Перевернутый ботинок студента Надарова
Право
Перевернутый ботинок студента Надарова
Я не знаком ни с Максимом Надаровым, ни с его родителями, но почему-то жаль теперь уже бывшего студента ТГУ. Он в погоне за мифическим заработком разом перечеркнул всю прежнюю, достаточно беззаботную жизнь и теперь сдает другие сессии – тюремные.
Максим учился на третьем курсе, осваивая интересную по нынешним временам специальность – технология производства продуктов питания. 19 апреля в социальной сети ему прислали сообщение, предложив поработать пешим курьером. При этом пояснили, что надо будет раскидывать посылки по адресам, их он станет выбирать сам, но в районе, который укажут. Про содержимое посылок в сообщении ничего не говорилось, хотя и без того было понятно, что требовались услуги наркокурьера. Тем не менее Надаров согласился. 
– Деньги нужны были, – так он объяснил потом на допросе свой выбор. 
20 апреля Максим скинул сообщение, что согласен, а по сути, шагнул в топкое болото. Некий «куратор» предложил ему на выбор: внести 5 000 рублей в качестве залога или прислать фото паспорта. Надаров выбрал экономвариант, взамен получил инструкции, где отдельной строкой указывались штрафные санкции. «Посылки» нужно было разбросать в течение семи часов, за каждый просроченный час – штраф 500 рублей.
Еще в инструкции подчеркивалось, что необходимо избегать видеонаблюдения, внимательных взглядов мужчин среднего возраста с короткими стрижками, а также неприметно одеваться. Словом, требовалось поиграть в шпионов.
В начале мая Надарову дали первое «боевое» задание, а до того он раскладывал во дворах пакетики, не замотанные изолентой. Чуть позже «куратор» объяснил ему, что это были проверки и в пакетиках находились не наркотические вещества.
После проверок Максим через закладки стал получать фасованные партии «синтетики». В среднем – от 20 до 40 свертков, один раз было 110.
 – Оптовые партии я получал в промзоне Автозаводского района, это улица Коммунальная, иногда – в Тимофеевке. А последнюю партию забрал в 3а квартале. На пересечении улицы Юбилейной и Ленинского проспекта есть какой-то «дворянский дом», от него отходит аллея, а там – строительный забор. Вот за забором и лежал перевернутый черный ботинок, в нем – 60 доз, – рассказал Надаров.
Вышло символично: перевернутый башмак – словно опрокинутая жизнь. Хотя вряд ли об этом тогда подумал третьекурсник, его, скорее всего, волновали более приземленные вещи. «Куратор» велел ехать в Комсомольский район, точнее в Шлюзовой, и там произвести массовые закладки. Утром 18 мая Максим на своей старенькой «восьмерке» доехал до микрорайона и принялся за «работу»: улица Куйбышева, дома 20, 22, 30, 36, 44, затем – Гидротехническая, Железнодорожная, Энергетиков. Он успел сделать 49 «кладок» и поехал вглубь Шлюзового, чтобы там разбросать оставшееся.
Его быстро заметили оперативники. А как не заметить парня, который ходил от подъезда к подъезду и постоянно пользовался телефоном? Типичное поведение «кладчиков». Когда к Надарову подошли, предъявив удостоверения, он заволновался, стал вести себя неестественно. Сказал, что работает в такси, но не смог толком объяснить, кого и почему здесь якобы ищет. Сначала назвал один домашний адрес, потом другой…
10 пакетиков с наркотиками, обмотанных изолентой, Максим вытащил из левого рукава своей олимпийки, когда понял, что попался. Затем рассказал, где именно делал «кладки», тем более в одном из двух телефонов были соответствующие записи. Там всё понятно без расшифровки, только подъезды именуются падиками.
 Наркотики студент прятал в клумбы, под лавки и в кормушки для птиц, тотчас передавая информацию «куратору». Процедурные моменты с задержанием не заняли много времени, а когда оперативники вместе с Надаровым поехали по адресам, то из 49 пакетиков на месте лежали только 24. Остальные уже разобрали наркоманы, одного, кстати, вскоре задержали.
Максим рассказал всё, что знал, подчеркнув два момента: сам он наркотики никогда не принимал и дома у себя не хранил, пакетики лежали всегда в машине. В суде тоже признал вину, но отказался давать показания, ссылаясь на конституционное право не свидетельствовать против себя. 
Когда государственный обвинитель из прокуратуры Комсомольского района предложил лишить подсудимого свободы на 12 лет и 8 месяцев, Надаров побледнел. О чём он думал в тот момент? Осознал, что был расходным материалом для наркодилера, как десятки других парней, а теперь наступила расплата? Что произошло какое-то чудовищное недоразумение, за которое он готов еще раз извиниться? Что у него, учившегося в вузе, нет ничего общего с урками в тесной камере? Или Максим ни о чём не думал, находясь в прострации?
Суд, на мой взгляд, пожалел обвиняемого в тяжких и особо тяжких преступлениях, приговорив его к шести с половиной годам колонии строгого режима. Недавно, например, наркосбытчик из Нового города, даже заключивший досудебное соглашение со следствием, получил 11 лет. Конечно, в каждом уголовном деле есть свои особенности, их учитывают. Для 20-летнего несостоявшегося технолога по продуктам питания и такой срок покажется долгим, ведь под стражей он пробыл всего шесть с половиной месяцев.
 
Сергей РУСОВ
Просмотров : 392
 
Погода в Тольятти
Сегодня
ночь -6...-8, ветер 7 м/с
утро -7...-9, ветер 8 м/с
Завтра
день -7...-9, ветер 7 м/с
вечер -6...-8, ветер 7 м/с