Общество
(16+) Наталья Статнова: Дочь умерла через четыре дня после операции
С Натальей Павловной мы договорились так: во время беседы она не плачет, а я, если мне что-то неясно, задаю уточняющие вопросы. Статнова старалась быть спокойной, но слезы все равно появлялись в глазах. Больно было матери рассказывать о недавней смерти дочери, родившей незадолго до кончины ребенка.

Монолог матери

– 26 августа у моей дочери Натальи Клюкиной на левом бедре появилось покраснение. Как раз на месте расчеса. Поскольку был конец дня, она обратилась за консультацией в приемный покой хирургического отделения баныкинской больницы. Ее там не приняли, сказав, чтобы сходила в само отделение и показалась хирургу.
Наталья пошла. Хирург, осмотрев ногу, сообщил, что это фурункул, и посоветовал обратиться в отделение гнойной хирургии горбольницы № 4.
Утром 27-го я позвонила в приемный покой этой больницы. Была суббота, и мне продиктовали телефон ординаторской. Дежурный хирург на наши жалобы на покраснение ответил, что с фурункулами не госпитализируют. И посоветовал до понедельника прикладывать к ноге восьмислойную повязку из марли, смоченную водкой, и два раза в день принимать ципролет.
Что Наталья и сделала, но лучше ей не стало. Мало того, утром 28 августа покраснение увеличилось в три раза, а в середине появилась ранка. Я снова позвонила в отделение гнойной хирургии. Уже другой дежурный врач предложил приехать в больницу и показать ногу, потому что по телефону он не может определить заболевание.
Мы приехали, врач осмотрел ногу и госпитализировал Наташу, а в 18 часов сделал операцию. У дочери была флегмона. Да, за наркоз взяли 1 500 рублей.
Утром 29-го, в понедельник, палатный хирург на перевязке сказал, что все хорошо, рана чистая. У Наташи семимесячная дочь на грудном вскармливании. Мы пошли в ординаторскую с вопросами: как быть с пребыванием в больнице, можно ли кормящей матери принимать антибиотики?
Врач ответил, что решение – за Натальей. Если грудь распирает от молока, то пусть занимается ребенком. Только надо подписать отказ от пребывания в стационаре. Наташа подписала. В 11 часов медсестра принесла выписку, и мы уехали домой.
К вечеру опять поднялась температура, стала болеть рана. Мы вызвали скорую помощь. Фельдшер была недовольна тем, что Наташа «так боится высокой температуры». Мы стали говорить, что если 38,8, то что-то происходит в организме. В конце концов повезли в горбольницу № 4 и даже по дороге дали аспирин, правда, без воды.
В приемном покое больницы нас встретили как надоевших всем пациентов. Хирург велел Наташе отклеить повязку на прооперированной ровно сутки назад ноге. Осмотрел, сказал, что рана чистая, поэтому в госпитализации нет необходимости. И вообще, нога не должна болеть. Написал какую-то бумажку, мы дождались такси и поехали домой.
Ночь прошла плохо: держалась температура, анальгин не помогал, дочь постоянно жаловалась на боли в ноге. Утром я позвонила в регистратуру баныкинской больницы, объяснила ситуацию, попросив талон к хирургу. Дали на 12:00. Мы пришли, врача в кабинете не было. Дочь уже не могла ни сидеть, ни лежать, медсестра ее уложила на кушетку.
Врач появился минут через двадцать, был недоволен, что в его кабинете устроили лежанку, что перевязочную сейчас кварцуют. И так далее. Пришлось еще ждать. После перевязки врач, оглянувшись на меня, сказал, что надо лечить… голову дочери, а не ногу, что у Наташи неустойчивая психика, что нет ничего страшного в ситуации.
– А сильная боль в ноге? Как с ней быть? – спросила я.
– Возьмите грелку с холодной водой или пакет молока в мягкой упаковке из холодильника и прикладывайте.
В ночь на 31 августа Наташе стало еще хуже. Утром я вызвала скорую, ее увезли в реанимацию медгородка. 2 сентября дочь умерла…

Заражение крови


Печальный вышел монолог. Я, хоть и не сразу, но задал вопрос о здоровье дочери: были ли у нее хронические заболевания, снижение иммунитета и вообще. Наталья Павловна сразу все поняла:
– Вы про ВИЧ хотите спросить? Нет, не было. Она дочку родила 22 января, а там и до родов, и после берут кровь на различные анализы. Я бы знала, они у меня в трехкомнатной квартире на Ленинградской жили.
– Они – это кто?
– Наташа, ее муж Костя и родившаяся в этом году Поля. И потом, когда дочь умерла, а я стала задавать врачам неприятные вопросы, неужели они не сказали бы мне о серьезной болезни дочери, если бы что-то нашли? Да в первую очередь. Это для них стало бы спасительным щитом.
Я попросил Наталью Павловну рассказать про дочь. Наташе было 38 лет, первый ее брак оказался неудачным, второе замужество состоялось четыре года назад. 15 лет она проработала в планово-бюджетном управлении ВАЗа, попала под сокращение, но вскоре устроилась в торговую сеть «Пеликан» администратором.
Здоровье молодую женщину никогда не подводило, хотя она всегда обращала внимание на свои ноги. Дело в том, что отец Наташи умер прошлым летом от гангрены ноги. У Игоря Михайловича к наследственному тромбофлебиту добавился возрастной сахарный диабет, и…
Теперь несложно, думаю, понять волнение Натальи, которой диагностировали флегмону на ноге. Для сведения: флегмона – острое разлитое гнойное воспаление жировой клетчатки, оно, в отличие от абсцесса, не имеет четких границ. Вообще, с греческого это слово переводится как жар, воспаление. Что, собственно, и произошло.
– В двадцать первом веке молодая здоровая женщина после достаточно простой операции умерла от заражения крови. И теперь врачи пытаются мне доказать, что в случившемся нет их вины. Я им не верю и хочу, чтобы было проведено полноценное расследование, – подчеркнула Статнова.
Она направила заявление в прокуратуру области, готовит документы и в другие официальные инстанции. Понятно, что врачи будут стоять на своем, тем более имея на руках подписанный Наташей отказ от пребывания в стационаре. Но вот вопрос: когда больную второй раз привезли на машине скорой помощи в приемный покой больницы, почему ее не госпитализировали?
Я сознательно не называю фамилии и должности врачей, чтобы не оказывать давления. В заявлении Натальи Павловны они, естественно, указаны.
– А где сейчас находится малышка?
– У Кости родители живут в Нижнем Санчелеево, он туда с ребенком переехал. Не могу, говорит, в квартире находиться, всё о Наташе напоминает. Любит он ее. А я… Я осталась совсем одна. Только кот со мной. Ластится, видно, чувствует, как мне плохо, – ответила Наталья Павловна и снова заплакала…

Сергей РУСОВ

39 (1116) 07.10.16

Просмотров : 1571
 
Погода в Тольятти
Сегодня
ночь 17...19, ветер 5 м/с
утро 20...22, ветер 6 м/с
Завтра
день 18...20, ветер 3 м/с
вечер 16...18, ветер 2 м/с