Анатолий Иванов: в Госдуме единороссы нужны только для голосования
Власть
Анатолий Иванов: в Госдуме единороссы нужны только для голосования

На этой неделе наш земляк депутат Государственной думы Анатолий Иванов «засветился» на Первом канале. Вместе с популярным ведущим передачи «Пусть говорят» Андреем Малаховым он обсуждал проблему мигалок для «неприкасаемых» автомобилей. Это и стало отправной точкой для нашего разговора.
- Последний год местные единороссы демонстративно старались не замечать депутата Госдумы Анатолия Иванова. Московским единороссам не нравились некоторые ваши законопроекты, которые вызывали одобрение у протестного электората. В итоге вы не были включены в список для избрания депутатом следующего созыва. Не было ли ваше членство в «ЕР» ошибкой?
- Если судить по результатам моей деятельности, то членство в «Единой России» не было ошибкой. А если исходить из моих личных интересов, то это, конечно же, была ошибка.
После избрания депутатом Госдумы на второй срок я планировал вступить во фракцию «Родина». Однако, может быть, помните, в ней произошел раскол между Дмитрием Рогозиным и Сергеем Глазьевым. Будущее фракции стало непонятным, и поэтому мне пришлось вступить во фракцию «Единая Россия». При принятии этого решения, как уже опытный депутат, я понимал, что в какую-то фракцию все равно надо входить, иначе нельзя будет ни на что влиять. Понимал также, что нахождение во фракции правящей партии дает больше возможностей для решения проблем избирателей. Такое ожидание оправдалось. Например, при использовании ресурса «Единой России» мне удалось добиться прекращения уголовного дела в отношении руководителей «Тольяттиазота». Да и при решении всех других проблем органы власти учитывают партийную принадлежность депутата.
Если же я остался бы во фракции «Родина», то в дальнейшем стал бы членом «Справедливой России». Конечно, там я чувствовал бы себя комфортней, а сейчас мог бы рассчитывать на избрание депутатом и на четвертый срок. Но результаты моей работы в интересах тольяттинцев были бы ниже.
- На протяжении трех созывов вы были, судя по данным Госдумы, одним из самых активных депутатов. Сколько внесли за это время законопроектов?
- Да, на протяжении всех созывов по количеству выступлений на заседаниях Госдумы и количеству запросов в государственные органы  я ежегодно входил в число тридцати самых активных депутатов. А вот количество внесенных мною законопроектов специально не считал. Однако могу сказать, что все они были социально значимыми и вызывали одобрение не только у протестного электората, как вы заявили, но и у многих других избирателей. Правда, большинство из моих законопроектов было отклонено фракцией «Единая Россия», депутаты же всех других фракций мои законопроекты поддерживали. Поддерживали потому, что их объективно надо было принимать. Например, были отклонены законопроекты о введении прогрессивной шкалы подоходного налога, о предоставлении права использования материнского капитала на приобретение автомобиля, об установлении ответственности за незаконное обогащение, об установлении административной ответственности за неправомерное использование на автомобилях спецсигналов, об установлении 2 мая нерабочим праздничным днем и ряд других.
Несколько внесенных мною законопроектов были приняты. Например, в текущем году принято два законопроекта, касающиеся усиления мер социальной поддержки лиц, пострадавших от радиационного воздействия. Такие же внесенные мною законопроекты, как: об установлении ответственности авиаперевозчиков за задержку или отмену авиарейсов, о бесплатном зубопротезировании для льготных категорий граждан, и некоторые другие еще не рассматривались.
- Почему же, несмотря на вашу активность, единороссы не включили вас в свой список для избрания депутатом на четвертый срок?
- Невключение в список «Единой России» для меня не было неожиданностью. И причин для этого много, а главными являются моя независимость и наличие собственной точки зрения.
Во-первых, у меня сложились непростые отношения с губернатором Владимиром Артяковым. Разве он мог забыть наши «беседы» на повышенных тонах в московском офисе АВТОВАЗа, когда я требовал от него исполнения обещаний москвичей по повышению заработной платы вазовцев? А когда я публично в присутствии всех членов правительства Самарской области и телекамер обвинил возглавляемое им правительство и его лично в непрофессионализме? Разве он мог пропустить меня в Госдуму, где я уже несколько лет защищал «Тольяттиазот» от рейдеров, в то время как по его обращению весной текущего года в министерство внутренних дел страны фактически началась вторая попытка захвата этого предприятия?
Во-вторых, во фракции «Единая Россия» установлен жесткий порядок. Депутаты обязаны голосовать в соответствии с решением руководителей фракции, при этом законопроекты во фракции даже не обсуждались. Кроме того, депутаты не имели права вносить на рассмотрение Госдумы законопроекты, не прошедшие фракционный экспертный совет. А этот совет являлся формальным, так как при принятии решений всегда ориентировался на заключения правительства. Я считал такой порядок неправильным и не всегда ему подчинялся. Неоднократно руководители фракции предъявляли мне претензии по голосованиям и требовали, чтобы я отозвал внесенные мною законопроекты. Я же стоял на своем. А однажды даже «послал» одного кремлевского чиновника, когда он потребовал от меня отозвать законопроект о внесении изменений в закон о порядке проведения митингов. Ему еще повезло, что я никогда не применяю нецензурные слова.
В-третьих, а разве могла власть простить мне настойчивость в защите АВТОВАЗа? Помните, как на митинге в октябре 2009 года я предложил Владимиру Путину возглавить АВТОВАЗ? А моя твердая позиция по защите «Тольяттиазота», думаете, нравилась власти, с помощью которой олигархи хотели его захватить? Кстати, меня в начале лета текущего года сотрудники спецорганов через одного моего приятеля предупредили: если не перестанешь защищать «Тольяттиазот», то депутатом не станешь. Я не перестал.
- Правда ли, что однажды вам предложили создать и возглавить новую партию?
- Да, это было летом 2007 года. Мне позвонил из Лондона Владимир Махлай и предложил прилететь для важного разговора. У меня как раз наступил отпускной период, поэтому я согласился и, таким образом, первый раз оказался в стране, приютившей немало преследуемых российскими властями предпринимателей. Первоначально Владимир Николаевич предложил мне создать с его финансовой поддержкой по-настоящему народную партию и возглавить ее. Я отказался, так как в настоящее время без одобрения руководителей страны невозможно ничего ни создать, ни тем более действовать. Особенно если партия захочет быть независимой от власти. Тогда он предложил мне избираться мэром Тольятти, также с его финансовой поддержкой. Отказался я и от этого предложения, так как к тому времени мне было обещано включение в список «Единой России» на проходное место. И это обещание руководители партии сдержали. Возможно, они не хотели, чтобы я стал мэром.
- Когда закончатся ваши полномочия депутата Госдумы, чем станете заниматься?
- Пока еще окончательно я не определился. Сам работу не ищу, а предложений никаких нет. Но я не беспокоюсь, в любом случае без работы не останусь. Например, стану заниматься правозащитной деятельностью (в том числе и организацией протестных действий) в Тольятти и одновременно возглавлять Союз профсоюзов России. То есть половину времени буду находиться в Тольятти, а другую половину - в Москве.
- Будете ли вы участвовать в выборах мэра Тольятти? И в качестве кого?
- Не исключаю и этого варианта. В качестве кого? Если в мэры выдвинется мой друг Петр Золотарев, то буду помогать ему, а после избрания стану его советником. Если же по каким-то причинам Золотарев откажется от выдвижения, то, возможно, буду баллотироваться сам. Все зависит от настроя тольяттинцев. В ближайшее время мы с Золотаревым будем проводить встречи с горожанами, во время которых этот настрой почувствуем. Надеюсь, доверие к нам еще сохранилось. Если это так, то можно будет смело идти и на выборы.
- О своих амбициях на мэрство уже заявил Сергей Андреев, велики ли его шансы, на ваш взгляд, стать градоначальником?
- У Сергея Андреева шансы стать мэром большие. Если, конечно, не будем выдвигаться мы с Золотаревым (улыбается).
- Чем сейчас занимается олигарх и бывший лидер «Правого дела» Михаил Прохоров? Он полностью ушел из большой политики? Интерес к Тольятти у него не пропал?
- Как говорят многие политики, Прохоров совершил грубую ошибку, показав власти зубы, еще не оперившись. Ведь действующие руководители страны как огня боятся людей деловых и одновременно независимых. Поэтому путь в политику Прохорову, как мне представляется, теперь навсегда закрыт, по крайней мере, на период правления царствующих. Дай бог, чтобы его не постигла судьба Ходорковского.
К Тольятти же интерес у Прохорова пропасть не должен. Ведь если с ним ничего не случится, то ему и остается только продвигать свой «Ё-мобиль».
- Анатолий Семенович, как вы попали на популярную в народе передачу на Первом канале «Пусть говорят»?
- Меня пригласили в качестве эксперта по проблеме применения спецсигналов, установленных на автомобилях высших чиновников. Я уже говорил, что Госдумой был отклонен внесенный мною законопроект по решению этой проблемы, так как у руководителей государства нет политической воли в ее решении. А нужно добиться главного - чтобы спецсигналы применялись только при выполнении неотложного служебного задания. Этой темой я занимался по обращению ко мне москвичей, которые знают меня как правозащитника.
Кстати, в связи со многими моими популярными законодательными инициативами меня часто приглашали на теле- и радиопередачи. По радио выступал часто, так как это можно делать, находясь в кабинете, к тому же это были прямые эфиры. От выступлений по телевидению обычно отказывался. Все эти передачи в записи на телестудиях, то есть теряется много времени, да и не все сказанное показывают…

Депутата расспрашивал
Сергей РУСОВ

Просмотров : 1281
 
Погода в Тольятти
Сегодня
вечер 5...7, ветер 2 м/с
ночь 4...6, ветер 2 м/с
Завтра
утро 12...14, ветер 4 м/с
день 16...18, ветер 4 м/с