(16+) Я предупредил ее, прежде чем ударить! Снял носок с ноги!
Общество
(16+) Я предупредил ее, прежде чем ударить! Снял носок с ноги!

На интервью с заместителем главного врача тольяттинского психоневрологического диспансера Александром Смуровым шла с некоторой осторожностью. Не каждый день приходиться беседовать с опытным и знающим психиатром.
Большинство опасается обращаться к таким докторам, ведь это значит – ты больной, может быть, психически не уравновешенный. Там, то есть в дурдоме, тебя залечат, накачают таблетками, и нормальным, здоровым человеком оттуда уже не выйти. Так думают многие, если не все, а как на самом деле?
По статистике Всемирной организации здравоохранения, в России ежегодно за психиатрической помощью официально обращаются более 7 миллионов человек. А неофициально? Многие до сих пор боятся попасть на психиатрический учет. Никто не знает, что его уже не существует много лет.
– Александр Алексеевич, какие психические болезни особенно обостряются осенью и зимой?
– Сезонные обострения – это классика всей медицины. Все психические заболевания и расстройства цикличны. Среди них шизофрения, депрессия, маниакально-депрессивный психоз. Обострения обычно бывают весной и осенью, впрочем, зимой людям также часто неспокойно.
Обращаем внимание на все, не только на жалобы пациента, но и на его поведение – в соответствии с изложенными жалобами, проблемами. Например, человек говорит, что у него подавленное настроение, жить не хочется, бессонница мучает, но при этом улыбается и жизнерадостно себя ведет. Это уже для врача-психиатра о чем-то говорит, начинаем рассматривать какое-то депрессивное состояние – что это, заведомо установочное поведение или иная форма депрессии? 
– Сколько времени требуется врачу, чтобы определить заболевание? Одного приема достаточно?
– Предварительно, да. Бывают сложные случаи, и нужно наблюдение в стационаре. Там за больными следят не только врачи, но и дежурный медперсонал, ведется журнал, куда записывают поведение пациентов. И ночные показания для нас очень важны: спал – не спал, куда ходил, с кем говорил.
Вообще психиатрия – одна из самых молодых наук на сегодняшний день. Зачастую кроме опыта и знаний врача, к сожалению, других инструментов нет. Все дополнительные методы исследований: электроцефолограмма, рентгенологические методы, томография дают нам только ориентировочные сведения о больном. Но окончательный диагноз устанавливается на основании той симптоматики, которую видит врач-психиатр. 
– Вы отметили, что психиатрия – молодая наука. Значит, и тольяттинский психдиспансер – еще довольно молодое медучреждение?
– Ему полвека. В 1963 году был открыт кабинет по приему лиц, страдающих психическими расстройствами, на базе первой городской больницы. И только в 1992-м вся психиатрическая служба из приспособленных помещений переехала в новое здание на Автозаводское шоссе, 3.
Сейчас у нас 7 стационарных отделений на 435 коек. Три мужских, два женских, одно отделение неврозов и пограничных состояний, медико-социальное отделение, где осуществляются уход и лечение пожилых пациентов, страдающих психическими расстройствами. Три дневных стационара для взрослых, рассчитанных на 180 человек, и один дневной на 30 мест для детей. Здесь работают 13 врачей и 102 человека среднего медперсонала.
Есть еще отделение амбулаторных судебно-психиатрических экспертиз. В год проводим более 800 экспертиз по гражданским, административным и уголовным делам.
– А поликлиника?
– В поликлинике работают 13 врачей-психиатров. Здесь регулярно наблюдаются и получают лечебно-консультативную помощь более 11 тысяч тольяттинцев.
Подчеркну, вся работа ведется на основании Закона «О психиатрической помощи и гарантии права граждан при ее оказании». Это основной наш закон, вышедший в 1992 году, им мы и руководствуемся в работе.
– Что это значит?
– Это значит, что есть такое понятие – врачебная тайна. Еще данный закон предусматривает, что любое обращение сюда является добровольным.
– Человек болен, он буйный, не следит за собой, неадекватно ведет себя, но не понимает, что ему нужна помощь. Его привозят родственники?
– Чаще всего да. Либо человек попадает в другую больницу, и оттуда уже коллеги вызывают наших специалистов на консультацию. Либо, если есть там психиатр, он первично осматривает и ставит предварительный диагноз, а дальше – к нам. 
– Александр Алексеевич, увеличивается ли количество психически больных людей, особенно в условиях затяжного экономического кризиса?
– К сожалению, увеличивается. Диагнозы самые разные: шизофрения, аффективные психозы, эпилепсия. Также очень много больных с пограничной патологией, к ним относятся те, кто страдает различными неврозами, паническими расстройствами или социальными фобиями. Очень много больных с органическими проблемами, это те же деменции при болезни Альцгеймера и другие атрофические заболевания. Человек стареет, а значит, стареет и мозг, наступает атрофия.
– Это не лечится? 
– Препараты помогают притормозить развитие болезни, но не вылечить. Тут главное – обратиться вовремя.  Пришел мужчина по поводу поведения своей старенькой мамы. У нее трое детей, мама болеет, чудит, живет у дочери, то есть у сестры обратившегося. Вроде пенсионерка ухоженная, кушает, сыновья ее навещают, спрашивают, как дела. Она всегда отвечает, что нормально. 
Поводом для обращения стало то, что мама месяц сидит и плачет, переживает за внука, которого кто-то обижает. Ее пытались успокоить, но тщетно. Дети решили, что у мамы депрессия. Привезли к нам. Мы беседуем с ней, вроде все нормально. Спрашиваю ее: вы знаете этих людей (и показываю на детей)? Она отвечает: это бандиты, я впервые их вижу. Они меня похитили, и я живу у них. Они хором: мама, мы твои дети! Нет, мои дети маленькие – считает старушка. В результате нашего осмотра выяснилось, что у нее психозы и серьезные нарушения памяти.
– А люди с другими расстройствами? Кто они, Наполеоны?
– Откуда взялся Наполеон? Это бредовые идеи величия наиболее часто встречаются при маниакально-депрессивном психозе. Так вот, наполеоны были тогда, а сейчас кто? Наши модные современники: президенты, правители, актеры, целители. Люди в таком состоянии думают, что все могут, любое дело решат. Бизнес-проект? Легко! Вылечить болезнь? Не проблема! 
– Часто слышим: вот он – психованный или у него невроз. Что такое психоз и невроз?
– Психозы и неврозы относятся к одним из наиболее часто встречающихся расстройств психики. Но причины развития у них разные. Психозы подразделяют на эндогенные, в развитии которых большое значение придается наследственным факторам. К данной группе относятся такие заболевания, как шизофрения, биполярное аффективное расстройство, психозы, характерные для позднего возраста, эпилепсия, атрофические заболевания головного мозга: болезнь Альцгеймера, Пика, Паркинсона, хорея Гентингтона.
А экзогенные психозы возникают под влиянием факторов внешней среды – инфекции, интоксикации алкоголем и наркотиками, эндокринные заболевания. К этой же группе относятся реактивные психозы, причиной которых являются острые психические травмы и длительные психотравмирующие воздействия.
Неврозом же является психическое расстройство, которое обусловлено истощением нервной системы вследствие длительного воздействия стрессовых ситуаций.
– В чем отличие?
– Невроз развивается вследствие длительного стресса, вызывает нарушения со стороны нервной системы и физического состояния здоровья, но не оказывает влияния на личность больного и не лишает возможности осознавать, что человек болен. Невроз – обратимое состояние, поддающееся лечению.
Может быть несколько форм, каждая из которых имеет свои клинические проявления. Например, неврастения. Она заключается в истощении нервной системы, которое сопровождается раздражительностью, головными болями, чрезмерной утомляемостью, расстройством сна. Навязчивое состояние возникает у пациентов, которые отличаются мнительностью, излишней тревожностью. 
Психоз же может развиться достаточно быстро, в течение нескольких суток, порой даже часов. Это острые психозы. Примером может служить белая горячка у лиц,
страдающих алкоголизмом, или психозы при употреблении наркотических веществ. Другие, например, шизофрения, развиваются постепенно, исподволь, на протяжении месяцев или даже лет. Это так называемые хронические психозы. Данные состояния проявляются только психическими нарушениями: бред, галлюцинации, беспричинная раздражительность, страх, приподнятое или подавленное настроение, а еще снижение памяти.
При психозах критика пациента к заболеванию отсутствует, больными они себя не считают, значительно меняется личность: люди становятся странными, малообщительными, перестают ухаживать за собой. Также у пациентов нарушается восприятие окружающего мира, изменяются ощущения, наблюдается эмоциональная нестабильность, резкие перепады настроения. Движения хаотичны, речь непонятна, отрывиста. 
– Александр Алексеевич, расскажите про эффективность лечения. Вы подбираете нужный препарат для улучшения самочувствия пациента?
– Мы смягчаем, по возможности, симптоматику у больного для того, чтобы он спокойно существовал в обычной жизни, мог функционировать. 
– Почему люди боятся идти на прием к психиатру в больницу? Я уже не говорю о том  стыде, если кто-то здесь находился на лечении в стационаре. 
– Это наше отношение, наша культура. Как хотите, просто такое воспитание. Раньше речь шла о блаженных, и к ним относились пусть не с уважением, а хотя бы с терпением, пониманием. Сейчас блаженных как мы называем? Грубо. К людям с психическими нарушениями стали относиться нетерпимо. Соответственно, обществом все это воспринимается негативно.
– Многие боятся таких людей, дистанцируются. А вы? Вообще врачи-психиатры боятся своих пациентов?
– Возбужденного больного боится любой. Врачи тоже люди, и закончить жизнь насильственной смертью никто не хочет. Стоит отметить, что таких пациентов немного, но встречаются. 
– Как себя вести с психбольным? Как понять, что человеку требуется помощь?
– Это видно по поведению, фразам. Особенно важно, когда есть критика.
– Критика?
– Да, человек понимает, что ему нужна помощь, и он хочет вылечиться. Такому пациенту можно помочь. 
– Как помочь тем, у которых серьезное расстройство, например, шизофренику? Он же не придет к вам и не скажет: здравствуете, я – шизофреник!
– Такой может сказать, правда, когда уже далеко зашедшая стадия. Но многие из них даже не знают, чем они страдают, в силу своеобразного мышления.
В отделении лежал пациент, бывший военнослужащий, у него шизофрения. Скандал с ним разгорелся тогда, когда он просто так ударил подошедшую к нему медсестру. На вопрос, зачем вы это сделали, он ответил, что у него было плохое настроение, чувствовал себя раздражительным и злым. «Так вы бы сказали об этом!» – предложили ему. «Я и сказал, предупредил ее. Как? Когда она зашла, я поднял ногу и снял носок!»
Вот это называется символическим мышлением: он подал определенный сигнал, признак того, что раздражен. Понять его нелегко, а для больного это нормально, логично. Он же предупредил, сделал все правильно. Для нас такие люди плохо предсказуемы, с ними опасно. Это выраженное расстройство.
– А не выраженное?
– Фактически вы его не увидите. И мы не сразу их видим. 
– Александр Алексеевич, как помочь человеку и понять, что ему нужна помощь психиатра? И как должно проходить лечение? 
– Помогать в преодолении болезни должны родные и близкие люди. В большинстве случаев именно они замечают, что человек начал странно себя вести и требует консультации, обследования у врача-психиатра. Сам же больной часто не может обнаружить нарушений в своей психике.
Обращаться необходимо к врачу-психиатру поликлинического отделения, а он уже решает, где может проходить лечение – дома, в дневном стационаре или необходимо пребывание в круглосуточном стационаре. О сроках и методах лечения того или иного заболевания также необходимо говорить с лечащим врачом.
Будьте здоровы!

Беседовала Ксения РИС

Просмотров : 629
 
Погода в Тольятти
Сегодня
ночь 3...5, ветер 7 м/с
утро 3...5, ветер 7 м/с
Завтра
день 4...6, ветер 6 м/с
вечер 3...5, ветер 8 м/с