Право
Смертельная люлька. Суд

«Вольный город» продолжает освещать процесс, который начался в суде Автозаводского района. На скамье подсудимых оказались директор самарской фирмы «Ростэкс» Вячеслав Бобров и два вазовца из цеха № 1753: мастер Александр Куликов и начальник участка Дамир Хуснуллов.
Первый подсудимый является директором и соучредителем фирмы, занимающейся производством экспертиз промышленной безопасности, обследованием зданий и сооружений. На территории области у «Ростэкса» заключены договоры с СНТК имени Кузнецова, ЦСКБ «Прогресс», Самарским металлургическим заводом, ВАЗом, заводом «Аком».
Подсудимые вазовцы, согласно должностным инструкциям, отвечали за безопасное производство работ строительными подъемниками. Как раз один из подъемников 8 сентября прошлого года вышел из строя и погубил две молодые жизни.

Ни одного живого места

Топ-менеджеры ВАЗа готовились к встрече больших чиновников из правительства страны, поэтому кровельщики получили задание помыть стекла высотки. Обычно витражи моют раз в год, наводя блеск с помощью щеток и химического раствора «Радуга». На каждый стеклопакет обычно уходит минут десять, на весь этаж – не больше трех дней. Для специалиста работа несложная, но опасная, поскольку надо учитывать силу ветра, осадки и, собственно, высоту.
Кровельщики Вадим Булавкин и Руслан Гайнуллин мыли стеклопакеты 18-го этажа. С крыши их подъемником управлял электромонтер Александр Фальк. До обеда ребята отработали нормально, но когда Фальк стал поднимать люльку на  крышу, внезапно отказали тормоза. Люлька с пристегнутыми в ней кровельщиками за считанные секунды врезалась в асфальт.
Руслан погиб сразу, потому что стоял. У него даже разорвалось сердце, это не считая других полученных повреждений. Вадим сидел в люльке, поэтому прожил еще 9 часов. У него неповрежденной оказалась только голова.
Год назад мать Вадима приходила в нашу редакцию и рассказала о случившемся. Для нее важно было не только выговориться, но и привлечь внимание общественности к трагедии – мать не верила, что проведут честное расследование.
Тогда же я спросил про их семьи. Галина Петровна рассказала, что вместе со снохой, теперь вдовой, работает на «Волгоцеммаше». Муж – Леонид Михайлович – тоже кровельщик, работал на ВАЗе в одной бригаде с сыном. В тот день Булавкин-старший ремонтировал мотороллер, на котором кровельщики подвозят материалы к месту работы…
Что касается семьи Гайнуллиных, то дочь умерла от онкологического заболевания пять лет назад, муж – в начале 2010-го, сын Руслан – 8 сентября. У бабушки Ирки`ны (матери Руслана), кроме внука и  внучки, нет больше близких родственников.

Поддельная подпись

В связи со смертельным ЧП возникает два вопроса: почему вышел из строя фасадный подъемник? Кто в этом виноват?
В ходе расследования выяснилось, что фасадно-моечная машина давно физически и морально устарела. Выпущена она еще в прошлом тысячелетии, а точнее в 1995 году. Производитель – Германия.
По действующим нормам, 8 лет фасадный подъемник может работать без всяких проблем, затем каждый год нужно проводить экспертизу промышленной безопасности. Вот что рассказал эксперт фирмы «Ростэкс» Анатолий Рыбин:
- Экспертиза фасадного подъемника происходит следующим образом. Сначала визуальный наружный осмотр. Затем подъемник приводится в рабочее состояние, и проверяется работоспособность механизмов, тормозов, ловушек, барабанов, валов. После этого проводятся статические и динамические испытания грузов согласно программе, которая должна быть согласована с заказчиком и утверждена в Ростехнадзоре.
Это в теории, а на практике Рыбин в присутствии Куликова и еще двух незнакомых ему людей визуально осмотрел подъемник, а потом сделал запись, разрешающую эксплуатацию механизмов. Александр Куликов, собиравшийся в отпуск, якобы его попросил сделать все быстро.
Поскольку Анатолий Рыбин не имел полномочий проводить такой вид экспертизы, в паспорте подъемника он поставил подпись эксперта Жихарева и свой штамп. Примерно через неделю Рыбин сказал об этом своему руководителю  Вячеславу Боброву. Как отреагировал директор «Ростэкса» на подлог? Практически никак.
Приказов о наказании или увольнении эксперта Рыбина не было, якобы директор сделал проштрафившемуся специалисту устный выговор. Еще соучредитель «Ростэкса» не стал сообщать на ВАЗ, что его работник не имел полномочий делать подобные записи. Нужно было остановить эксплуатацию подъемника, но Боброву, по его словам, и в голову не могло прийти, что на ВАЗе, зная, что экспертиза не проведена, станут задействовать механизм.
По странному стечению обстоятельств никто не знает, где находятся оригиналы актов предварительного заключения по результатам технического диагностирования подъемников. Эти акты, как утверждает Рыбин, его просил факсом прислать на ВАЗ Куликов, которого не отпускали в отпуск. Рыбин помнит, что печатал их дома на компьютере, потом отсылал из офиса с рабочего факса. Еще помнит, что утверждал документы Бобров и ставил печать «Ростэкса».
Правда, сам Бобров утверждает, что акты не подписывал, а печать стоит похожая. Дескать, печать организации у него хранится в сейфе или в закрытом ящике, и никто не имеет к ней доступа.
Рыбин допускает, что мог выбросить оригиналы актов, но опять же не помнит, как было на самом деле. Вот такой провал в памяти, в общем-то, опытного эксперта. Возможно, все это объясняется просто. Чтобы выявить поддельную подпись и привлечь специалиста к уголовной ответственности, нужно провести почерковедческую экспертизу. Для этого необходим оригинал документа, потому что с копий экспертиза не проводится.
Председатель городской коллегии адвокатов «Защитник» Владимир Рогов, который отстаивает в суде интересы потерпевшей стороны, убежден:
- Нельзя коммерческим структурам поручать проведение экспертиз промышленной безопасности, потому что у них на первом месте – выгода и стремление угодить заказчику, а не желание выдать объективный результат.

Слезы матерей

В ходе процесса судья спросил у Вячеслава Боброва:
- После случившегося на ВАЗе ваша фирма «Ростэкс» лишена лицензии?
- Нет, – несколько удивленно ответил подсудимый. – Лицензия продлена на очередной срок.
Но поразило даже не это. Когда в качестве свидетеля допрашивали главного инженера производства, он сообщил, что упавший подъемник восстановлению не подлежит. Вместо него ВАЗ закупил… такой же, только новый.
- Значит, через 10 лет очередная мать будет рыдать над телом погибшего сына, – не выдержала Галина Булавкина и смахнула слезы.
Конечно, обе матери стараются изо всех сил крепиться, но когда Александр Фальк начал рассказывать о последних минутах жизни молодых кровельщиков, женщины зарыдали. Мы никогда не узнаем, о чем в этом момент думали подсудимые. Кстати, родители погибших считают, что Дамира Хуснуллова напрасно привлекли к уголовной ответственности. На его месте должен быть ведущий инженер по техническому надзору Сергей Грязин.
Следующее заседание суда должно состояться 1 декабря. На нем будут продолжены допросы свидетелей. Мы обязательно расскажем, чем закончится этот громкий процесс.

Сергей РУСОВ 

Просмотров : 1512
 
Погода в Тольятти
Сегодня
вечер -13...-15, ветер 4 м/с
ночь -15...-17, ветер 3 м/с
Завтра
утро -16...-18, ветер 3 м/с
день -12...-14, ветер 2 м/с