(16+) Попавшая под амнистию
Право
(16+) Попавшая под амнистию

История о том, как пенсионерка Клятышева после уголовного преследования осталась директором государственного техникума

В течение нескольких дней я пытался дозвониться до Людмилы Клятышевой. Только в первый раз секретарь соединила меня с директором. Узнав, что я пишу материал про уголовное дело, где фигурировали она и два ее заместителя, Людмила Владимировна сразу дала понять, что ей не нравится моя затея.
– Зачем? Кому это интересно? – спросила она.
– Когда руководство техникума заставляет дипломников сдавать деньги, это всегда интересно. Я предлагаю вам прокомментировать случившееся. Это можно сделать сейчас или в другое время. Вам когда удобно?
Мы договорились, что я перезвоню после выходных, но ни в понедельник, ни в другой день пообщаться не удалось. Вероятно, Людмила Владимировна очень занята налаживанием учебного процесса.


Руководящее трио


На скамье подсудимых оказалось практически все руководство тольяттинского техникума производственных технологий. Техникум – это государственное бюджетное образовательное учреждение среднего профессионального образования, которое располагается в Центральном районе на улице Ленина.
Людмила Клятышева в мае 2006 года была назначена директором профессионального лицея № 51, а через некоторое время ее перевели в техникум. Дело в том, что два учебных заведения объединили, назначив Клятышеву руководителем новой структуры. Распоряжение на этот счет министр образования и науки Самарской области издал в апреле 2009 года.
Людмиле Владимировне 57 лет, образование у нее высшее, ранее не судима, вдова, как и ее заместители. Надежда Калашникова была заместителем директора по социально-педагогической работе, ей 65 лет, Ирина Челухина – заместителем по административно-хозяйственной работе. Ирине Анатольевне 56 лет, образование у нее среднее. Как-то несолидно получилось: у замдиректора техникума за плечами только школа и не исключено, что сельская, с учетом места рождения.
Обвиняли начальственную троицу в получении взятки – статья 290 Уголовного кодекса, причем часть 5, где предусмотрено наказание либо в виде лишения свободы от 7 до 12 лет, либо огромного штрафа. Следствие пришло к выводу, что обвиняемые действовали по предварительному сговору, а также имело место вымогательство взятки.
Фигурантки вину не признавали, отказывались от дачи показаний, но всякий раз подчеркивали, что не вступали ни с кем ни в какой сговор. Следствие длилось 8 месяцев, коллектив техникума трясло от допросов, а еще от всевозможных разговоров и прогнозов. Обвиняемых арестовывать не стали, ограничившись подпиской о невыезде и надлежащем поведении.

Заплати за потерю места

В техникуме производственных технологий учатся жители Тольятти, Жигулевска и Ставропольского района. Вот что рассказал молодой житель Ставропольского района, который проходил по делу как свидетель:
– Я учился очно, куратором нашей группы был мастер Юрий Лебедев. Согласно учебному плану группа проходила преддипломную практику. Юрий Александрович говорил, что ее надо проходить только в производствах ВАЗа. Но я и несколько ребят живем далеко, поэтому проходили практику поближе к дому – в акционерном обществе «ОлимпАгро». Это в Ташелке. Когда мы приехали в техникум, мастер сказал, что директор Клятышева требует заплатить за потерю трудовых мест на ВАЗе. Я с товарищем подошел к директору. Людмила Владимировна заявила, что мы должны заплатить по 10 тысяч рублей каждый за то, что проходили практику не на ВАЗе, а в другом месте. Еще она подчеркнула, что если мы не заплатим, то не допустит нас до защиты дипломной работы…
По словам выпускника, Клятышева не уточнила, кому именно они должны отдать деньги. Платить парни не стали, но возмущались за пределами техникума от души. Думали, вероятно, что проблема сама собой разрешится. Что сказать? Молодые, наивные.
В день защиты дипломных работ всю группу пригласили в аудиторию, где после представления приемной комиссии директор лично зачитала фамилии четырех учащихся, сообщив, что им надо рассчитаться с долгами. Иначе не будут допущены к защите. Все вышли в коридор, за ними – мастер Лебедев, который сказал, что один из должников не сдал зачет по электротехнической механике.
– Я сдавал, вот моя зачетная книжка, – удивился выпускник. – Так я могу идти на защиту?
– Нет, ты проходил практику не на ВАЗе и за потерю трудового места должен заплатить 10 тысяч, – ответил мастер.
– У меня нет сейчас денег.
– Подожди, с директором посоветуюсь.
С этими словами мастер нырнул в аудиторию, а когда вышел, сказал, чтобы парень написал на имя директора расписку, что принесет деньги до 30 июня, то есть в течение четырех дней. Понимая, что у него нет выхода, выпускник написал расписку и отдал мастеру.

Дорогие четыре буквы

Всего под административный пресс попали пять учащихся. Двое из них написали расписки, что принесут деньги, трое принесли – 6000, 10000 и 12500 рублей. За что именно? И почему разные суммы?
Примерно за полгода до защиты дипломных работ Виталий Шишкин (данные свидетеля изменены) отклеил от информационного стенда техникума четыре буквы. Дурость, конечно, но ее зафиксировала видеокамера. На следующий день вызвали его родителей, провели профилактическую беседу, в ходе которой заместитель директора Надежда Калашникова заявила, что необходимо оплатить стоимость стенда, причем по прейскуранту фирмы-изготовителя.
Получивший хорошую взбучку Виталий приклеил буквы на место, и стенд обрел прежний вид. Про эту историю вспомнили в день защиты дипломов. Мастер Лебедев велел Виталию незамедлительно подойти к замдиректора и… сдать деньги. Парень позвонил своей матери, а трубку передал Калашниковой. Та заявила: если сейчас не принесут 6000 рублей, то Виталия не допустят к защите диплома. А чтобы мать учащегося быстрее согласилась, добавила:
– По поводу порчи имущества техникума будет написано заявление в территориальный отдел полиции.
Кто же после таких слов не бросится выручать своего сына!
Вскоре Шишкины пришли к Калашниковой, а та отправила их к другому замдиректора, то есть деньги взяла непосредственно Ирина Челухина. Она же и сказала Виталию, что теперь может идти на защиту диплома.
В других случаях руководство техникума действовало по той же схеме, только Калашникова говорила, что нужно оплатить установку пластикового окна. Деньги принимала Челухина, аккуратно пряча их в сейф.
Отчим одного из учащихся принес три купюры по 5 тысяч, а за окно требовали 12500 рублей. Ирина Челухина дала ему сдачу. Вдумайтесь в эту фразу. Заместитель директора государственного учреждения дала сдачу со взятки!
– Вы мне можете выдать приходные об оплате? – спросил мужчина.
– Я квитанций не выдаю, – сказала как отрезала Ирина Анатольевна.
– Тогда хоть напишите расписку.
Замдиректора написала, не зная, что все ее действия уже фиксируют оперативники шестого отдела.
И еще один существенный момент. Пасынок этого мужчины начал проходить практику на ВАЗе в качестве слесаря механосборочных работ, но когда заводчан стали переводить на 2/3 оплаты труда, попросил родственников найти ему другое место. Он просто хотел не слоняться без дела и хоть что-то заработать на лето. Ему нашли такое место, не предполагая, чем все закончится.

Собирали деньги? Кто?

Всегда интересно, как оценивают свои действия обвиняемые. Ирина Челухина сразу признала, что в ее административно-хозяйственный сектор финансовые вопросы не входили, а значит, принимать деньги от граждан она не имела права. Учащихся или их родственников приводила к ней Калашникова, ссылаясь при этом на устные указания директора.
По поводу обнаруженных у нее в сейфе денег пояснила, что принимала их опять же по личному устному распоряжению директора на нужды техникума. В течение какого времени?  Мая – июня.
– 10 тысяч рублей были скреплены бумагой, а на ней написано «гр. Лебедева». Что это означает? – спросили у замдиректора.
– Эти деньги мастер Лебедев передал от учащихся. На нужды техникума.
Надежда Калашникова была более разговорчивой. Она все поэтапно рассказала, какие распоряжения давала директор, кому именно должны передавать деньги, как реагировали на это учащиеся. Думаю, Надежда Ивановна чувствовала себя достаточно некомфортно, занимаясь делами, далекими от учебно-воспитательной работы.
А вот директор Клятышева, честно говоря, удивила. Случившееся она интерпретировала так, как будто не знала, что творится в техникуме. Например, утверждала, что на встречах с учащимися никаких разговоров про деньги не было. Мало того, про деньги, которые Челухина принимала с подачи Калашниковой якобы по ее, Клятышевой, просьбе, ей самой ничего не известно.
– У меня всегда с собой сотовый телефон, можно было позвонить и уточнить, потому что такие деньги должны были перечисляться на расчетный счет или сдаваться через бухгалтерию, – аргументировала свою позицию Людмила Владимировна.
Она пояснила, что в техникуме есть положение о внебюджетных средствах, где в одном из разделов говорится о благотворительности. Но благотворительного фонда у них нет, потому что такими деньгами техникум не балуют. Если же находятся желающие оказать посильную помощь, они пишут заявление, которое обязательно рассматривается, после чего деньги сдаются в кассу, либо перечисляются на внебюджетный расчетный счет,  либо «дарят подарок». Ответственного лица, которое занималось бы разъяснением благотворительности, нет.
– Да я сама могу все это разъяснить. Или бухгалтерия, – уточнила Людмила Владимировна.
Еще директор удивилась, почему Челухина выполняла указания Калашниковой принимать деньги, не находясь в ее подчинении. Хотя когда Клятышеву допрашивали в следственном отделе, она призналась, что давала устное распоряжение Челухиной принимать деньги от родителей учащихся на установку окон.

Превышение полномочий

В суд уголовное дело направили, инкриминируя обвиняемым получение взятки, а уже в процессе рассмотрения «перешло» на другую статью – 286 УК РФ, часть 1, кстати. Это превышение должностных полномочий, то есть совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан.
Логика Фемиды такая: незаконно полученные деньги подсудимые между собой не распределяли, поскольку «они изначально предназначались для благоустройства учебного заведения». Иными словами, у директора и ее заместителей суд не нашел корыстных мотивов и желания извлечь имущественную выгоду лично для себя либо своих родственников. Гособвинение, которое поддерживали представители прокуратуры Центрального района, согласилось с позицией суда.
Санкции статьи 286 мягче, чем за взятку. Подсудимые вину признали полностью и попали под амнистию. Напомню: амнистия была объявлена в конце прошлого года в связи с 20-летием Конституции. Один из ее разделов предусматривает прекращение уголовного преследования в отношении женщин старше 55 лет, обвиняемых в преступлениях, за которые предусмотрено наказание не свыше 5 лет, и ранее не отбывавших наказание в исправительных учреждениях.
Меня заинтересовал другой момент. Ирина Челухина уволилась еще прошлым летом, когда скандал только набирал обороты. В суде она сказала, что теперь работает сторожем в ООО «Самара-лес». Надежда Калашникова тоже уволилась из техникума, сейчас она неработающая пенсионерка. А вот Людмила Клятышева продолжает возглавлять государственное бюджетное образовательное учреждение, хотя в суде выпускники техникума, давая свидетельские показания, подчеркивали свое негативное отношение к ней. Спроси их в тот момент, кого они считают самым плохим педагогом, ответ не заставил бы себя ждать.
Но это выпускники. Хотя и те, кто сейчас учится в техникуме, их родители, преподаватели и мастера знают об этой некрасивой истории с давлением и сбором денег. Имеет ли Людмила Клятышева после случившегося моральное право возглавлять техникум? Этот вопрос я адресую не только читателям «Вольного города», но и двум министрам образования: области и страны. Официальные запросы вместе с газетным материалом будут им отправлены, а ответы – обязательно опубликованы.

Сергей РУСОВ


А тем временем
В суде Автозаводского района вынесен приговор генеральному директору ООО «Волжский промысел» Виталию Червякову, который обвинялся в мошенничестве. 47-летний коммерсант, узнав о конкурсе по предоставлению субсидий вновь созданным субъектам малого и среднего предпринимательства, проводимом мэрией, решил на этом заработать. Создал фирму, составил фиктивные документы о приобретении трех камер (термодымовой для копчения и холодильных) на 360 тысяч рублей. А еще издал приказ о приеме на работу якобы шести сотрудников.
Пакет документов отнес в управление потребительского рынка мэрии и через некоторое время получил субсидию – 300 тысяч рублей. Деньги Червяков снял и распорядился ими по своему усмотрению.
При вынесении приговора суд учел, что он юридически не судим (то есть прежняя судимость погашена), имеет нагрудный знак «За отличие в службе» и частично (10 тысяч) возместил мэрии ущерб. В итоге – 2 года условно и выплата в пользу мэрии оставшихся 290 тысяч рублей.

 

Просмотров : 2240
 
Погода в Тольятти
Сегодня
ночь -7...-9, ветер 4 м/с
утро -7...-9, ветер 4 м/с
Завтра
день -5...-7, ветер 5 м/с
вечер -8...-10, ветер 4 м/с