Общество
Дожили: на почте нет почтальонов

Поехать в отделение почтовой связи № 9 меня подтолкнули звонки читателей:
– Нам перестали носить «Вольный город», хотя оформлена годовая подписка. Мы спрашивали, что случилось, в отделении сказали, что уволились все почтальоны.

Я всегда переживаю, когда читатели жалуются на плохую доставку газеты, потому что почтари наносят ущерб нашей деловой репутации. И как порой объяснить пенсионеру, которому в почтовом отделении ответили, что редакция не выпустила номер, поэтому его и не разнесли по адресам, если мы свои обязательства полностью выполнили? Если редакционные экземпляры стопкой лежат на столе, пахнут типографской краской, а кто-то уверяет, что этого номера нет в природе?
Перед продолжительными праздниками мы, собираясь пропустить выпуск номера, всегда делаем две вещи. Первая: официально извещаем наших деловых партнеров (почта, «Роспечать», типография) о пропуске. Вторая: в газете обязательно указываем крупным шрифтом, когда выйдет следующий номер.
Не знаю, почему этого не замечают почтальоны. Впрочем, ненаблюдательность – не единственный их недостаток. В последнее время читатели жалуются, что номера за вторник и пятницу им приносят раз в неделю – обычно в субботу. У кого-то из сатириков есть замечательные строки:
Всю неделю ждем газет,
А газет все нет и нет.
Но зато уж раз в декаду
Их читаем до упаду.
И это при том, что половину подписных денег почтари забирают сразу. А потом мы еще ежемесячно платим им за дополнительные услуги. Но почта в подписном секторе по-прежнему монополист, поэтому приходится скрипя зубами мириться. До определенного предела. И, похоже, этот предел наступил.
Девятое отделение связи находится по адресу: улица Победы, 20. Когда мы приехали, начальника не было, пришлось общаться с его заместителем Верой Быковой. Я честно сказал, что намерен ругаться. Нет, я не топал ногами, не кричал и не употреблял ненормативную лексику – просто изложил свое понимание ситуации.
Вера Владимировна, искренне, как мне показалось, переживая за случившееся, подтвердила, что 11 июня у них уволились все почтальоны.
– У вас большой коллектив? – спросил я.
– По штату четыре оператора, шесть почтальонов, я и начальник. Три почтальона проработали полмесяца и разом уволились.
– Почему?
– Сказали, много работы. Один заявил, что пойдет работать в театр, там легче. Вторая жаловалась, что здесь нет выходных, ты привязан к работе.
– А почему уволилась третья?
– За компанию.
– И кто теперь доставляет людям газеты, письма?
– Мы с начальником, операторов заставляем. Маляр приходит.
– Какой маляр?
– Из почтамта присылают, на подмогу.
Я уточнил, сколько сейчас получает почтальон. Раньше все были на окладе – 7700 рублей, а с 1 марта в городе перешли на сдельную оплату труда. В среднем получается 12 тысяч, чуть больше.
Тут подошла начальник отделения Юлия Насырова, но комментировать ситуацию не стала. И вообще повела себя как-то странно: поспешила уйти. Через десять минут я, заглянув в помещение сортировки, еще раз попросил ее прокомментировать увольнение всех почтальонов.
– Мне некогда с вами разговаривать, я работаю, – уже с суровинкой в голосе ответила Юлия Салаватовна.
– Конечно, это я бездельник, коль отрываю вас от работы. Вон лежат стопки газет за вторник, вы когда их разнесете по адресам?
Насырова ответила, что похожая ситуация с кадрами сложилась… в Новосибирске, и поспешила уйти в свой кабинет. Я проявил настойчивость, попросив пригласить ее в зал. Она нехотя вышла, а когда услышала, что я собираюсь писать критический материал, который отправлю в почтовые ведомства Самары и Москвы, поспешила закрыть за мной дверь. Боюсь показаться субъективным, но не производит она впечатление руководителя, способного решать проблемы. Глупо в такой ситуации, подобно страусу, прятать голову в песок, под которым может оказаться бетон.
Пока я пытался понять, куда исчезли почтальоны, в отделение зашла пенсионерка и попросила, показав подписной квиток, отдать ее номера «Вольного города». Сказала, что газета ей очень нравится, вот только ноги болят ходить за каждым номером.
Интересный разговор получился у меня с руководителем почтамта Татьяной Рябовой. Она извинилась за Насырову, сказав, что Юлия стала начальником два месяца назад.
– Татьяна Павловна, сколько сейчас в городе почтовых отделений?
– Вместе с Жигулевском – 49, без Жигулевска – 44.
– А вакансий?
– Сейчас 21. Девятое отделение – самое проблемное, самое тяжелое. Мне доложили, что двоих почтальонов вроде нашли.
– А почему не привлекаете к работе молодых пенсионеров? Тех, кто еще может и хочет работать?
– Привлекаем, но надо дождаться сентября, когда закончится дачный сезон.
– А старшеклассники? Студенты? Пусть летом подрабатывают.
– Привлекаем, но старше 16 лет и с согласия родителей. Есть дети наших работников.
– По какому телефону можно позвонить, чтобы узнать подробности?
– Так: 28-31-40 (почтамт) и 22-25-36 (отделение № 9).
Когда мы прощались, Татьяна Павловна попросила не сильно критиковать почту, а то ее, Рябову, точно уволят. Я хотел посоветовать, чтобы уволили начальника девятого отделения, иначе там не только почтальонов, но и операторов не останется, придется вообще закрывать точку. Но не стал говорить, в конце концов руководителю почтамта виднее, как распределять кадры.

Сергей РУСОВ

P. S. Впервые за свою журналистскую практику я отправил вчера в официальные инстанции еще не опубликованный материал. С пометкой: «Для ознакомления и официального ответа». Слишком критической сложилась ситуация…

Просмотров : 2460
 
Погода в Тольятти
Сегодня
ночь -14...-16, ветер 2 м/с
утро -12...-14, ветер 2 м/с
Завтра
день -7...-9, ветер 4 м/с
вечер -9...-11, ветер 4 м/с