкапливает.
В правдивости последних слов я стала сильно сомневаться, едва количество потенциальных покупателей перевалило за десять. Дело в том, что абсолютно все собирались брать жилплощадь в ипотеку, то есть особых накоплений у людей не имелось, да и не особых тоже. На этом фоне мы с мужем, покупая квартиру за наличный расчет, казались чуть ли не миллионерами, но об этом чуть позже.
Запомнилась мне молодая пара, которая пришла смотреть квартиру вместе с мамой супруги. Разговорились, выяснилось, что живут вшестером в однокомнатной хрущевке, в том числе маленький ребенок. Желание жить самостоятельно подвигло молодых взять ипотеку в два миллиона рублей, которые они собирались выплачивать следующие 25 лет.
– К пенсии как раз рассчитаемся, – вздохнула 30-летняя Ирина.
Наткнулись мы и на так называемых перекупщиков – фирмы, которые перекупают квартиры, чтобы потом дороже продать. Приехавший риэлтор, едва переступив порог, бросилась в атаку, стремясь снизить цену.
– Что это за полы такие? Когда стелили? – изображая недоумение, спросила она.
– Линолеум перестилали в позапрошлом году, – спокойно ответила я.
– А потолок когда белили? И стены вроде неровные, – проведя ладонью по обоям, заявила женщина.
– Тогда же потолки белили и стены выравнивали. Банки из-под материалов на балконе  лежат, показать? – отбила выпад я.
– Не надо, – нехотя сказала риэлтор. ¬ – Балкон! Он обычный, застеклен не по евростандарту. Это минус 50 тысяч от стоимости.
– Давайте уж сразу 100, – съехидничала я. – А если серьезно, то мы не договоримся, всего хорошего.
Покупатель нашелся через три месяца. Оглядев квартиру, женщина сразу сказала, что готова ее купить. Средства нашла, продав «однушку» и добавив материнский капитал, который ей полагался за недавно появившегося малыша.

Торцевые и исковые

Покупать квартиру оказалось куда более сложным и нервным делом, чем продавать. Откровенно говоря, рассчитывали, имея деньги на руках, выбрать то, что нам понравится в кратчайший срок, но на деле все оказалось по-другому. Чтобы не тратить силы зря, мы с мужем заранее составили список требований к покупаемой квартире, включая расположение, этаж, наличие садика, школы и транспортной развязки, где проезжают на работу его и мой рейсовые автобусы. В итоге круг сузился до двух микрорайонов Старого города. Риэлтор тут же скинула нам список продаваемых там квартир, обрадованные, что есть выбор, мы с энтузиазмом принялись за поиски.
Очень скоро стало ясно, что найти нужную жилплощадь непросто по нескольким причинам. Во-первых, неприятно удивило большое количество продаваемых торцевых квартир. Риэлтор объяснила, что их, как правило, берут во вторую очередь и цена на них на 3-5% ниже остальных.
– Торцевая квартира – лотерея, – объясняла она. – Можно попасть в хорошую, теплую, но тогда лучше покупать ее зимой, чтобы самим оценить дома температуру. В противном случае остаток жизни будете бороться с холодом от внешней стены, бесконечно ее утепляя. Как правило, такие квартиры покупают в том случае, если очень понравилось место или по какой-то причине нужен этот район.
После того, как мы в очередной раз, придя смотреть квартиру, попали в крайний подъезд, я поняла свою ошибку и далее, обзванивая хозяев, первым делом спрашивала про торцевую квартиру, поскольку в списке это предусмотрительно никто не указывал.
– Торцевая, – крайне неохотно отвечали на том конце провода.
По мере частоты такого ответа беспокойство мое усиливалось. Ясно же, что столь внушительное количество продавцов, желающих избавиться от квартир с внешней стеной, ничего хорошего не сулило.
Вторым неприятным моментом стало то, что некоторые продаваемые квартиры были куплены либо в кредит, с которым хозяин не мог рассчитаться (сделать это предлагалось покупателю в счет стоимости), либо на метры были заявлены исковые требования. Последних, по мнению нашего риэлтора, надо бояться, как огня, поскольку покупаешь кота в мешке. Но особенно запомнился мне молодой человек, решивший продать долю в четырехкомнатной квартире. За три комнаты площадью почти 75 квадратов (к слову, в стандартной «трешке» их 68) парень просил сравнительно невысокую цену.
– А чья четвертая комната? – недоуменно спросил муж, оглядывая помещение.
– Родственника моего, – выпалил парень. – Он на зоне сейчас сидит, выйдет только через 12 лет, это же очень долго, правда?
Мы переглянулись. Спору нет, 12 лет – приличный срок, только в наши планы не входило превращать квартиру в коммуналку, да еще с таким, мягко говоря, сомнительным соседством.
Вообще, узнав, что мы платим наличными (то есть не «ипотечники» или «кредитованные»), хозяева расплывались в самых сладких улыбках, поскольку такие сделки оформляются проще и быстрее, к тому же многим, как выяснилось, требовались именно наличные деньги.
– Косметический ремонт делали недавно, соседи отличные, тараканов нет, – бодро рапортовали почти все, показывая свои хоромы.
Последняя фраза частенько вызывала у нас улыбку, поскольку периодически супруг незаметно тыкал меня в бок, показывая смеющимися глазами на маленькие ловушки для тараканов, которые хозяева забывали спрятать. Да и в словосочетание «косметический ремонт» многие, как правило, вкладывали слишком много.
В итоге спустя неделю нашли подходящий вариант – трехкомнатную квартиру на третьем этаже продавали супруги-пенсионеры, желающие разъехаться с взрослым сыном. Договорившись о покупке и заплатив аванс, стали ждать дня сделки и потихоньку паковать чемоданы.

Плюс 70 тысяч


Буквально за пару дней до встречи в регпалате, когда мы вытряхнули карманы и еле-еле собрали нужную сумму, позвонила риэлтор с ошеломляющим сообщением, что хозяева решили поднять цену аж на 70 тысяч. Дескать, они подсчитали, что теперь им не хватает на покупку однокомнатных квартир для себя и отпрыска. Возможно, сменив коней на переправе, ушлые пенсионеры рассчитывали, что раз покупка на носу, то искать что-то новое мы не станем и согласимся на их условия. К тому же они были в курсе, что наш покупатель к сделке готов, то есть в случае чего вся цепочка упирается именно в нас. Узнав о повышении цены на сумму, которую не то что найти, даже занять негде было, мы с мужем действительно растерялись, но быстро взяли себя в руки и дали отказ.
– Сколько времени у нас на поиск новой жилплощади? – уточнил супруг у риэлтора.
– Неделю, максимум две, – последовал незамедлительный ответ.
В запасе в нужном районе оставалось две квартиры. Одна, что неудивительно, оказалась торцевой, ко второй, как выяснилось, был заявлен судебный иск. Приуныв, мы приготовились искать квартиру в другом месте.
–  Поживем несколько лет, а потом найдем там, где надо, поближе к работе, – успокаивал меня, а заодно и себя муж.
Так что довелось мне посмотреть пару квартир в Автозаводском районе. Поскольку супруг был на работе, пришлось, оставив ребенка на попечение бабушек, идти одной. За первую квартиру хозяин просил как за хоромы с неплохим ремонтом. Но, едва переступив порог жилища, я замерла: полы практически отсутствовали, в ванной не было раковины и собственно ванной, а хлипкий унитаз красноречиво говорил, что подходить к нему нельзя, иначе дернешь не за ту веревочку и не ровен час затопишь соседей по стояку. Вдобавок ко всему у мужика оказалась не узаконенной перепланировка, чем предлагалось заняться новым жильцам. Заметив священный ужас на моем лице, продавец стал сбавлять цену.
– Минус 30 тысяч, – тараторил дядька, пока я застегивала куртку. – Мало? Минус 50, 70…
Вторая квартира, напротив, радовала глаз неплохим ремонтом и здравой ценой. Но спустя час риэлтор выяснила, что один из питерских банков, выдававший кредит на ее покупку, ждет не дождется миллиона рублей, который хозяин никак не может внести.
– Лучше не связываться, – наставляла она нас. – В процессе сделки могут выскочить неприятные нюансы.
Развязка этой истории оказалась неожиданной. В списке продаваемых квартир появилась «трешка» в нужном районе, желаемом доме, в общем, отвечающая нашим требованиям практически от и до. Хозяйка продавала жилплощадь и собиралась переезжать в Петербург к детям и, чтобы не упускать скорый момент встречи с родственниками, уступила в цене. Договорились мы довольно быстро, оформили документы и спустя пару недель запускали в новую квартиру впереди себя кошку. На счастье.     

Елена СПРАВЧИКОВА

P.S. Дописывая этот материал, сидя на новой кухне, я четко поняла, что больше не хочу продавать и покупать квартиру. Нервов и сил уходит очень много, а самое главное, множество разговоров о подводных камнях в сделках с недвижимостью действительно не преувеличены.
Просмотров : 1728
 
Погода в Тольятти
Сегодня
ночь 15...17, ветер 3 м/с
утро 19...21, ветер 4 м/с
Завтра
день 19...21, ветер 4 м/с
вечер 16...18, ветер 2 м/с