Валерий Фильчаков: Я никогда не фабриковал улики и не брал у преступников деньги
Право
Валерий Фильчаков: Я никогда не фабриковал улики и не брал у преступников деньги

Этот год юбилейный не только для Тольятти, но и для ряда его служб. Так, 15 июля 1972 года указом Президиума Верховного Совета РСФСР были созданы отделы внутренних дел Автозаводского, Центрального и Комсомольского райисполкомов, а также УВД города.
С того момента прошло 40 лет, из них почти 33 года прослужил в тольяттинской милиции Валерий Фильчаков. Начинал службу сержантом, а закончил полковником. Он один из тех, на ком держался уголовный розыск – основа всей милиции. Валерию Александровичу сейчас 56 лет, он возглавляет совет ветеранов МВД Центрального района (на общественных началах) и является советником президента крупной фирмы. С ним я знаком давно – с прошлого тысячелетия, поэтому было о чем поговорить накануне юбилея тольяттинской милиции.

Охота за щипачами

– Что привело вас в уголовный розыск? В те времена попасть в угро было сложно.
– Что привело? Романтика, но мест в уголовном розыске не было, и я начал службу в отдельном конвойном дивизионе. Раньше ИВС, то есть изолятор временного содержания, назывался КПЗ. Потом появилась вакансия в оперативно-поисковой группе по борьбе с карманными кражами, и я стал младшим сыщиком.
– Так называлась должность?
– Официально – младший инспектор уголовного розыска, сержантская должность. Кстати, наша группа была единственной в городе. Такие оперативно-поисковые группы создавали в больших городах по приказу Щелокова. Мы подчинялись непосредственно начальнику угро, имели служебный транспорт («уазик») и скрытно носимые радиостанции «Чайка».
– Интересное название!
– Конечно, это не сравнить с нынешними средствами оперативной связи, но мы тогда гордились «чайками», носили их под пиджаком и даже под рубашкой.
– Кого вы ловили, как? Щипачей среди карманников много было?
– Вор-карманник в уголовном мире пользовался авторитетом. Вспомните братьев Власовых, старший за чужие кошельки больше 30 лет отсидел. Щипач – это квалификация! В основном мы задерживали тех, кто промышлял в выходные на рынках, магазинах, «ездил» в часы пик в общественном транспорте. Некоторых мы знали в лицо, некоторых вычисляли по специфическому поведению.
– Это как?
– Суетливые движения, интерес не к товару, а к сумочке или пакету, что в руках женщины. Тогда 70 процентов потерпевших от карманных краж были женщины.
Были воры-одиночки, другие «работали» группами, скажем, по три-четыре человека. Среди карманников были даже женщины. Иногда гастролеров из Сызрани или Самары нам сдавали местные уголовники.
– Не любили конкуренцию? Кстати, карманники тогда мойками пользовались? (Поясню для читателей: мойка – кусочек лезвия или остро заточенная монета. – Авт.)
– Мойками пользовались редко, в основном воры сумочки расстегивали, а не резали.
– Как они вели себя при задержании?
– Играли на публику, кричали: «Караул! Милиция!» Мы тут же показывали людям удостоверения и объясняли, что происходит. А воров брали только с поличным, то есть с кошельком в руке.
– И никогда не подбрасывали кошелек, как Жеглов в фильме «Место встречи изменить нельзя»?
– Нет. Можете мне не верить, но я никогда не фабриковал улики, не бил подозреваемых, не навешивал им чужих преступлений, не брал у преступников деньги. До сих пор некоторые из них со мной здороваются на улице, а кое-кто сообщает оперативную информацию.
– Разве они не знают, что вы ушли в отставку?
– Знают, но верят, что и сейчас я их никому не сдам.
– А что вы делаете с полученной информацией?
– (Улыбается) Строго спросил, Сергей Анатольевич, как в следственном комитете. Информацией я делюсь с руководством отделов полиции.
– С кем вам было комфортно работать в группе по раскрытию карманных краж?
– Со Станиславом Гречановым, Виктором Боярским, Романом Хасановым, Валерием Цвяком. Все ребята хорошо работали.

Про агентов буду молчать

– В каких подразделениях еще довелось работать?
– Охранял Олимпиаду-1980, был инспектором угро Автозаводского РОВД (3-й и 6-й кварталы), в Центральном РОВД курировал частный сектор. Потом в УВД города создали отделение по борьбе с имущественными преступлениями, которое возглавлял подполковник Александр Федоров. Меня перевели туда, затем назначили заместителем начальника ИВС по оперативной работе.
– Кто тогда возглавлял изолятор?
– Майор Анатолий Крутько. Затем меня назначили начальником отделения «А» и розыска преступников
– Что означает литера «А»?
– Агентура.
– А вот с этого места, Валерий Александрович, пожалуйста, подробнее.
– Нет. Агентура была, есть и будет. И правила нарушать нельзя, тем более я дал подписку о неразглашении.
– Среди агентов были те, кто информировал за деньги?
– Конечно.
– А если ваш агент совершал преступление, что тогда?
– Он садился. А как по-другому?
– Хорошо, сменим тему. Однажды из вашего служебного кабинета на пятом этаже выбросился подозреваемый. Разное тогда написали и говорили. Расскажите, как было дело.
– Октябрь девяносто второго года. Совершено несколько заказных убийств с использованием огнестрельного оружия, погиб в том числе Александр Маслов, идейный вдохновитель волговской группировки. Помните такого?
– Это тот, который много щурился? У него было плохое зрение, а носить очки не позволял имидж.
– Мы выяснили, что в Тольятти приехали оренбургские киллеры и сняли комнату на Молодежном бульваре, 37. Мы их задержали, изъяли огнестрельное оружие и доставили в УВД города на пятый этаж, где располагается уголовный розыск.
С одним из задержанных беседовал я. Говорили больше часа.
– Он пошел на контакт?
– Что-то общее, не касаясь своего участия в заказных убийствах. Когда беседа завершилась, я сказал, что он сейчас будет отведен в изолятор. Тут парень, отшвырнув стул, неожиданно вскочил на приставной столик и щучкой нырнул в окно.
Я схватил его за ноги и осколками стекла порезал себе голову и шею. Одет задержанный был в спортивные брюки, он из них выскользнул и упал вниз. Скончался почти сразу.
Если помните, шума было много, даже возбудили уголовное дело по факту смерти, которое потом прекратили за отсутствием состава преступления. Прокуратура Автозаводского района выписала предписание поставить решетки на окна пятого этажа здания УВД. До сих пор устанавливают.
– А что погибший?
– Оказался в розыске за бандитизм в Удмуртии. Остальных оренбургских киллеров потом судили, вменив несколько заказных убийств.

Артист… доверчивого жанра

– Вы много лет были начальником криминальной милиции Центрального района. Считается, что самые зверские убийства совершены именно в Старом городе. Так?
– Я бы не стал так утверждать, хотя работать по раскрытию убийств приходилось много. В свое время начальником угро города был Евгений Корольков, который умел классно организовывать раскрытие особо тяжких преступлений.
Однажды на улице Самарской прокладывали асфальт, и дорожные рабочие в заброшенном сарае нашли два мешка с разрубленным мужским телом. Мы начали работать и установили, что в доме возле «Синтетики» живет ранее судимый, который причастен к убийству. Потом оказалось, что он в ванной расчленил собутыльника, а мешки с частями перевозил в общественном транспорте.
Был случай, когда в квартире на улице Ленина поругались два выпускника кулинарного училища. Один обвинил другого, что тот плохо учился и даже мясо не может нормально разделать. Второй обиделся, убил сокурсника и расчленил, как учили.
Еще случай  дом на пересечении Ушакова и Мира. Курсант военного училища, когда остался в квартире один (отец уехал отдыхать в профилакторий), пригласил двух девиц в гости. Одна сумела потом убежать с порезанными руками, а вторая погибла. Ее тело курсант расчленил и разбросал по району.
– Бомж нашел на мусорке бедро, принес на рынок возле «Светланы» продавать. Утверждал, что это свинина.
– Было такое. Мы получили информацию про курсанта, приехали в квартиру, а там кровь и личные вещи убитой.
За сутки мы раскрыли убийство мужчины, которого похоронили на балконе. Стали проверять полученную информацию, приехав в квартиру на улице Ушакова. Зима, пятый этаж. Я выхожу на балкон и понимаю: что-то не так.
– Что вас смутило?
– Пол балкона всегда ниже, а тут на уровне пола в квартире. Разбили бетон - там труп мужчины.
– Мне оперативники как-то рассказывали, что убийства трех мужчин, чьи тела нашли на обочине дороги, припорошенные снегом, раскрыли благодаря вашей наблюдательности.
– Помню этот случай. Меня заинтересовал специфичный отпечаток обуви, от него и стали «плясать». Много чего было за 30 лет.
– Расскажите что-нибудь забавное, из не особо тяжкого…
– Наш магазин «Автолюбитель» был известен всему СССР, причем сделки совершались за пределами торговой площади. А где деньги, дефицит, там, естественно, мошенники.
Приехал в город гипнотизер из Днепропетровска. В чемодане  афиши, в кармане – удостоверение артиста оригинального жанра их филармонии. Решил купить двигатель к машине. Тогда сам автомобиль стоил 4000-5000, а двигатель – 800 рублей, чуть больше.
Познакомился с мошенником возле «Автолюбителя», тот его отвез в Новый город. В Автозаводском районе есть дома, где пожарная лестница и мусоропровод отделены дверью. Мошенник эту дверь «доработал»: постелил коврик, на пластилин посадил звонок. Сымитировал дверь квартиры. Вот перед этой дверью он забрал у гипнотизера деньги и сказал, что сейчас из квартиры вынесут мотор. Быстро вошел туда и по пожарной лестнице сбежал вниз.
– Гипнотизер сколько ждал?
– Минут двадцать, потом «позвонил» несколько раз, а когда никто не отозвался, открыл дверь. Но удивило даже не это. Когда он к нам пришел с официальным заявлением, то не смог описать внешность мошенника.
– Какой-то ненаблюдательный гипнотизер попался? А может, он и не артист?
– Проверяли: артист… доверчивого жанра.
– Мошенника нашли?
– Да, он к той двери не только гипнотизера приводил…

Полковника расспрашивал Сергей РУСОВ

Просмотров : 3767
 
Погода в Тольятти
Сегодня
ночь 13...15, ветер 2 м/с
утро 21...23, ветер 4 м/с
Завтра
день 26...28, ветер 5 м/с
вечер 21...23, ветер 2 м/с