Право
(16+) Сделать из них джентльменов вряд ли удастся
На вызывающем много споров телеканале «Перец» в самом разгаре проект «Джентльмены на даче-2», в котором 12 бывших зэков пытаются с помощью ведущего – профессионального карточного шулера времен СССР Анатолия Барбакару  –  начать новую жизнь.
Несмотря на то, что многие уже окрестили этот проект «Домом-2 с уголовниками», нужно отметить, что «джентльменов» в России смотрят, видимо, веря, что не только у этих, но и у других из миллионов бывших зэков еще есть шанс в этой жизни. Для тех же, кто об этом телешоу слышит впервые, скажем, что участвуют в нем мужчины, освободившиеся в 2011-12-м, чей тюремный срок превышает три года, а совершенные преступления не связаны с физическим насилием. Бывших заключенных поселили в загородном доме (вроде бы на шикарной даче Барбакару в Подмосковье), где им предложили отказаться от воровских законов и попытаться изменить жизнь, параллельно поборовшись за главный приз – автомобиль. Впрочем, судя по тому, что мы видим на экранах, чудесное перевоплощение мало кому удается.
Поделиться своим мнением об этом телепроекте и участниках мы попросили тольяттинского прокурора по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях Игоря Суркова, который опять же по просьбе «Вольного города» всю прошлую неделю вечерами смотрел «Джентльменов на даче».
– Давайте сразу скажем, что это, прежде всего, шоу, – начал Игорь Константинович. – Участники реальные, лица у них лукавые. Достаточно интересно наблюдать за поведением «джентльменов», у многих из которых на лицах нарисовано, чего они хотят. Сама идея не плохая, но ведь мы понимаем, что за месяц-два, которые длится шоу, нереально поставить на рельсы человека, у которого 17 лет отсидки. Думаю, понимают это и большинство участников, пришедших на шоу прежде всего для того, чтобы на себя примерить предложенные  шикарные условия, начиная от быта, питания и заканчивая прекрасными девушками, которые преподают им уроки фитнеса, английского языка, вождения и так далее. При всех спорных моментах я не могу назвать эту передачу пошлой или сравнить ее с «Домом-2». Передача добрая, а когда показали, как бывшие зэки поставили для ребятишек из детского дома спектакль, у многих вообще на глазах навернулись слезы.
– Любопытно, что в глазах простых обывателей герои не выглядят отталкивающе…
– Это лишний раз подчеркивает, что даже в колонии реально не потерять человеческий облик. Все они люди, причем особенно это понимаешь, когда начинаешь с ними нормально общаться. Кстати, когда мы, сотрудники прокуратуры, приезжаем в колонии, то по действующей инструкции нас обязательно должен сопровождать кто-то из администрации. Так вот бывает, что мы иногда нарушаем инструкцию, чтобы создать в общении с заключенными обстановку взаимного доверия. Вряд ли получится откровенный разговор, если за спиной у меня будет стоять омоновец.  
– И все же вы считаете, что сделать из этих людей джентльменов вряд ли возможно?
– Сделать из них добропорядочных граждан не удалось родителям, учителям в школе, сотрудникам колонии, где они отбывали срок, и вряд ли удастся кучке энтузиастов, тем более за такой короткий срок. Я же постоянно общаюсь с осужденными и, к сожалению, нечасто вижу в их глазах желание начать новую жизнь. Зато часто сталкиваюсь с тем, что для достижения личных целей (например, для более комфортных условий отбывания наказания или дополнительного свидания) они порой могут устроить такое шоу, что этот телепроект ему и в подметки не годится.
К тому же это ведь уже вторая часть проекта «Джентльмены на даче». А где сейчас герои первой? Лично я не сомневаюсь, что, если бы кто-то из них после участия в шоу перевоспитался и чего-то добился, о них обязательно бы вспомнили во второй части, показали бы их дом или квартиру со словами: «Вот, а ведь все это благодаря нашему проекту». Мы ничего подобного не увидели, а значит, результат, наверное, не совсем тот, какой хотелось бы достичь Барбакару и компании. Хотя, если кого-то из бывших заключенных участие подтолкнет к новой жизни, я только искренне порадуюсь за этих людей.
– Не возникло желание что-то перенять из проекта? Например, отрепетировать с заключенными спектакль и сыграть его для воспитанников детского дома.
– Это вряд ли выполнимо. Нельзя взять десять осужденных из колонии и вывести их в детский сад, при этом пригласив 50 омоновцев, чтобы их охраняли. Хотя… Если отвечать на вопрос шире, то я всегда за мероприятия спортивного или культурного характера. И могу сказать, что у нас в колониях проводятся турниры по боксу (в 29-й) и даже хоккею (в 16-й).
– Кто-то из участников проекта особо запомнился?
– Очень много эмоций вызывает самый артистичный участник, который в детской сказке играл бабушку (это Иван Качанов по кличке «Винт», которого на днях исключили из проекта. – Прим. авт.). Вообще очень интересно наблюдать за участниками, анализируя то, по каким статьям они были осуждены. Возьмите категорию лиц, занимающихся мошенничествами. Это ведь непросто артисты, а еще и талантливые психологи. А вот один из участников, осужденный за какие-то хулиганские действия, наоборот, ведет себя замкнуто.
– А кто-то из героев внешне напомнил вам сидельцев из тольяттинских и близлежащих колоний?
– Типажи-то очень похожи. Мы вот говорили об этом артисте, а ведь я неоднократно общался с похожими на него (в том числе и внешне) людьми. То есть герои типичны для большинства исправительных учреждений.
– Когда шло представление героев проекта, некоторые из них говорили, что они вообще случайно оказались на зоне. Например, по словам одного, он заступался за девушку, но в драке чуть-чуть переборщил…
– Не слукавлю, если скажу, что добрая половина всех осужденных периодически говорит, что за кого-то заступалась или что их вообще подставили. Наверное, в какой-то степени чувство самосохранения у них срабатывает. Это как в детстве, когда ребенок нашкодил, а родителям говорит: «Это не я».
– Какие-то выводы можно сделать, основываясь на поведении участников проекта? Я, например, обратил внимание, что двое из них как-то странно гуляли по веранде. Свободного пространства было достаточно, однако они делали 4-5 шагов вперед, потом вдруг разворачивались и шли в обратном направлении, как будто пространство ограничено. О чем это говорит?
– Говорит о том, что эти друзья-приятели частенько находились в так называемом ШИЗО – изолированном помещении для проштрафившихся осужденных. Как раз там и созданы прогулочные дворики небольшого размера, где осужденные и гуляют – четыре шага вперед, потом четыре назад… А если подобное происходит из года в год, то привычка их выдает.
– Правильно ли, на ваш взгляд, поступает Барбакару, показывая бывшим зэком роскошную жизнь, к которой им якобы надо стремиться? Может быть, стоило бы дать им рабочую специальность, помочь с устройством на завод и с адаптацией в трудовом коллективе?
– Перебор немного присутствует, однако вспомните, с чего мы начали: это, прежде всего, шоу со всеми присущими ему элементами. Согласитесь, для обывателя гораздо зрелищнее смотреть за попытками сделать из зэка бизнесмена, чем рабочего. Согласен с тем, что эти царские хоромы могут обозлить людей, так что организаторам нужно быть аккуратнее.
 – Наиболее сложным моментом для участников шоу стали попытки организаторов обучить их английскому языку. А на вашей памяти были случаи, когда осужденные небезуспешно занимались его освоением?
– Наверное, слукавлю, если скажу, что видел у кого-то в колонии самоучитель английского языка.
– Хорошо, не иностранный язык, а какие-то другие предметы.
– Помню случаи, когда люди, отбывающие заключение, заочно обучались в вузах и получали дипломы. Сейчас есть в колониях осужденные с блестящей юридической подготовкой, которые готовят 80 процентов всех жалоб как за себя, так и за других.
– В заключение хочется узнать ваше мнение: в колониях это шоу смотрят или для заключенных оно неинтересно?
– Думаю, смотрят, хотя, с точки зрения распорядка дня, это не совсем правильно, ведь передача идет поздно.

Беседовал
Андрей ЛИПОВ
Просмотров : 2025
 
Погода в Тольятти
Сегодня
ночь 9...11, ветер 6 м/с
утро 12...14, ветер 6 м/с
Завтра
день 13...15, ветер 6 м/с
вечер 12...14, ветер 4 м/с