(16+) Поехали в Москву за новогодним настроением…
Путешествия
(16+) Поехали в Москву за новогодним настроением…

Не секрет, что масштабы предновогоднего украшения города зависят от его финансовых возможностей. В Тольятти на эти цели обычно тратят от 5-ти до 10 миллионов рублей (результат вы сами видите), в Казани – около 100, а в Москве – более 300, притом что общий праздничный бюджет столицы превышает миллиард. Давно уговаривал супругу съездить и лично оценить масштабы оформления, однако перспектива провести отпуск в самом беспокойном городе страны немного пугала, да и жилье там не дешевое. И все-таки в этом году мы решились…
Один из давних столичных знакомых любезно согласился приютить нашу семью на несколько дней в своей трехкомнатной квартире, так что оставалось лишь взять билеты на поезд (а они в первой половине декабря недорогие) и отправляться в путь. Столица встретила плюсовой температурой, дождем и туманом, а расположенный в Восточном административном округе район Богородское (именно там мы жили шесть дней) не только не располагает к поднятию новогоднего настроения, но вообще мало похож на типичную Москву. Увидев построенные еще при Хрущеве серые пятиэтажки, нам стало как-то грустно, а жена, которая много лет прожила в Самаре, вообще сравнила эти места с неблагополучной Безымянкой, когда-то «славившейся» своими алкоголиками и тунеядцами. Ни тех, ни других мы, к счастью, не встретили, а вот выходцы из Средней Азии попадались через каждые сто метров. Они заняли едва ли не все имеющиеся вакансии дворников и уборщиц с зарплатой в 30-40 тысяч рублей в месяц, а также посудомоек, продавцов шаурмой и грузчиков. Встречались и кавказцы, правда, работающими мы их не видели, а в центре очень много китайцев, с одним из которых мы даже немного пообщались, когда стояли в очереди за билетами в зоопарк. Он постучал пальцем мне в спину и сказал на очень плохом русском языке:
– Я читаль. Сегодня закрывай! 
У стоявших рядом людей фраза вызвала недоумение, однако я быстро понял, чего хочет азиат, и деловито ответил:
– Нет! Сегодня зоопарк открыт! 
Потом на всякий случай повторил по-английски:
– Оупен. Открыто, понимаешь?
Китаец заулыбался и закивал головой, бормоча что-то вроде:
– Да, открывать! 
Возвращаясь к уроженцам Средней Азии, стоит отметить, что большинство из них ведут себя очень скромно, стараясь не привлекать внимания, лишний раз глаз не поднимать и от работы не отвлекаться. Хотя встречались и те, кто ходил в национальных киргизских шапках-колпаках и включал на мобильнике какие-то непонятные мелодии. 
– Пойдемте, я вас с Ниязом познакомлю! – сказал хозяин квартиры, когда в первый день мы проходили возле одного из фаст-фудов. – Он из Бишкека приехал, раньше сторожем работал, на стоянке, а теперь по карьерной лестнице поднялся, начальником охраны стал. 
Увидев нашего сопровождающего, Нияз довольно вскинул руки, предложив занять лучшее место у окна и что-нибудь заказать (естественно, не бесплатно). Его основная работа – гонять студентов, которые, купив гамбургер за 50 рублей, считают, что вправе часа два сидеть в теплом кафе с бесплатным вай-фаем.  
– Уважаемые люди приходят вечером, а мест нет, – пожаловался он нам, предпочитая не отвечать на вопросы про зарплату и личную жизнь. 
Рядом с нами сидела женщина лет пятидесяти, пришедшая в кафе со своим пластмассовым контейнером. В нем оказалась гречневая каша, которую она уплетала, читая газету и закусывая купленным чизбургером. Рядом стоял термос с каким-то напитком…
– А дома нельзя поесть? – говорю жене, показывая на странную соседку, которая почему-то не привлекала внимание Нияза. 
– Может, одинокая, а кушать хочется в коллективе! – предположила она.
Позже в метро мы видели еще одну странную москвичку, которая ровно в 17.00 достала из сумки термос, пакет с какой-то едой и начала уплетать, не стесняясь окружающих. 
Раз уж заговорили о питании, то мы в основном кушали дома, покупая продукты в ближайшем сетевом магазине, где цены почти не отличаются от тольяттинских. Иногда ходили обедать в армянский ресторан, владельцы которого днем предлагают вкусный бизнес-ланч (так теперь комплексный обед называют) всего за 200 рублей с человека. Для Москвы это почти даром. Хотели еще привезти из Тольятти термос, чтобы на улице чаем согреваться, но в итоге решили, что это как-то уж совсем провинциально… 
Уже на следующий день после приезда стало понятно, что в Богородском праздника нам не найти. Украшать район местные власти не спешили, за окнами шла унылая стройка (рабочие медленно перекладывали теплотрассу), моросил дождь, а по комнате летал… комар, который уж никак с празднованием Нового года не ассоциируется. В общем, решили каждый день ездить в центр, где, видимо, и осели те самые 300 миллионов, потраченные властями на украшение города. Сначала побывали возле Киевского вокзала, где умельцы создали уменьшенную копию Кремля из металлических конструкций, мишуры и лампочек. Рядом стоял парнишка с чемоданом и листочком, на котором было написано: «Помогите! Не хватает на билет домой».
– Не верьте ему! – сказал мой знакомый, решивший в тот вечер побыть нашим гидом. – Он тут каждый день стоит! Деньги собирает, а уехать никак не может. Видимо, Москва не отпускает.
Едва мы вышли со станции метро «Лубянка», как пришлось жмуриться от огромного количества новогодней иллюминации. Рядом Большой театр, здание Госдумы на Охотном ряду (при нас рабочие монтировали там две большие елки возле входа), главное управление МЧС России и Манежная площадь, до которой мы дошли минут за пятнадцать. По пути не покидала мысль, что лампочек здесь зажгли больше, чем во всем Тольятти, вместе взятом. 
И все-таки с головой погрузиться праздничную атмосферу и поймать предновогоднее настроение почему-то не получалось. Возможно, из-за сильного ветра, от которого не спасали даже теплые куртки, да и огромное количество проносившихся мимо машин напоминало, что мы не в сказке. Помимо того, что в плотном транспортном потоке кто-то постоянно сигналил, заставляя вздрагивать, периодически раздавались звуки автомобильных сирен – это полиция сопровождала важных персон на черных «Мерседесах».
До Нового года оставалось еще две недели, однако народу на Красной площади и подступах к ней собралось несколько тысяч. Взрослые делали селфи на фоне мавзолея, Спасской башни или собора Василия Блаженного, а детвора носилась вокруг, периодически заскакивая с дикими воплями на ступеньки возле Лобного места. Когда-то там головы рубили, а теперь безудержное веселье вокруг…
Каждый год здесь ставят красивую двухэтажную карусель с лошадками, прокатиться на которой почему-то хотят все дети в возрасте от двух до восьми лет. Наш тоже сразу побежал занимать очередь, хотя лично мне хотелось поскорее где-нибудь скрыться от ветра. Пришлось стоять в компании таких же замерзших родителей. Выяснилось, что пять минут катания стоят 300 рублей, но объяснять ребенку, что это неоправданно дорого, желания не было.
– Зря все-таки термос из Тольятти не взяли! – говорю жене, приплясывая от холода. 
Она намек поняла и быстренько сходила в ближайший киоск, где за 100 рублей ей выдали картонный стаканчик с кипятком и одноразовый пакетик чая. Держать его в руках было горячо, да и вкуса не было, однако на какое-то время стало немного теплее. Жена тем временем перечисляла другие цены, которые успела запомнить:
– Чай с облепиховым вареньем – 150, глинтвейн – 250, блин с шоколадной пастой – 200, а с ветчиной и сыром – 250. 
Захотелось крикнуть в духе Кисы Воробьянинова:
– Дерут с трудящихся втридорога! 
Сдержался, конечно, да и очередь на карусель подошла. Самое интересное, что находившиеся на Красной площади люди в большинстве своем не обращали внимания на ценники, скупая все, способное так или иначе поднять настроение или помочь согреться. Создавалось впечатление, что этот жиденький чай можно было продавать еще дороже. В общем-то, некоторые так и делали. К примеру, уличное кафе, работающее от ГУМа, предлагало испить чаю по 300 рублей в таком же картонном стаканчике. Правда, там его наливали из самовара, придавая процессу колорит.   
Что по-настоящему поразило, так это транспортная система. Здесь 232 станции метро (ежегодно открывается по 5-10 новых), а среди наземного транспорта выделяются электрические автобусы (для них сделали специальные подзарядки на конечных пунктах) и современные трамваи, по виду напоминающие зарубежные скоростные поезда. Кроме того, функционируют монорельсовая дорога и 31 станция московского центрального кольца, по которому каждые 5 минут курсируют электрички «Ласточка». И это еще не все. Недавно запустили МЦД (московские центральные диаметры) – наземное метро, соединяющее столицу с городами Подмосковья. Проезд по транспортной карте «Тройка» стоит 38 рублей – с одной стороны, недорого, а с другой, когда катаешься втроем, финансовая нагрузка ощущается. 
Сначала мы платили за 7-летнего сына отдельно, как этого требуют правила, однако, когда посчитали, что поездка в центр и обратно обходится прочти в три сотни (шесть списаний с карты по 38 рублей каждое), решили немного сэкономить. По очереди брали ребенка за руку и проходили с ним вместе, чтобы электроника принимала двух человек за одного. Работники метрополитена взирали на это спокойно, хотя никто, кроме нас, так больше не хитрил. Кстати, любопытное наблюдение: большинство пассажиров московской подземки – это люди от 18-ти до 50 лет, а пенсионеры и дети встречаются крайне редко. Почему? Видимо, первые таким образом пытаются оградиться от столичной суеты, а школьникам вполне хватает развлечений в своем районе. Один раз, правда, ехали в одном вагоне с группой школьников, которых учительница везла на экскурсию в музей космонавтики рядом с ВДНХ. Удалось расслышать их разговор:
– Тебе сколько родители денег дали?
– 1500 рублей. А тебе? 
– А мне 3000. Сказали, чтобы где-нибудь пообедал… 
А теперь вспомните, давали ли вы когда-нибудь своему ребенку 3 тысячи рублей на экскурсию по городу и карманные расходы? Все-таки далеки мы в финансовом плане от них, москвичей.
Зная, что по итогам поездки мне предстоит готовить материал в предновогодний номер «Вольного города», решил съездить на проспект Вернадского, 113 – к дому, где почти 45 лет назад снимали всенародно любимую комедию «Ирония судьбы, или С легким паром». Увы, но сейчас этот дом ничего особенного собой не представляет, если, конечно, не считать заоблачные цены на квартиры – 15-18 миллионов за 55-метровые двухкомнатные. Обычная бело-зеленая многоэтажка, где возле первого подъезда повесили памятную табличку в виде того самого портфеля с веником, с которым Женя Лукашин отправился в баню, а потом улетел в Ленинград. Место достаточно людное (неподалеку расположены студенческие общежития), однако мне пришлось простоять у подъезда минут пятнадцать, прежде чем из него кто-то вышел. Это был мужчина с собачкой, который общаться не захотел. Потом пробежал паренек, крикнувший на ходу:
– Не знаю. Я тут квартиру снимаю.
Наконец, увидел, как к подъезду медленно подходит женщина, везущая тележку. Я предложил ей помочь, поднял груз по ступенькам к подъезду, а потом спросил:
– Может, расскажете, какой у вас дом особенный…
– Чем это он особенный?
– Счастливая вы, – говорю. – Наверное, телевизор 31 декабря не смотрите? 
– Ах, вот вы про что. Да нет уже давно к нашему дому особого внимания. Хотя с виду он остался таким же, как в кино. И церковь сохранилась, которая в кадре мелькает. Раньше некоторые одинокие москвичи специально приезжали возле этого подъезда Новый год встречать. Верили, что это им подарит приключения и судьбоносные знакомства. Только это в 80-х и 90-х годах было… А теперь, посмотрите, пивом торгуют!
Действительно, прямо напротив того подъезда, к которому по сценарию привезли в Ленинграде пьяного Лукашина, расположились две торговые точки – в одной разливали пенное, а в другой мусульманка в платке продавала овощи и фрукты. Косвенное отношение к фильму имела лишь авиакасса, да и то на входе мы не увидели объявлений, предлагающих совершить увлекательное новогоднее путешествие из Москвы в Санкт-Петербург…
Если подводить итог нашего путешествия, стоит признать, что Москва не располагает к отдыху в привычном понимании этого слова. Когда находишься, например, в Сочи, то чувствуется некая размеренность. Вокруг такие же отдыхающие, у которых вполне понятные цели – искупаться в море, покушать, выпить и развлечься. В Москве же на одного туриста приходится сотня местных жителей, которые постоянно куда-то спешат. Попробуй-ка в переходе между станциями метро пройтись спокойным шагом. Тебя сразу же начнут обгонять, тереться сумками, толкать в плечо... Этот город привык не делиться энергией с населяющими его людьми, а наоборот, отбирать ее. Приезжими он тоже не брезгует, и как результат – вечерами в ушах стоит впитавшийся за целый день гул, ноги «отваливаются», а в голове мысль – зачем все это нужно? Местные делятся с Москвой силами, имея взамен приличные заработки, ну а туристы довольствуются полученными впечатлениями и деловито отмечают:
– Да-а-а-а. Хорошо там, где нас нет!  
За шесть дней мы посетили аквапарк – 2000 рублей на троих, океанариум – 2300, студию «Союзмульфильм» – 2400 (экскурсия явно не стоила этих денег), зоопарк – 1200, палеонтологический музей – 1000, музей советских игровых автоматов – 750, бесплатно посмотрели комплекс небоскребов «Москва-сити» (забраться наверх стоит от 650 рублей с человека), поднялись на свисающий над Москвой-рекой мост в парке Зарядье, который местные называют «Язык Собянина», нагулялись по Красной площади и территории ВДНХ. Вроде бы успели все, что планировали, а новогоднее настроение постараемся найти в Тольятти.  

Андрей ЛИПОВ

Просмотров : 22
 
Погода в Тольятти
Сегодня
ночь -1...1, ветер 7 м/с
утро -1...1, ветер 5 м/с
Завтра
день 1...3, ветер 5 м/с
вечер 0...2, ветер 4 м/с