Путешествия
Гоа – это Индия без сари, сати и трущоб
Неожиданную реакцию у читателей вызвал материал Владимира Стоянова, опубликованный в «Вольном городе» в двух последних декабрьских номерах. Назывался он «Чтобы не копить приданое, в Индии до сих пор убивают девочек», рубрика соответствующая – «Путешествия».
Этот материал разрушил у некоторых читателей иллюзию о том, что Индия – почти волшебная страна, где красиво танцуют и мелодично поют на фоне великолепных храмов. Оказалось, что есть другая Индия, где  270 миллионов человек живут на грязных улицах, а мужчин на 120 миллионов больше, чем женщин.
Когда читатели звонили, они обязательно спрашивали, автор  – журналист или нет. Вы, наверное, удивитесь, но Владимир Стоянов – судья Автозаводского суда. Он любит путешествовать, писать об увиденном и даже планирует со временем издать книгу. Учитывая повышенный интерес к материалам об Индии, мы сегодня публикуем еще несколько страничек из путевого дневника автора.
Рано утром мы выезжали в Агру – последний город в золотом треугольнике, туда, где находится чудо света – Тадж-Махал.
Дорога в Агру засажена огромными красными цветами, которые растут на разделительной полосе. Дорога, как и везде, забита различным транспортом. Мы проезжали городки и деревни, везде  ужасная грязь. В деревнях люди живут в одних помещениях с животными, свиньями и собаками.
Мы видели людей из касты кизячников, живущих в одной деревне и делающих, как их предки, кизяк. Видели людей из касты каменщиков, производящих кустарным способом кирпич. Ашу показал нам деревни занимающихся обработкой кожи, забоем животных, уборкой мусора. Все эти люди относятся к презираемой касте неприкасаемых. Из них люди выйти не могут, это наследственные касты, так же как и касты проституток, деревни которых мы видели.
Для европейца это непонятно и страшно. Вообще все, что до настоящего времени, в 21 веке, делается в Индии, ужасно.
Кроме убийства новорожденных девочек, во многих штатах детей приносят в жертву богам. Во многих штатах новорожденных специально калечат, что-то у них отрезая, отрубая, выворачивая руки, чтобы они, в будущем попрошайничая, вызывали своим уродством сочувствие. Смотреть на эти обрубыши, ползующие вокруг и просящие деньги или еду, страшно, а встречаются они на каждом шагу. Мне их даже фотографировать было  стыдно.
До сих пор в Индии существует обряд «сати»  –  сжигание  здоровой жены с умершим мужем. И женщина идет на это. «Сати» был запрещен дважды в 1829 году при англичанах и в 1950-м, но ничего не изменилось.
Въехав в миллионную Агру, мы уже просто не могли смотреть на ту клоаку, которая предстала перед нами. Страшнее мы еще не видели. Я не фотографировал и не смотрел в окно.
Конечно, город не весь такой. Уже через полчаса мы выехали на чистые улицы с разделительными полосами, зелеными газонами и хорошими домами. Считается, что Агра – самый  грязный город страны. Но в Индии есть города, находящиеся у реки Ганг, это Варанаси, Хардвар, Сагар и Аллахабад, которые будут, по словам Ашу, погрязней.
К сожалению, а может, к счастью, в них мы не были и только по рассказам и из телевидения знаем, что день и ночь со всей Индии в эти города-крематории стекаются люди, несущие своих умерших родственников, чтобы сжечь их у священной для индусов реки Ганг.
До захода солнца мы должны были успеть посмотреть мертвый город, построенный в 16 веке императором Акбаром (теперь будем знать, в честь кого назван индийский чай).
Город был построен из красного песчаника недалеко от современной Агры и назван Фатехпур-Сикри. Он был быстро заселен, но просуществовал всего 15 лет, а затем люди его покинули. Почему? Точно никто не знает. Монументальные строения города изумляют, восхищают и удивляют. Город надо видеть. Сейчас в нем живут обезьяны и одичавшие собаки.
Кстати, о собаках. В Индии возникает такое ощущение, что местные собаки, живя вместе с попрошайками, научились копировать их поведение. Они, так же как и попрошайки, могут притворяться больными, хромыми, чтобы только получить еду.  Любые предметы, упавшие у человека или брошенные им, собаками не обнюхиваются, а сразу глотаются. В мертвом городе за нами увязалась индийская собачонка. Она хромала на все лапы и еле  передвигалась. Глаза у нее были жалостливые, а скулила она так тихо и так жалобно, что сердце кровью обливалось, однако покормить ее было нечем. Через некоторое время жена стала доставать из своей сумочки салфетку, чтобы вытереть руки, из ее кармашка выпали три таблетки, которые я постоянно употребляю для нормализации деятельности сердца. Так вот собака, лежащая около нас, которая до этого даже на лапах не могла стоять, мгновенно вскочила и, поймав все три мои таблетки на лету, проглотила их. После этого, облизнувшись, она легко на всех четырех лапах, виляя хвостом, помчалась к другой группе туристов, подбежав к которым тут же стала хромать на все четыре лапы. Что тут скажешь, умная собачонка!
Об индийских кошках рассказать нечего. Мы просто за две недели их ни разу не видели. Видимо, их всех съели обитатели трущоб.
Утром над Агрой висел густой туман. С трудом продвигаясь по дорогам, мы ехали в форт Агры и в Тадж-Махал. Форт Агры, построенный из красного песчаника,  представлял собой грандиозное оборонительное сооружение. Часа два мы осматривали это сооружение изумительной красоты.
 Красиво жить не запретишь. Великие Моголы на территории Индии жили именно так: красиво! Если в форт Агры можно пройти без всяких препятствий и его особо не охраняют, то Тадж-Махал охраняется серьезно – солдатами с боевым оружием.
На территорию пройти без досмотра невозможно, особенно тщательно досматриваются почему-то женщины. Нельзя проносить зажигалки, сигареты, жвачку, воду, видеокамеры и еще множество предметов, которые необходимо сдать в камеру хранения.
В непосредственной близости от Тадж-Махала стоят шикарные отели, в одном из которых жил российский президент, посетивший Индию в 2008 году. Даже принимая такого высокого гостя, индийцы ничего не приукрасили. Как была вокруг отеля грязь, так она и осталась, как ползали в грязи изуродованные дети, так и ползают. Индийцам не стыдно, таков их менталитет.
Тадж-Махал – это изысканное по красоте, громадное по мощи сооружение из белого мрамора, по сути, является гробницей. Оно построено  в 18 веке на берегу реки Ямуны великим шахом Джахан в честь своей жены Мумтаз, умершей после рождения 14-го ребенка. После смерти Джахан тоже был похоронен в этой гробнице, рядом со своей любимой женой. Смерть их не разлучила. Они лежат рядом, каждый в своем саркофаге в подземной части Тадж-Махал, где их никто и ничто не беспокоит, а в наземной части усыпальницы стоят два пустых саркофага, доступ к которым разрешен туристам. Его саркофаг – слева, ее – справа, его  – чуть выше, ее – чуть ниже.
Тадж-Махал стал символом преданности и великой любви, увековеченной в белом мраморе. Легенды гласят, что архитекторам, которые спроектировали и построили его, после окончания строительства отрубили руки, чтобы они не смогли построить что-нибудь подобное. Действительно, подобного в мире нет.
Территория Тадж-Махал ухожена, разбиты газоны, посажены цветы, бассейны залиты водой, в которой отражается гробница. Миллионы людей посещают это чудо света, оставляя на его содержание более 55 млн. долларов.
Мы горды, что и наша маленькая долька есть в этих 55 миллионах. Тадж-Махал необходимо сохранять всем миром, так как это чудо света должно быть всегда и принадлежать всему миру.
Находясь в Индии, я так и не смог понять, как в этом народе, создавшем такие памятники, уживаются животное состояние бытия и возвышенные чувства, позволяющие творить.
Следующим этапом нашего путешествия были перелет в штат Гоа и отдых на Индийском океане. Возвратившись из Агры в Дели, мы переночевали в отеле, а утром нас привезли в местный аэропорт. Два часа полета, и мы на Гоа. Выйдя из самолета, сразу почувствовали, что находимся в тропиках – температура плюс 33 и большая влажность. Наш переезд в отель осуществлялся на джипе с кондиционером, поэтому особых неудобств  мы не испытали. Удобно расположившись на заднем сиденье, мы, осматривая окрестности, сразу заметили, что на дорогах чисто, практически нет трущоб, дома разноцветные, не богатые, но в хорошем состоянии. Люди даже внешне отличаются от тех, которых мы видели в Центральной Индии. Одежда у них неброская, в основном черных и белых цветов, женщины одеты в обычные платья, сари почти не видно.
Растительность буйная, кругом рисовые поля, плантации сахарного тростника, больше порядка, чистоты, автомобили богаче. В штате протекают две большие реки, много озер, где разводят рыбу. В Гоа находятся трехсотметровый водопад, несколько природных заповедников, много индуистских храмов, мечетей. На побережье белые песчаные пляжи, отели европейского типа.
Гоа делится на Северный, Центральный и Южный. Столица штата Панаджи – уютный аккуратненький городок, где находится консульство Португалии. Португальцы на Гоа чувствуют себя, как дома, так как до 1961 года владели штатом, хотя Индия добилась независимости еще в 1947-м.
В последующие дни мы загорали, купались в океане и почти не выходили из воды, так как температура в 29 градусов позволяла это делать. Объедались в отельном ресторане, где есть безопасно. Отведали, кстати, различные индийские блюда.
Совершили несколько экскурсий по штату, видели центр, юг и север. На Гоа мы узнали, что существует 50 сортов бананов, около 300 сортов манго, в деревнях гонят самогон и пьют его, как у нас, в больших количествах. Деревенские и городские жители жуют бетель – траву с некоторым содержанием наркотических веществ.
Побывали на трехсотметровом водопаде и на пляжах Багги. Нахождение в штате Гоа абсолютно не ассоциировалось с тем, что мы пребываем в Индии. Уж очень разительно отличался штат от остальной страны. Поэтому, когда сейчас мне кто-то говорит, что он был на Гоа в Индии, я всегда возражаю и говорю, что вы были в штате Гоа, но в Индии вы не были.
Индия это совсем другое. Индия – это жесткий стресс, это восторг, удивление, восхищение и в то же время полное разочарование, это неизбежная оценка своего бытия и желание понять непонятное, это побежденный страх перед опасностью подхватить какую-нибудь заразу и радость, что ее не подхватил, это счастливое осознание того, что живешь в другом мире. И главное – гордость за себя, что смог все это увидеть.
Но это еще не все. Самое удивительное то, что после посещения Индии остается чувство неудовлетворенности, будто недосмотрел, недопонял. Раньше у меня такое чувство не возникало. Видимо, из-за этого чувства многие в Индию возвращаются вновь и вновь. Возможно, вернусь и я …     
С Гоа мы возвратились в Дели. Предстоял вылет домой. Казалось, можно было бы и закончить свой рассказ, но одна встреча с соотечественниками в аэропорту вызвала у нас хорошую зависть и удивление. В зале ожидания к нам подошли две русские женщины, на вид лет по 55-60. Мы разговорились. Они спрашивали, где мы были, что видели, откуда прилетели. Мы вкратце все им рассказали. На наши же вопросы они просто и обыденно ответили, что путешествуют вдвоем, без всяких сопровождений и гидов. Передвигаются на автобусах, поездах, такси, сами выбирают отели, где ночуют и рестораны, где питаются. Были в Непале, объехали всю Индию, посетив крупные города, а прилетели из Новосибирска. Сейчас же летят в Казахстан, в Алма-Ату, где хотят увидеть международный каток «Медео».
Я просто опешил от их храбрости. Так можно путешествовать в любой европейской стране, но в Индии…  Потом вспомнил, что во многих странах много раз встречал таких русских женщин – смелых, уверенных, сильных.
Через несколько минут объявили регистрацию на Алма-Ату, и они улетели смотреть «Медео». Вскоре улетели и мы, так и не познав эту загадочную страну Бхарат.
Когда самолет коснулся земли и зарулил на стоянку, жена с облегчением вздохнула и тихо сказала:
- Какое счастье, что мы дома.
Родина встретила нас двадцатиградусным морозом…

Владимир СТОЯНОВ,
Автозаводский район
Просмотров : 1533
 
Погода в Тольятти
Сегодня
вечер 5...7, ветер 6 м/с
ночь 4...6, ветер 8 м/с
Завтра
утро 4...6, ветер 7 м/с
день 6...8, ветер 7 м/с