Их ждал огонь смертельный…
Общество
Их ждал огонь смертельный…

Можно, конечно, сказать, что весь маленький Жигулевск пришел в минувшую субботу в ДК «Луч», чтобы проститься со своим земляком Александром Свиридовым, павшим в недавнем российско-грузинском конфликте. Но это будет преувеличением. Народу было много, но не весь Жигулевск. Люди стояли у входа в ДК молча. А о чем тут можно еще говорить? Впрочем, молчали не все.
- Они (Саакашвили со своими приспешниками. - Авт.) думали, что Россия опять выжидать станет, - делилась мыслями о последних событиях какая-то старушка в кругу знакомых. - Они думали, что Россия опять только через год очухается.
- А мы их сразу... - смачно выругался дедок. - Этих…
Можно, конечно, сказать, что дедушка, воспользовавшись моментом, сразу начал разжигать национальную рознь. Но его никто не осудил. Потому что, как известно, кто первый эту самую рознь разжигать начнет, тот потом от нее и погибнет. А дедушка однозначно начал не первый.
 Александр Свиридов лежал в гробу посреди небольшого зала. Если честно, на него было страшно смотреть. Он не был похож на того Санька, здоровенного парня, который глядел  с фотографии. Шесть дней смерти сделали свое черное дело. По правую сторону от него сидели родственники: мать, жена, сестра, брат. Так получилось, что его  несчастная семья попала под этот ужасный молох. Было много венков. Куча цветов увеличивалась у ног Саши ежеминутно.
Между тем о том, как именно погиб сержант Свиридов, не было никакой информации. Мне удалось поговорить с сослуживцами Александра, десантниками, которые, собственно, и привезли его сюда проводить в последний путь.
- Погиб как герой, - тяжко подтвердил  старший из них. - Какие подробности? Когда началась вся эта заваруха, восьмого вечером нашу группу разделили на две части. Одних отправили в Осетию, а нас в Абхазию, в Кодорское ущелье (это та самая группа, которая через ущелье прошла в Гори. - Авт.). Вот там, в Гальском районе, Александр и погиб.
- В Абхазии, значит? - переспросил я.
- В Абхазии, -- подтвердил старшой. - И теперь мы снова туда возвращаемся.
В это время председатель областной организации ветеранов боевых действий Виктор Калиничев, человек со специфической лысиной десантных войск, в крапленом берете, стоя на сорокаградусной жаре, рассказывал журналистам свою историю:
- Мы получили информацию о гибели Александра 12-го числа. Была заминка с отправкой тела из Ростова. Я тогда связался с нашими людьми в Москве, которые сразу оказали всяческую помощь. На всякий случай нашими ребятами была прихвачена еще и «газель». Совместными усилиями «груз-200» был отправлен сначала в Москву.
Его еще спросили, не забудут ли теперь товарищи по братству о семье.
- Десантников бывших не бывает, - заверил Виктор Анатольевич.
Потом журналисты обступили областного военного комиссара Александра Даньшина.  Александр Юрьевич выступал так, как, наверное, и должен в таких случаях выступать областной комиссар. То есть он говорил, что «поступил приказ», «погиб смертью храбрых», «всесторонняя помощь будет непременно оказана».
- А где служил Александр? - спросила одна девушка. 
- В пункте.
- В каком пункте?
- В пункте десантных войск.
Понятно, что Александр Даньшин, как областной комиссар, не имел права раскрывать дислокацию наших войск первым попавшимся девушкам. Но для полной ясности теперь уже можно сказать, что пункт этот находился в Чечне. Для Александра Свиридова и еще семидесяти трех человек вовсе не эта линия фронта оказалась последней передовой. Кстати, как выяснилось, еще один наш земляк, житель Самарской области, ранен «в последней заварухе». И когда Александра Даньшина спросили, как он себя чувствует, тот ответил, что нормально. Точнее, он сказал, что если бы было что-то серьезное, то он бы знал.
Проститься с сержантом Александром Свиридовым приехал и председатель областного национально-культурного центра «Алания» осетинской диаспоры Ростислав Хугаев.  Я хотел поговорить с ним, но Ростислав Эрастович извинился и сказал, что очень сильно устал. Я сначала думал -- от жары, но потом узнал, что Ростислав Хугаев только-только вернулся оттуда, из Алании. Там у него погибло пять родственников, мирных, как говорится, жителей. А его тольяттинский коллега и земляк Денис Хочиев до сих пор еще не вернулся. У него, говорят, погибло одиннадцать родственников, и он их до сих пор хоронит. Такая она, война. Подлая.
Александра Свиридова похоронили с военными почестями на местном кладбище. Он награжден медалью «За верность десантному братству», посмертно.
Михаил ЛАШМАНОВ
 

Просмотров : 2570
 
Погода в Тольятти
Сегодня
ночь 3...5, ветер 7 м/с
утро 3...5, ветер 7 м/с
Завтра
день 4...6, ветер 6 м/с
вечер 3...5, ветер 8 м/с