Политика
ПРАЗДНИК БУДУЩЕГО БОЛЬШИНСТВА

Отныне 26 мая в соответствии с указом президента Дмитрия Медведева мы будем отмечать новый праздник -- День российского предпринимательства. Как-то не доводилось слышать о подобных праздниках в других более развитых, продвинутых и успешных странах. Хотя бы в этом плане мы можем стать для них примером, если, конечно, там сочтут оный достойным подражания. У нас в Тольятти празднование не ограничится одним днем. С 26 по 29 мая пройдут дни предпринимательства, которые будут отмечаться, так сказать, в рабочем порядке, ибо предполагается заполнить их исключительно полезными для представителей малого и среднего бизнеса встречами, семинарами, мастер-классами. Не прошло и двадцати лет с начала реформ, как у людей, призванных обустроить и вывести на новый уровень Россию, появился свой профессиональный праздник. Почему не раньше, а только сейчас?


В ожидании чуда

На рубеже 80-90-х годов прошлого века страна тотального дефицита ждала избавителя от всех обрушившихся на нее несчастий. Народ ждал предпринимателя едва ли не как мессию. Он был призван утереть всем слезы и cлюни, накормить, обогреть, предоставить всем высокооплачиваемую и необременительную работу, навести порядок и обустроить все вокруг. Лукавая пресса прельщала растерянного обывателя дивными картинками и россказнями о молочных реках, текущих не у нас, и кисельных берегах, обрамляющих изобильные потоки.
Разочарованный социализмом и перестройкой, обыватель бредил хозяином-чудотворцем. О дельцах времен первого издания капитализма на Руси он ничего не знал, а помнить уже было практически некому. В его подсознании могли быть смутные очертания другого хозяина -- Сталина и невнятное желание, чтобы он обрел человеческое лицо. И при этом он всегда прекрасно отдавал себе отчет в том, что "мое лучше, чем наше" (Бенджамин Франклин). То есть в принципе частной собственности он не   страшился никогда.
В те времена  " в телевизоре" и на страницах печатных изданий страшно ученые люди любили порассуждать о миссии российского предпринимателя и о том, каким ему надлежит быть. В их суесловии рождалось нечто синкретичное -- к классической модели буржуазной морали добавлялись некие современные атрибуты и аксессуары, и все это умножалось на российский размах и неизбежную задушевность.
Стоит сказать несколько слов о классической модели буржуазной морали, созданной упомянутым Франклином, близко знакомым многим россиянам по портрету на стодолларовых купюрах. Его называли "первым буржуа", великим наставником юного капитализма США и Европы. Он был типичным self- made man, то есть всем обязанный самому себе, всем, чего достиг. Жизненные установки такого человека характеризуются конкретной устремленностью его притязаний, трезвым умом, крайним прагматизмом. То, что Франклин называл "добродетелью", следует измерять полезностью. "Каждый должен быть заинтересован в том, чтобы быть добродетельным, если он желает быть постоянно счастливым даже в этом мире". Добродетель окупает себя, считал он, "честность -- вот лучшая политика". Его идеал -- " человек, достойный кредита". Последний является для него мерилом добродетели. Трудолюбие, точное соблюдение взятых обязательств (" Тот, кто точно отдает долги, является хозяином чужих кошельков") и бережливость обеспечивают кредит. Вот такой незамысловатый идеал.

В самом начале 90-х мне довелось поработать в одном из первых в нашем городе  деловых журналов. Дошла до меня очередь дежурить по номеру. Выдали мне пухлую редакционную папку, и я начал читать материалы будушего номера. По прочтении мне стало смешно. Выяснилось, что  бизнесмены, а именно они были героями всех статей, открыли свое дело в немалой степени потому, что желали быть полезными своим менее удачливым согражданам. Благотворительность стала едва ли не главным смыслом их жизни. Нет, они, конечно, себя не забывали, но помощь людям якобы стала для них ничуть не менее важной мотивацией, нежели извлечение прибыли.
Если бы все были такими, то, наверное, уже тогда можно было бы ввести тот праздник, который нам предстоит отмечать на днях. И, вне всяких сомнений, он стал бы по-настоящему всенародным.
Коммунисты, которых в те времена уже никто почти и не слушал, пророчески злопыхательствовали: "Вот ужо попомните, когда время настанет..." Вскоре однако выяснилось, что басни-то они действительно рассказывали только про свой коммунизм, а про капитализм в общем то и не врали.

Явление  "чуда"

Его ждали. И оно явилось. По меткому и высокохудожественному выражению одного коллеги по перу -- в обличье Его препохабия российского капитала. Почему именно так?
Маргарет Митчелл, автору знаменитого романа "Унесенные ветром", принадлежит тонкое и глубокое наблюдение: "Большие деньги можно сделать в двух случаях: при созидании нового государства и при его крушении. При созидании это процесс более медленный, при крушении -- быстрый".
Если поменять местами созидание и крушение, то формула превосходно описывает и нашу недавнюю историю. У нас еще более круто замешено, ибо речь идет не только о крахе и созидании государства, но еще и о крахе одного  общественного строя и созидании нового.
По всем известным причинам у нас все начиналось не с формирования более или менее массового слоя собственников, предпринимателей, а сразу с делания больших денег, сколачивания крупных состояний в результате соответствующего "назначения" собственников едва ли не целых отраслей, буквально еще вчера бывшей государственной, экономики и т. д.
Олигархи в обнимку с бюрократией, или наоборот, делали сказочно большие деньги. В период разрушения -- упоительно быстро, а ныне, надо полагать, хоть и медленно, но обстоятельно. Всем остальным никто не мешал сколько угодно и совершенно свободно рассуждать о миссии предпринимателей, об их социальной ответственности, о непреходящем значении среднего класса для устойчивого и стабильного развития общества и государства, о , разумеется, неотложной необходимости стимулировать форсированное развитие малого и среднего бизнеса и т.п. Случалось, что и у олигархов возникали как бы проблемы, но до посадки Ходорковского они все же были какими-то смешными, несерьезными.
"Перед вами сейчас обнищавший олигарх", -- сказал почти серьезно после дефолта 1998 года Владимир Потанин.  Анатолий Чубайс в одном интервью 1999 года вздохнул: "Я тоже потерял свой ваучер..." Конечно же, это кокетство, отдающее издевкой, пусть даже и ненамеренной. Да и не нужно им чье-либо сочувствие. А народ российский и не склонен им сочувствовать, поскольку наша пресса регулярно и со сладострастием его информирует о том, как олигархи с жиру бесятся.
Словом, нам очень мудро не стали навязывать  нечто вроде Дня российского олигарха. А уж за самих себя они сумеют порадоваться и без соответствующей отметки в государственных "святцах".
Освященные  государством
Когда-то римляне воздвигли Пантеон (храм всех богов), куда свезли всех истуканов, которым поклонялись народы, населявшие Римскую империю. С такой вот наивной прагматичностью они стремились укрепить единство расползающегося государства.
"Освящение" государством профессии предпринимателя (у всех остальных профессий уже есть свои дни поминовения) нельзя не признать весьма своевременным и прагматичным мероприятием, но все же оно  слегка отдает некоей архаикой и наивностью. Но, видимо, по-другому у нас и нельзя. Введя новый профессиональный праздник, государство наглядно демонстрирует, сколь высоко оценивается им общественная, экономическая  значимость профессии предпринимателя. Это можно рассматривать и как публично демонстрируемую гарантию того, что поддержка прежде всего малого и среднего бизнеса --  всерьез и надолго.
Государство окрепло. Приоритеты развития определены на историческую перспективу. Законодательные основы заложены. Олигархи равноудалены. Сконцентрированы немалые средства и ресурсы. Политическая жизнь упорядочена до разумной и полезной для здоровья общества регулярности. Политические лидеры имеют не только планы, но и политическую волю их реализовать. Пришла пора масштабно развивать малый и средний бизнес, потенциально способный изменить и качество развития, и качество жизни российского общества.
Кроме того, радикальное расширение слоя собственников не только существенно увеличит (не менее 70 процентам россиян предписано стать средним классом) развивающегося в России общественного строя и политического режима, но и окончательно закроет вопрос о легитимности итогов приватизации. Да и средства, сконцентрированные государством и крупным частным бизнесом, через систему кредитования малого и среднего предпринимательства начнут эффективно работать.
А желающих открыть собственное дело будет все больше и больше. И не только из-за желания заработать, кардинально изменить собственную жизнь, самореализоваться и т.п. Но и в силу объективных обстоятельств, определяемых неизбежными и весьма существенными структурными изменениями в экономике.
Известный философ Александр Зиновьев в книге "Фактор понимания" отмечает, что в наше время большинство мелких и даже средних предпринимателей становятся таковыми  не из врожденного стремления к наживе. Его, по мнению философа, вообще не существует. Их вынуждают обстоятельства. Для них  это способ заработать на жизнь. Обычно они еле сводят концы с концами. По словам Зиновьева, главная их цель -- выплатить проценты за кредит и сам кредит в банк, оставить себе и своей семье что-то на жизнь и поддерживать ход дела. В большинстве своем они вынуждены довольствоваться минимальной, а не максимальной, как в свое время считали марксисты, прибылью. Значительный их процент довольно быстро разоряется. И это нормально для общества частного предпринимательства. Вместо выбывших приходят новые.
"Некоторая часть добивается средней прибыли, позволяющей расширить дело, на что уходят годы каторжного труда, ничтожное меньшинство ухитряется преуспеть, -- пишет Александр Зиновьев -- Частное предпринимательство в рассматриваемом случае есть форма принуждения людей к труду, и к труду не такому уж легкому. Даже в тех случаях, когда дело процветает, частные предприниматели на этом уровне посвящают жизнь в основном работе. Обычно они работают больше своих наемных работников. Этот вид труда связан с нервотрепкой и с постоянной тревогой за будущее".
Не стоит питать иллюзий. Малому, да и среднему, бизнесу в России еще очень не скоро станет легко и комфортно. Государственная забота -- это, конечно, весьма существенно. Но ведь само государство не может функционировать без бюрократии. А наша российская имеет богатейший исторический опыт выживания, самовоспроизводства и приспособления к любому режиму, к самому одухотворенному и благонамеренному харизматичному лидеру. Она никогда не была рациональной в веберовском смысле. И вряд ли скоро станет таковой.
А уважения общества представителям малого и среднего бизнеса добиться совсем нетрудно, ведь они работают непосредственно с людьми. Нормальный, вменяемый, имеющий определенные нравственные ориентиры человек, даже преследуя свои личные и вполне материальные интересы, вряд ли сможет воспринимать своих наемных работников лишь как дополнение к оборудованию, как инструменты для извлечения прибыли.
Игорь ЕЛИЗАРОВ,
кандидат исторических наук,
специально для "Вольного города"

 

Просмотров : 2958
 
Погода в Тольятти
Сегодня
вечер 14...16, ветер 1 м/с
ночь 13...15, ветер 2 м/с
Завтра
утро 14...16, ветер 4 м/с
день 14...16, ветер 6 м/с