Общество
Мой отец из «расстрельного» списка

     В День памяти жертв политических репрессий тольяттинцы традиционно собрались на митинг, чтобы вспомнить тех, кто, по жестокому выражению Сталина, был превращен в ГУЛАГе в «лагерную пыль».
       Зябко трепетали на ветру лепестки живых цветов, возложенных к подножию памятника «Ангел скорбящий», и пламя свечей. Для многих приход к мемориалу равносилен посещению неизвестных могил близких, навечно сгинувших в лагерях. Минутой молчания почтили память всех невинно пострадавших.
       Пришли к мемориалу учащиеся школ 13, 20, 23, 63 и лицея 19. Глядя на них, председатель городского общества жертв политических репрессий Нияз Ялымов сказал, что теперь уверен: молодое поколение переймет эстафету памяти, тем более что изучение «Архипелага ГУЛАГ» Александра Солженицына входит в школьную программу. А совсем недавно три тома знаменитого произведения переработала для старшеклассников супруга писателя -- Наталья Георгиевна. Издание вышло в однотомном варианте.
     -- Имя моего отца в списке расстрелянных ставропольчан, высеченном на плите мемориала, -- сказал, едва сдерживая слезы, восьмидесятитрехлетний Михаил Мишагин. -- Звали отца Ефим Григорьевич. Жили мы в Хрящевке. Ивот приехали к нам зимней ночью 1937 года, забрали отца, и с тех пор мы его ни разу не видели. Отец мой был заместителем председателя колхоза, беспартийным. Мне, когда его забрали, было девять лет. В семье нас пятеро детей, младшему братишке тогда всего шесть месяцев исполнилось. Никого не пожалели власти. Мать выбежала следом за отцом на улицу, но ей сказали, что его отведут в сельсовет, а потом он вернется. Он и думал, что это ненадолго, оделся легко. Но ему посоветовали взять вещи потеплее. Много лет спустя  я узнал, что отца оклеветал один односельчанин, который не работал и не хотел трудиться, ему легче было честных людей оговаривать. Приписали отцу то, что якобы он вербовал людей в Сускане для чапанского восстания, которое было в Симбирской и Самарской губерниях в 1919 году. Позже это не подтвердилось. Нам же долгое время говорили, что он отсидит десять лет и вернется. Уже будучи взрослым, я написал запросы в ФСБ, и мне пришел ответ, что мой отец умер в 1939 году. И всего года три назад я узнал истину: отца расстреляли в декабре 1937 года. Мне показали документы, из которых можно было понять, кто оговорил отца, какие статьи ему приписали. Разумеется, он был реабилитирован.
          Родом отец из крестьян, очень работящим был. Помню, как мы с ним  шли на сенокос. Он  впереди, а все остальные за ним. Правда, лодырей он не любил, вот они его и подвели под расстрел. Знаю, что в Хрящевке в одну ночь 47 человек арестовали по политическим статьям. Люди даже думали, что война началась. Репрессии в нашей семье коснулись и других родственников. Дядя моей жены расстрелян, тоже крестьянин. Не угодил он власти тем, что во времена НЭПа построил домик хороший. Жилье его отобрали, всех членов семьи, включая малолетних детей, посадили зимой на телегу и увезли в Куйбышев. Там поездом отправили в Архангельскую область. Все маленькие дети в ссылке погибли, а двое старших сложили головы в Великую Отечественную. Расстрелян был и отец жены моего старшего брата, тоже хрящевский.

Ольга ТАРАСОВА

Просмотров : 1408
 
Погода в Тольятти
Сегодня
ночь 0...2, ветер 6 м/с
утро 0...2, ветер 5 м/с
Завтра
день 1...3, ветер 3 м/с
вечер -1...-3, ветер 3 м/с