Право
(16+) Без совести и без денег?
В прошлом номере «Вольного города» мы рассказывали о корыстных преступлениях, материал назывался «Какая совесть? Деньги любой ценой». Там речь шла о людях, не особо обремененных интеллектом. Впрочем, представители интеллигенции от них недалеко ушли.

Взятка для  доктора наук
Уходящий год стал, наверное, самым плохим в жизни 49-летней заведующей кафедрой  Поволжского государственного университета сервиса Натальи Никитиной. Еще бы: доктор экономических наук, автор учебников, а самое главное – должностное лицо, решения  которого влияли на судьбы и преподавателей, и студентов. Но в случившемся виновата сама Наталья Викторовна, хотя ее адвокат и заявлял, что это провокация правоохранителей и оговор нерадивой третьекурсницы.
Относительно нерадивости студентки cогласиться можно: за второй курс у нее были долги по 22, за третий – по 12 предметам. Получается, что она толком и не училась. В других вузах ее давно бы отчислили, а тут…
 – На кафедре «Туризм и гостиничное дело» я подошла к заведующей и спросила, как сдать академическую задолжность за первый семестр второго курса. Никитина ответила, что у меня самой это не получится. Я уточнила, что делать в такой ситуации. Наталья Викторовна на листочке бумаги написала цифру 17. Я переспросила, что это значит. Никитина ответила, что надо принести 17 тысяч рублей и отдать ей. Я кивнула, после чего завкафедрой забрала мою зачетку, – рассказала студентка.
Через пять дней после некоторых размышлений третьекурсница обратилась в УВД города, где ей предложили участвовать в оперативном эксперименте. Она согласилась и получила в присутствии понятых меченые купюры и спецаппаратуру. Разговор при передаче денег длился всего две минуты. Купюры осторожная завкафедрой в руки не брала, велев положить их на лист бумаги. Когда студентка выполнила ее требование, Никитина согнула лист и вместе с деньгами убрала в свою сумочку.
Что же записала спецаппаратура? Никитина:
 – Пошли… Так…
Студентка:
 – Я отпросилась…
 – Ну мы с тобой, как и договаривались, да?
 – Да. Я хотела спросить, когда зачетку можно забрать. Новая сессия начинается.
 – Ты думаешь, ко мне сейчас прибежали и всё быстро тебе сделали? Вот как сделают – я тебе позвоню… Вон туда положи.
 – Всё, кладу.
 – У тебя это старая сессия? Еще одна будет?
  – Да.
 – Не переживай, в любом случае будем немного отодвигать.
Когда студентка вышла из кабинета, появились оперативники, изъявшие купюры, зачетную книжку третьекурсницы и зачетно-экзаменационный лист на ее же имя. Никитина написала явку с повинной, а потом заявила, что плохо себя чувствует. Ей вызвали бригаду скорой помощи – врачи констатировали, что гражданка может принимать участие в осмотре места происшествия, но медицинскую помощь всё же оказали.
В суде Никитина говорила, что документы подписала под влиянием угроз и шантажа со стороны сотрудников полиции, а деньги ей подложила в сумочку нерадивая студентка. Когда именно? В тот момент, когда Наталья Викторовна вышла из кабинета в туалет. Еще заявила, что ее дискредитировали для того, чтобы убрать с должности заведующей кафедрой.
Кстати, она уволилась из вуза через два месяца после задержания и нигде не работает. А какой государственной структуре нужен доктор наук, пойманный на взятке? Позор – как спецкраска: не сразу смывается и не скоро забывается.
Дали Никитиной мало – всего три года условно, это с учетом смягчающих наказание обстоятельств, в том числе благодарностей от депутата Госдумы, руководителя департамента экономического развития мэрии и (внимание!) студентов. Но для таких людей, как она, гораздо страшнее другой «приговор» – потеря статуса.

Недостача на почте
Похоже, почтовое ведомство, словно рыба, гниет с головы. То главный почтальон страны Дмитрий Страшнов получил почти 100 миллионов рублей в качестве премии якобы за хорошую работу и после разразившегося скандала отправлен в отставку.
То главный почтальон Самарской области Артур Игрушкин оказался барином, заставлявшим подчиненных, словно крепостных, строить ему коттедж в Малой Царевщине. Причем по соседству с полуразрушенным зданием почты. А джип, принадлежавший их ведомству, за смешную сумму продал своему водителю, который в тот же день переоформил иномарку на жену Игрушкина. Уволен (это я про барина), и не исключено, что скоро мы услышим про возбуждение уголовного дела.
На фоне этих безобразий преступления, совершенные начальником отделения связи № 21 Натальей Какошиной, кажутся детскими игрушками. Но Уголовный кодекс трактует их иначе – как хищение чужого имущества, вверенного виновному лицу, с использованием своего служебного положения.
В почтовое ведомство Наталья Геннадьевна устроилась в 2012-м на должность оператора связи. Через три года ее назначили начальником отделения № 21 (Голосова, 99). Штат был небольшой (начальник, его заместитель, четыре оператора и девять почтальонов), но работы много. Помимо доставки почтовых отправлений, выплаты пенсий, пособий и денежных переводов, приходилось заниматься продажей товаров, не имеющих к ведомству никакого отношения: бытовой химии и техники, парфюмерии, пластика, текстиля. Это не считая печатной продукции, лотерейных билетов, дисков, сим-карт, а еще страховых полисов.
Товары из самарского управления доставляются на тольяттинский почтамт, а оттуда развозятся по отделениям связи. Поэтому сейчас отделения похожи на торговые лабазы, что вызывает справедливую критику горожан, которых раздражает «многофункциональность» ведомства.
За реализацию товаров несет ответственность непосредственно начальник отделения. Плановые ревизии проводятся раз в полгода, внезапные – по особому графику. Есть еще «отпускные» ревизии: это когда начальник отделения собирается отдыхать. У Какошиной сотрудники ревизионного отдела трижды обнаруживали недостачу. И Наталья Геннадьевна всякий раз гасила ее. Но как? Подделывала подписи пенсионеров, наивно полагая, что это никто не заметит.
Семен Мурыгин (данные свидетеля изменены) оформил льготную пенсию и стал ждать первой выплаты. За четыре месяца он должен был получить деньги лично в почте, а потом – по сберкарте. Ему пришлось семь месяцев ждать и волноваться, потому что в платежном поручении уже кто-то за него расписался, получив 56829 рублей 70 копеек. Этим кем-то оказалась Какошина. Во втором случае фигурировала сумма 41054, в третьем – 17010 рублей.
Старший помощник прокурора Центрального района Елена Паникар поддерживала государственное обвинение по делу. Она рассказала, что Какошина в ходе следствия свою вину не признала, зато в суде раскаялась. Приговор – два года условно. Кстати, по уголовному делу было заявлено в отношении бывшей начальницы отделения № 21 два иска: пенсионеркой – на 17 тысяч и почтовым ведомством – на 98. Для неработающей условницы это большая сумма, и большой вопрос, когда она ее выплатит.
Не хотелось бы заканчивать материал на минорной ноте. Будем надеяться, что в 2018 году на почте, в вузе и любом другом государственном учреждении не станут заниматься хищениями, брать взятки, а потом – краснеть и неуклюже оправдываться. С наступающим праздником!

Сергей РУСОВ

51 (1179) 29.12.17
Просмотров : 1545
 
Погода в Тольятти
Сегодня
ночь 0...2, ветер 4 м/с
утро -1...1, ветер 4 м/с
Завтра
день -1...1, ветер 3 м/с
вечер -1...1, ветер 4 м/с