Забытая...Далекая...Мировая...
Истоки
Забытая...Далекая...Мировая...

11 сентября газета опубликовала полемическую статью кандидата философских наук Игоря Антонова «Забытая...Далекая...Мировая...». Часть откликов и заметки автора печатаем сегодня. С учетом объемов все материалы даем в сокращении.
Как известно, революции случались, когда низы не хотели больше терпеть, а верхи уже ничего не могли. К верхам в России следует относить не только правящую верхушку, но и интеллигенцию определенного типа, из которой на 90 процентов и формировался революционный радикализм. Почему Сталин безжалостно чистил либеральных интеллигентов-смутьянов? Он хорошо помнил, чем чревато их беспринципное продажное  диссидентство. Именно в этой среде начинается моральное разложение. Их разнузданные оргии мы сегодня даже видим по телевизору.  Так что наша отечественная рыба гниет не с головы, а с брюха. Посмотрите, как светская тусовка яростно борется с усилением влияния церкви и упоенно хает собственное государство.  То же самое было и до 1917 года. Их извращенное сознание в конечном итоге всё и определило. Беда начинается, когда экономические противоречия совпадают с идеологическим тупиком. Во время Великой Отечественной войны сплоченный народ вынес самые невероятные тяготы, а в начале 90-х он,  морально опущенный,  остервенело разрушал страну.
А начиналось все с того, что жившая щедротами тоталитарного режима творческая интеллигенция с бессменным рвением ополчилась на Сталина и на Октябрьскую революцию, которая железной, жестокой рукой установила государственный порядок, бывший ей как кость в горле, остановила распад страны. Недаром многие монархисты и истинно русские патриоты поддержали Октябрь. Потому что глобальная модернизация -- это такое состояние государства, на которое работает вся нация. И что бы ни говорили, но так было в 20-е,   30-е и в 40-е годы. Но нет этого сегодня, как не было и в 1914 году. Почему Россия вступила в Первую мировую, 95- летнее начало которой довольно тихо у нас отметили? Вопрос этот куда  важнее и интересней, чем даже  начало Великой Отечественной. Особенно сегодня, когда многое повторяется.
Тогда контрольный пакет акций русских банков и заводов находился у англичан и французов. Какое будущее ожидало Россию с такой экономикой? Ее бы потихоньку обкусали, выжали все соки, с последующей колонизацией и аннексией. Так что как только западные хозяева решили воевать, России ничего не оставалось, как присоединиться. Агенты влияния заставили, чтобы после войны отсталая и разбитая страна превратилась в поле экономической эксплуатации западными союзниками. И когда этому неожиданно помешали большевики, Антанта развязала у нас гражданскую войну. В 14-м году русских людей вели на убой неизвестно за что. Русская армия потеряла на той войне убитыми более, чем какая-либо другая, --  2,5 миллиона и 1,5 миллиона пленных. Вот уж когда солдат не жалели -- навоз, быдло. За малейший проступок пороли, холод, грязь, вши, кормили плохо.
В 1916 году только в галицийском отступлении русская армия теряла за месяц  по 500 тысяч миллионов убитыми и ранеными. Казенные заводы проваливали военные заказы. Вот уж где точно была одна винтовка на двоих, снарядов хватило на четыре месяца. На подобное Первой мировой войне будет рассчитывать Гитлер, да ошибется. Народ и страна станут другими. А тогда капиталисты наживались на войне с редкостным бесстыдством. Сельское хозяйство тихо умирало. Страну губили ее вечные враги: внешние недоброжелатели, внутренние предатели и наш неистребимый бардак. Для нас знакомая картина. Мы в 90-е  пережили нечто похожее. Развитие и упадок  российского капитализма в двух томах. Том первый -- понты. Том второй -- кранты. Хорошо, что обошлось без войны мировой, ограничилось гражданской -- Чечней. А памятник Первой мировой у нас, кажется, в 2006 году все же поставили.
Сергей ДЬЯЧКОВ, социолог              
 
Большое спасибо за большую и обстоятельную статью Игоря Германовича. От человека, который уже 15 лет подчеркнуто дистанцируется от политики. Сразу видно, как накипело у человека, ведь понятно, что после такой статьи могут начаться неприятности с бизнесом. Очень печально, что люди с либеральными убеждениями оказались буквально выдавленными из политической жизни. В политике их очень не хватает, таких как Антонов, Ягутян, Кирюшин. Те, кто все же участвует в политической жизни и в политике, испытывают жесточайший прессинг властей -- Андреев, Гринблат, и не всегда им удается противостоять давлению.
 Павел СЕВАСТЬЯНОВ,
постоянный читатель

Трудно остаться равнодушным, прочитав статью-эссе уважаемого Игоря Антонова.
 Разделяя обиду и озабоченность автора, в связи с забвением событий Первой мировой, имевшей бесспорное влияние на ход истории,  достаточно сказать, что по окончании ее с карты мира исчезли четыре крупнейших монархии: российская, германская, австро-венгерская и турецкая. Политическая карта существенно изменилась, а неразрешенные противоречия между державами, в том числе и демократическими, явились детонаторами для более разрушительных событий 1939-1945 годов. Нельзя согласиться с логикой и аргументацией, которые используются господином Антоновым.
В частности, в самом начале статьи при характеристике Второй мировой используется термин «катастрофа» . Если автор имеет в виду всех участников войны, то это  абсолютно неверно хотя бы потому, и это общеизвестный факт, что катастрофу в ходе войны потерпела фашистская Германия, а СССР и его союзники добились, хотя и дорогой ценой, победы, значение которой более 60 лет разными способами пытаются оспорить и умалить очень многие (скажем так) и в нашей стране. 
 Разделяя обеспокоенность автора о том, что «совсем мало кто знает... что 1 августа 1914 года Германия объявила войну России», мне, как бывшему преподавателю истории, хочется утешить автора и, пользуясь случаем, сообщить, что причины, характер и ход войны достаточно подробно изучались и изучаются в школьной программе как по курсу новейшей истории, так и в истории России в 9-м и 11-м классах. Качество изучения -- это отдельная тема и зависит от целого ряда условий, и не только в пределах границ школы.
С учетом определенной осведомленности об этих событиях как среди старшего, так и среди младшего поколения представляется не совсем доказательным и уместным обличительный тон автора а связи с «предательством» Ленина и его партии в годы войны, да еще и на германские деньги. Это, уважаемый Игорь Германович, порядком надоевшие клише...
В качестве маленького оправдания партии, в которой и вы не только были рядовым членом, но и руководителем городского уровня, могу сказать о том, что существует общепринятая точка зрения о том, что эта война действительно империалистическая с обеих сторон. Так что стесняться за действия своей некогда партии не стоит, тем более надо учитывать и то, что большая часть членов партии находилась или на фронте, или в ссылке.  
 Мужество русских солдат, да и офицеров тоже, было общеизвестным как в России, так и за рубежом, и прежде всего в стане противника. Но только неверно, да и безнравственно их мужество как-то противопоставлять. Мужество и подвиг солдат Красной Армии в годы Великой Отечественной, которые могли воевать только при наличии заградотрядов, комиссаров, штрафбатов и тому подобное, -- «это мы и слышали и проходили», песенка знакомая. Но раньше это пели чужие голоса, а сейчас к ним уже присоединились и наши соотечественники, в том числе озабоченные поиском исторической правды.

Далее автор, вольно или невольно, при сопоставлении хода боевых действий двух войн не просто ищет принципиальные различия, а смешивает в одну кучу разные явления. В частности, говоря о мужестве русских солдат, он фактически отрицает факт бездарности многих царских генералов, а это в исторической науке давно доказанный факт. Здесь же, ничтоже сумняшеся, обвиняет послереволюционную власть в том, что на стороне Германии воевали казаки, власовцы и что Красная армия не хоронила своих убитых. Подобные факты имели место  в годы войны. Но каков метод подсчета, какова бухгалтерия?
 В этой войне, конечно, был и Брусиловский прорыв, и  воздушные тараны, и  массовый героизм солдат и офицеров. Независимо от того, что стали они потом красными или белыми, мы все гордимся ими.
Не совсем исторично рассуждение автора о том, что в начале войны наша пятимиллионная армия была разбита или взята в плен. Даже школьники знают, что перед началом большой войны (да даже и в мирное время) вся армия не может быть сосредоточена на одном направлении, а это имело место быть в июне 1941 года. Из пяти миллионов личного состава около двух находились на Дальнем Востоке, в Сибири, Средней Азии, Кавказе и внутренних округах.
 Ко времени московской битвы Красная армия подтянула эти резервы и, опираясь на мобилизованные пополнения, состоящие из сибирских, уральских и прочих мужиков, смогло отбросить немцев и разгромить крупнейшую группировку. При этом надо отметить, что в распоряжении Гитлера находились все ресурсы Европы, а во время  Первой мировой войны Германия бросила на русский фронт менее одной пятой части своих сил.  
 Разделяя возмущение автора засоренностью нашей исторической памяти мифами и конъюнктурными оценками, мы не можем согласиться с тем, что речь всегда идет о том, что миф со стороны наших оппонентов -- это не совсем миф. Мнение наших историков -- это миф. Например, соглашение Англии и Франции с Германией -- это так же плохо, как  пакт Молотова -- Риббентропа. Но не учитывается один маленький момент: что Мюнхенское соглашение заключено раньше, чем пакт, который был вынужден заключить СССР с учетом образующегося единого антисоветского блока. А вообще-то,  философу неплохо бы учитывать причинно-следственные связи.
Ставя перед собой благородную задачу -- освежить нашу память об этих великих трагических страницах истории, автор выбрал явно сомнительный путь (обливая грязью другие страницы, не менее величественные и трагические для нашей страны).
 А может, дело гораздо проще? За последние 20 лет разрушены все хозяйственные и иные связи, уничтожены целые отрасли,  большая часть народа доведена до нищеты и лишена  всякого будущего. Подвели страну к черте, за которой никакого будущего не просматривается.
 Будем надеяться, что народ вернет себе историческую память без общих заклинаний и выберет правильную дорогу.
Василий ОСЬКИН,
историк    
 

Правда и память

Написав статью «Забытая… Далекая … Мировая» я, не скрою, ожидал самых разных оценок, и в этом плане хочу поблагодарить всех читателей газеты, выразивших свое отношение к проблеме. Подчеркну: благодарю всех -- и тех, кто написал в газету (особо отмечу обстоятельные тексты Сергея Дьячкова и Василия Оськина, особенно резко меня критикующего), и тех, кто звонил по телефону, на работу или домой. Хорошо, что мы неравнодушны к своей истории -- ради этого я и писал статью, понятное дело, где-то обостряя проблему и ее оценки. Что касается отдельных высказываний других авторов писем и звонков в редакцию вроде «пересмотр истории», «принижение роли Сталина» и так далее  -- что ж, такие взгляды имеют своих сторонников, и я не могу с этим не считаться или, тем более, осуждать людей, чей жизненный опыт, возможно, богаче моего. Видимо, я думаю иначе --  не лучше или хуже, а просто иначе. Возможно, это издержки философского образования и хорошо усвоенных истин: познание начинается с сомнения; ничего -- на веру; и -- «критика не должна бояться собственных выводов» (К. Маркс в письме к А. Руге). Так что в праве иметь и свое собственное мнение, основанное не только на школьных учебниках или «Кратком курсе ВКП(б)», прошу мне не отказывать.
 В письме уважаемого Дьячкова я не увидел оценок, радикально отличных от моих. Но вот с отдельными суждениями готов поспорить. Первое. Не могу согласиться с сугубо обвинительным тоном в оценке интеллигенции в терминах: «беспринципное продажное диссидентство», «моральное разложение», «либеральные интеллигенты-смутьяны», наблюдаемые по телевидению их «разнузданные оргии», «светская тусовка».  Спор об  интеллигенции стар, как мир. Для меня же интеллигенция и светские тусовки, гламур и прочие отрыжки как раз отсутствующей интеллигентности -- вещи несовместимые. Как несовместимы академик Лихачев, Шукшин (да-да, интеллигент из самой гущи народной), миллионы учителей, библиотекарей, инженеров   с откровенной плесенью и маргиналами «по жизни», густо населяющими сегодня телевизионные экраны.
Да, интеллигенция бывает разная: и радикальная, и революционная, и купленная властями.  Все -- правда. Но правда и то, что мозги, критический склад ума, ясное понимание  чести, верности и достоинства (особенно среди военной интеллигенции) -- это тоже  все не из сказок взято.
 Второе. Вызывает удивление и утверждение о том, что «Антанта развязала у нас гражданскую войну». То есть Корнилов, Врангель, Деникин (их деятельность нужно оценивать со всех сторон, не примитивизируя ее от «черного» цвета до исключительно белых и пастельно-благостных тонов) были наймиты Запада? Как и сотни тысяч русских офицеров и солдат? Гражданская война не имела внутренних причин? Опять мы предстаем как ребята малые, которым плохой дядя велит драться до смерти стенка на стенку. Извините, но это явная передержка.
 Третье. Уважаемый автор пишет, что в 1914 году русских людей «вели на убой неизвестно за что». Что тут сказать… Между официальными лозунгами, подлинным смыслом всех вообще войн и пониманием реального солдата, за что он проливает кровь, видимо, всегда есть различия. Но все-таки доминирующим смыслом и в Первую мировую, и в Великую Отечественную для русских солдат было сражаться за Отечество, за Родину, а потом уже за веру, царя-батюшку, партию, вождя. Именно поэтому, кстати, Сталин уже в 1942 году обратился к образам защитников Отечества России, введя ордена Невского, Кутузова, Суворова и ряд других.  Как ни удивительно, но простой солдат всегда понимает, пусть на уровне интуитивном, разницу между понятиями  «Родина», «Отечество», «народ»,  с одной  стороны,   и «власть», «правительство», «вожди» --  с другой. А как назвать людей, призывавших русских  солдат в Первую мировую  стремиться к поражению своего Отечества? Ах да, ведь Маркс учил, что у «пролетариата нет Отечества».
И тут мы переходим к письму Василия Оськина, окончившего Саратовский университет, в прошлом учителя истории в школе.
Странное дело, даже сегодня вроде бы вполне грамотные и образованные люди в упор не замечают очевидного, отождествляя политический режим  со страной, народом, Отечеством, при этом искренне негодуя, что есть и те, кто полагает, что Россия -- наше Отечество -- существует много дольше, чем советская власть. Что  знать историю своей страны без купюр или искусственных мифов -- право гражданина, который хочет  знать всю правду, гордиться действительными достижениями,  признавать ошибки и преступления властей прежде всего против своего народа,  а они бывали и в современной истории, и эпоху царствования Романовых. Гордиться Победой, а не огромной ценой, за нее заплаченной; разделять вместе с народом   горе по миллионам погибших и при этом спрашивать у власти: почему так случилось, что мы потеряли много больше других  воюющих сторон? Были ли всегда оправданны такие жертвы? Как получилось, что как  в Первую мировую, так и в Великую Отечественную мы «не смогли закончить перевооружение»? И власть должна иметь мужество отвечать на эти вопросы. Почему? Да потому, что «…единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ». Конституция Российской Федерации, статья 3, пункт 1.
 Но вернемся к статье Василия Оськина.  Прежде всего, я не буду никак реагировать на оценки вроде «озлобленность автора»,.  «порядком надоевшие клише», «смешивает в одну кучу», «знакомая песенка», «обливает грязью». Не будет и «исповеди на заданную тему» о моем партийном прошлом. Я все сказал по этому поводу 18 лет назад.  Если же Оськин действительно историк, то он не мог не изучать логику, а ведь еще древние говорили, что апеллирование к личности спорящего вместо полемики с его аргументами по содержанию  недопустимо. Много позже по этому же поводу иронизировал Михаил Жванецкий, когда советовал в самый разгар спора при отсутствии серьезных аргументов внезапно строго, в глаза посмотреть на собеседника и сурово попросить показать паспорт.
 Оськин осуждает меня за употребление термина «катастрофа» в оценке Второй мировой войны.  Ну если десятки миллионов погибших, в том числе более 26 миллионов твоих соотечественников,  не катастрофа, то о чем говорить дальше? Автор поясняет, что катастрофа -- это для фашистской Германии, а для нас с союзниками, стало быть, нет. Это -- Победа, пусть и добытая дорогой ценой. Здесь, мне кажется, опять логическая ошибка, называемая «подменой понятий», а именно -- «значение Победы» и «цена Победы». Но если о значении победы в той войне никто и не спорит (я, во всяком случае, абсолютно убежден в колоссальном для мира значении этой победы, так же как нет для меня и сомнений в том, что именно фашистская Германия развязала эту мировую бойню, -- это все «истины факта»), то вопрос о цене победы не мной и не вчера поставлен  историками,  фронтовиками,  писателями (Василь Быков, Виктор Астафьев). Нашими, отечественными, а вовсе не из-за рубежа заброшенными. Хотя, бесспорно, этот вопрос -- поле для острой идеологической борьбы. Здесь действительно имеются самые разные оценки: от официозных, порой конъюнктурных (вспомните, сколько раз за послевоенную историю менялась официальная цифра погибших), до «окопной правды».
 Автор говорит о том, «утешая» меня (вот молодец!), что «причины, характер и ход войны (Первой мировой) достаточно подробно изучаются в школьной программе». Так речь о том и идет, что наши ребята не знают ничего, кроме штампов типа «империалистическая война», «бездарные царские генералы», «солдаты не хотели драться за прогнивший царский режим». А то, что солдаты и офицеры  русской армии всегда сражались, прежде всего, за Отечество, -- это из школьного курса как-то не усваивается…Учениками. Но вот учитель-то истории должен знать чуть более, чем в учебнике? Знают многие (Василий Оськин, возможно, не из этого числа -- его право). Говорят -- не все. И еще. Насчет «бездарности царских генералов».  Бездарности встречаются во все времена и во всех войнах. Только одни, по глупости или по трагическому стечению обстоятельств потерпев поражение и потеряв часть или армию, стреляются; другие переходят на сторону врага; а третьим иной раз удается свалить все на погибших («мертвые сраму не имут»), обелить себя и годами купаться в лучах незаслуженной славы.
 Далее Оськин обвиняет меня в противопоставлении Первой мировой войны и Великой Отечественной. Ну, с больной головы…  Хотя  тоже прием известный. В статье своей  именно против такого противопоставления, насаждавшегося в нашем сознании годами, я и выступал. Перечитайте мой текст без эмоций и заранее готовых обвинений. Пусть та далекая война была «империалистическая», но для русского солдата она была Отечественная, кстати, так же, как и война с Наполеоном! И потому зачеркивать ее, вымарывать, противопоставлять Великой Отечественной не надо. Вот в чем смысл (это если кратко).
 И, наконец, еще несколько тезисов Василия Оськина. Он оспаривает факт колоссальных потерь РККА в первые месяцы войны. Но по самым разным оценкам эта цифра варьирует в пределах 3,5 миллиона. Есть масса литературы на эту тему, и отнюдь не диссидентской, а вполне официальной. Это трагедия, ошибка руководства страны,  а вовсе не проявление гениальности вождя всех народов. Что же касается пакта Молотова -- Риббентропа, то оценка его как «аморального» дана нашим премьер-министром Владимиром Путиным. Хотя я лично говорю в статье не о желанном согласии политической целесообразности и высокой морали (я  не Манилов), а о необходимости давать честные оценки. Без них нет правды, которая не обязательно бывает сладкая, нет памяти. Нет исторической памяти -- нет будущего. А я хочу, чтобы такое будущее у нас, у народа, у таких разных Оськина и Антонова, у наших детей и внуков было. Вот, собственно, все, что я хотел сказать.
Игорь АНТОНОВ,
президент страховой компании «АСТРО-Волга»,
кандидат философских наук
 


 

Просмотров : 2501
 
Погода в Тольятти
Сегодня
день -12...-14, ветер 2 м/с
вечер -14...-16, ветер 3 м/с
Завтра
ночь -12...-14, ветер 6 м/с
утро -7...-9, ветер 7 м/с