Лидия Шарифуллина:
Право
Лидия Шарифуллина: Признания в убийстве у Павла выбили в прямом смысле

-- В номере газеты за 16 мая была опубликована исповедь матери арестованного «Мой сын девчонок не убивал». Помните?
- Да, помню. Это мой материал.
-- Я тоже хочу рассказать про расследование этого убийства.
-- Простите, а вы кто?
-- Я Светлана Алексеевна, фамилия Шарифуллина, гражданская жена второго арестованного. Дело в том, что на свидетелей оказывается давление, они вдруг начинают менять показания...
    Мы встретились в редакции. Светлана Алексеевна принесла вырезки из газет, копии своих писем, отправленных не так давно в телепередачу «Человек и закон» Первого канала и «Чрезвычайное происшествие» НТВ. Я попросил ее рассказать о себе.
-- Я работаю педагогом дополнительного образования в школе № 11, это микрорайон Жигулевское Море. Там же веду театральную студию. Павел намного младше меня, но это не мешает нашему семейному счастью. Вместе мы с января 2005 года.
-- У вас дети есть?
-- У меня трое взрослых детей: дочь и два сына. Один сын живет в Нижнем Новгороде, дочь недавно вышла замуж и уехала в Германию. Второй сын, ему двадцать два года, живет в нашей квартире, то есть вместе с нами.
-- Хорошо. Почему вы считаете, что Павел не убивал интернатских девчонок?
-- Потому что вечер и ночь 12 сентября 2007 года, когда произошло убийство, он был со мной.
-- Это может кто-то подтвердить?
-- Есть три свидетеля. Это сосед, с которым Павел курил на лестничной площадке, друг сына, который забегал к нам, и молодой человек моей дочери (Юля тогда жила у меня), который провел в квартире весь вечер и ушел в два часа ночи.
-- На них и оказывается давление?
-- Да, 16 мая за одним из свидетелей приехали домой, увезли в РУВД, держали там четыре часа. Его «обрабатывали» пять оперов. На следующий день ему сказали, чтобы явился снова. Он поехал и там изменил показания.Обратите внимание на дату. Ваша статья вышла утром 16 мая, а за свидетелем приехали во второй половине дня.
-- Он от всего отказался? Или сообщил что-то новое?
-- Он сказал, что на лестничной клетке видел не Пашу, а плотного человека, похожего на Пашу. Согласитесь, есть разница. Я потом у него спросила: «Что случилось? Раньше ты утверждал, что видел Павла, а тут...» Он сразу занервничал, дал понять, что у него беременная жена, поэтому не хотел ее больше беспокоить визитами милиции и в милицию.
-- А другие свидетели?
-- Допрашивали нашего основного свидетеля -- друга моей дочери. Мы с ним не общались полгода -- с того момента, как он поссорился с Юлей и та решила выйти замуж за другого. Выяснилось, что его телефон поставлен на прослушку.
-- Каким образом?
-- Перед каждым звонком сообщалось, что номер раскодирован и разговор не конфиденциален. Второй момент. Молодой человек настроился на допрос у следователя, а ему настойчиво рекомендовали сначала пообщаться с оперативниками. Зачем? Даже следователь ему говорил, чтобы съездил к операм. Я это расцениваю как давление на свидетеля.
-- А как ведет себя Павел? Он признался в убийстве или настаивает на своей невиновности?
-- О том, что следствие заинтересовалось Павлом, мы впервые узнали 18 апреля. Его тогда вызвали на допрос, сказали, что вызовут и нас. А утром 22-го без предъявления каких-либо бумаг Павла увезли.
Ближе к вечеру я стала звонить по всем телефонам и выяснила, что Павла, как мне сказали, закрыли по обвинению в убийстве. Я возмутилась, почему у меня не спросили, где был он в тот день. “Надо будет, вызовут», -- прозвучало в ответ.
      Поздно вечером мне на сотовый позвонил незнакомый мужчина. Он сказал, что был в изоляторе, видел Павла и Валеру, им нужен срочно адвокат. Парней бьют, заставляют дать признательные показания.
      Пол-второго ночи мне позвонил сотрудник правоохранительных органов и с издевкой сказал: “Вы хотите дать показания? Ну тогда приезжайте утром, спасайте своего возлюбленного, хотя это ему уже не поможет. Он во всем сознался”.
      Этой же ночью мы наняли адвоката, с которым Павел написал заявление, что признание в убийстве у него было взято под давлением.
     Если все подробно рассказывать, как кричали на меня и моего сына оперативники, как проходили допросы, как угрожали сроком за дачу якобы ложных показаний, выйдет целый детектив. Лично я после всего этого перестала верить в справедливость правоохранительных органов.
-- Скажите, Светлана Алексеевна, Павел вам звонил, будучи арестованным?
-- Мой ответ будет опубликован?
-- Да, но если не хотите, не отвечайте.
-- Звонил. После того как я дала показания, к нему в сызранский изолятор приехали два опера и угрожали.
-- Чем?
-- Спросили, как к нему относятся в камере. Паша ответил: “Хорошо”. Они сказали, что могут все поменять: сообщат кому надо, что у Паши был секс с потерпевшими, а насильников в камере не терпят. Взамен предлагали дать признательные показания, дескать, Максим (вы  про него писали) уже во всем сознался, Валера  тоже. Но Павел стоял на своем.
-- Когда его последний раз, по вашим сведениям, били?
-- 30 мая. А потом повезли на допрос. Там ему стало плохо, пришлось следователю вызывать скорую помощь. Врач сделал укол, после этого следователь настаивал дать признательные показания. Павел пошел на компромисс -- написал заявление, что даст дополнительные показания, но позднее, когда ему станет лучше.-- Светлана Алексеевна, вы ничего не рассказываете про третьего арестованного --  Валерия? Почему?
    -- Вы сами писали в той статье, что после четырех часов допроса он дал признательные показания. По сути, Валерий обвинил в убийстве Максима и Павла, своих друзей, которые 12 сентября таскали ему на шестнадцатый этаж привезенные пластиковые окна. Пропавших девочек видели возле этой шестнадцатиэтажки -- Куйбышева, 46. Когда Валера дал признательные показания, адвоката у него не было. Мы думали, появится у него защитник, и все встанет на свои места. Не тут-то было! Они -- Валера и адвокат -- избрали такую тактику: девочек убивали Максим и Павел, а Валера, будучи сильно пьяным, сидел в стороне и наблюдал. Вероятно, они полагали, что ему предъявят обвинение по «мягкой» статье. А его обвинили тоже в убийстве.
 Мне рассказывали, что в камере Валера ведет себя странно: очень нервничает, даже поначалу говорил, что арестован не за убийство девочек, а ... пенсионера. Не знаю, так это или нет, но сильным человеком его назвать сложно.

Свидетеля выслушал
Сергей РУСОВ

Просмотров : 1990
 
Погода в Тольятти
Сегодня
ночь -1...1, ветер 5 м/с
утро 0...-2, ветер 5 м/с
Завтра
день -1...1, ветер 5 м/с
вечер 0...-2, ветер 5 м/с