Право
(16+) Давайте 17 миллионов, и ФСБ решит вопрос с налоговой

Итоги проверки

Все начиналось вполне буднично – с выездной проверки налоговой инспекции Автозаводского района. В фирме, которая занимается закупкой, доработкой и перепродажей металлоконструкций, проверяющие нашли много нарушений.
– Вам надо заплатить в бюджет 89 миллионов рублей, – сообщили налоговики руководству фирмы.
Сумма солидная. Из чего же она сложилась? Неуплата налогов – 58, пени – еще 18 миллионов, остальное – штрафы. Озадаченный директор бросился к своим знакомым за советами и помощью.
– Я стал искать законные способы, чтобы уменьшить эту налоговую нагрузку, – не раз потом подчеркивал должник.
Общаясь с неким Андреем, он услышал, что у того есть знакомые, а у тех – якобы высокопоставленные знакомые из компетентных органов. После бесед в кафе и разговоров по телефону обозначилась группа посредников, которая сообщила, что вопрос может быть решен на уровне областного управления ФСБ, но туда надо передать 17 миллионов рублей. И на всякий случай результаты налоговой проверки.
Проанализировав всю информацию, директор пришел к выводу, что посредники хотят банально развести его на деньги. И попросил Андрея поехать в областное управление ФСБ и от его имени написать соответствующее заявление. Тот так и сделал.
В областном управлении Андрею предложили участвовать в оперативном эксперименте, заодно разъяснив, что такое заведомо ложный донос и провокация взятки. Кроме того, ему сообщили, что надо будет встречаться с посредниками и при этом не провоцировать их на совершение преступления. Он согласился, получив конкретные инструкции.
 
Разговоры в кафе
 
Это фрагменты нескольких разговоров посредников, которые демонстрируют, как предпринимателя подгоняли к нужному им результату. 
– Они, по сути, мне верят. Деньги передадут через меня. Единственное, хотят знать, через кого вопрос будет решаться. За такие бабки, говорят, должно решаться вот так (щелкает пальцами).
– Через куратора налоговой.
– Через кого?
– Через куратора налоговой. Людям уже озвучили вопрос, они говорят, давайте документы, посмотрим. Но 20 процентов надо занести. Долг в 89 миллионов, допустим, снизим до двух, но два нужно официально заплатить в бюджет. 20 процентов считаем, соответственно, уже от 87 миллионов.
– Я понял.
– Но их надо занести в кэше.
– Понял. Какая там сумма получается?
– Там …(брань) получается. 17 миллионов, их надо срочно отдать не безналом, а именно налом…
– …Глупый вопрос, деньги немалые. Есть какие-то гарантии? Повторяю, сумма немаленькая, деньги не уйдут, если вопрос не решится.
– Вопрос решится. Стопроцентных гарантий нет. Он уже решается, какие-то бумаги пошли, люди ждут. Эти люди не верят, что будут деньги. Везите…
– …Я в пятницу им озвучил, они согласны. Я взял тайм-аут до вторника. Пусть они сами возьмут на себя апелляцию. Правда, апелляция стоит 500 тысяч, типа за работу.
– Юристов?
– Просто это будет выглядеть как сторнация.
– Стагнация?
– Стагнация – это застой. А сторнация – это когда списано…  Либо это будет выездная проверка 9 месяцев, тоже возьмут деньги, то есть сами девчоночки, которые…
– Я понял.
– Они за неделю деньги соберут?
– Соберут, раз …(брань) горит. Послушай последнее письмо Стива Джобса: какая разница, что ты ходишь с часами за 300 или 30 тысяч долларов, они показывают одно и то же время. Мне, говорит, 59 лет, я миллиардер, у меня всего …(брань), но не могу эти деньги потратить. Я не могу справиться с раком поджелудочной железы, лежу в постели, умираю, никому не нужен (брань).
– Ни одни деньги мира не спасут от этого.
– Ладно. Ты обозначил, что мы в деле?
– Нет…
– …Есть новости?
– Полухорошие. Собрали, но не всю сумму, просят до понедельника подождать.
– Знаешь, как сделаем? Сколько у них сейчас? 
– Я сейчас ничего не повезу, хочу, чтобы полностью собрали.
– Понимаешь, сейчас дорога каждая минута. Надо процесс запустить, чтоб кивнули головой и вообще.
– Я понял. Успеем, до понедельника потерпи, не дольше.
– В понедельник во сколько?
– В обед.
– А если ты у них завтра половину заберешь? Или сколько есть. Для работы.
– Потерпите до понедельника. Хорошо? В понедельник все будет …(брань).
 
Плохой понедельник
 
Конечно, я немного адаптировал и сильно сократил эти диалоги, которые легли в основу уголовного дела. Разговорная речь несколько отличается от письменного изложения. Например, отрывистые фразы про сторнацию означают, что снижение налоговой нагрузки для фирмы будет осуществлено именно этим путем, но за документальное оформление сотрудницам налоговой инспекции нужно заплатить 500 тысяч рублей.
Чтобы придать вес своим словам, посредники говорили, что обладают реальной возможностью через сотрудников ФСБ решить возникшую проблему, что поддерживают дружеские отношения с оперативниками спецслужбы и в курсе взаимоотношений между руководителями и кураторами. 
Был даже один смешной момент. Два посредника в кафе принялись высчитывать, сколько будет 20 процентов от 87 миллионов. Один так увлекся, что выдал неожиданный результат:
– 174.
– Ты что насчитал?
– Как? 87 и 87, это получается 174.
– Не 200 процентов, а 20. Понимаешь? Получается 17 миллионов 400 тысяч рублей. Словом, 17 лямов…
Но вернемся к последней фразе про понедельник. Он для посредников получился действительно …скверным. И не только для них.
Четыре года назад один из свидетелей купил за 1,4 миллиона подержанную, но бронированную иномарку. И на ней теперь перевозит в качестве частного инкассатора деньги и ценные грузы. При тарифе две тысячи рублей в час заказов, по его словам, много.
Вот ему и поступил заказ от Виктора Фомина:
– Есть работа – надо перевезти ценности. Приезжай к кафе на улицу 70-летия Октября к 14:00. Куда везти – уточню на месте, я буду там.
В указанное время водитель автоброни прибыл к кафе, но Виктора, с которым был до этого знаком, на улице не нашел. Хотел ему позвонить, как неожиданно появились люди в масках и камуфляжной форме и стали возле кафе кого-то задерживать.
– Я испугался и убежал в подъезд жилого дома. Оттуда позвонил Фомину, но его телефон не отвечал. Из окна подъезда я увидел, как мой автомобиль сначала осмотрели, а потом погрузили на эвакуатор и увезли. Вечером мне сообщили, что машина находится в областном управлении ФСБ и что меня вызовут для дачи пояснений. А что я знаю? Фомин мне ничего не рассказывал. Я практически таксист, только вожу грузы, – пояснил хозяин автоброни.
Рано утром в понедельник Андрей, представляющий фирму-должника, получил пакет с 17 миллионами. Причем настоящих купюр всего на 255 тысяч, остальное – муляжи, все это было обработано специальным препаратом, люминесцирующим зеленым светом в лучах ультрафиолетового осветителя. Купюры – пятитысячные, как подлинные, так и муляжи, общее количество – 3 400 штук.
Когда на заднем дворике кафе появился Андрей, любители легких денег сразу же спросили его:
– Ты почему с пустыми руками?
– Деньги лежат в моей машине. Один такую сумму я не рискнул нести, мало ли что.
– Тогда пойдем, тебе поможем.
Они вышли на улицу, что послужило оперативникам сигналом к началу операции, точнее ее финальной части.
 
Трое обвиняемых
 
При задержании Владислав Белугин, у кого находился черный пакет с деньгами, от каких-либо объяснений отказался. Как и остальные, зато в ходе следствия и в суде все трое полностью признали свою вину.
Кто они? Ранее не судимые тольяттинцы, здесь жили и работали. Виктор Фомин, с учетом высшего образования, был помощником директора фирмы «Правовая платформа». Владислав Белугин работал менеджером «Логтранса», Александр Коновалов – экспедитором ООО «Строй Комплект Поволжье». Владислав заметно старше подельников, он член тольяттинской организации ветеранов Афганистана.
В суде Белугин рассказал, что ему Фомин предложил заработать крупную сумму денег, обманув «металлистов». Был разработан целый сценарий, в реализации которого Владислав принимал активное участие. Это я к тому, что не стоит его воспринимать как абсолютно невинную жертву, вовлеченную в преступный сговор хитрыми и жадными подельниками.
Кстати, не так прост оказался и представитель «металлистов». Подсудимые показали, что Андрей обратился к ним неслучайно. Во-первых, они знакомы, во-вторых, мужчина им должен деньги.
– Да, у меня был долг перед Белугиным – миллион четыреста тысяч рублей. И Фомину я должен, только точную сумму не помню, – несколько уклончиво пояснил свидетель, который к суду зачем-то официально сменил свое имя.
Обычно меняют фамилию или целиком ФИО, а тут только имя. То ли не нравилось, как родители в свое время назвали, то ли были более прагматичные расчеты.
Расследовали это уголовное дело сотрудники областного управления ФСБ, а государственное обвинение поддерживали в суде представители прокуратуры Автозаводского района.
Фомин и Коновалов получили по два года колонии общего режима, Белугин – на два месяца меньше. Обжаловать приговор подсудимые не стали. И еще. Потерпевший к моменту этого процесса сам оказался за решеткой. Он арестован за преступления, связанные с наркотиками. Но это уже другая история, не имеющая отношения к налоговым миллионам.

Сергей РУСОВ

Просмотров : 33
 
Погода в Тольятти
Сегодня
ночь -1...1, ветер 7 м/с
утро -1...1, ветер 5 м/с
Завтра
день 1...3, ветер 5 м/с
вечер 0...2, ветер 4 м/с