Право
(16+) Миллиард рублей обналичили жигулевцы в тольяттинских банках
Экономические преступления не так заметны на фоне разбойных нападений со стрельбой или кровавых убийств, но именно они подрывают основы государства, выводя финансы в теневую сферу. Поэтому в последнее время в судах стали чаще рассматривать эту категорию уголовных дел и назначать наказания, связанные с лишением свободы. Вот два свежих примера.

76 расчетных счетов

В аэропорт Курумоч Анисифоровы поехали на двух «Тойотах»: у отца была «Королла», у сына – «Камри».  Они везли крупную сумму денег, которую потом Анисифоров-младший должен был доставить в Санкт-Петербург.
Задержали Сергея после посадки в самолет. Стали досматривать его личные вещи, а там – пачки и конверты с купюрами на сумму свыше 21 миллиона рублей. Когда Анисифоров услышал, что операцию проводят сотрудники ФСБ, он заметно погрустнел. Молодой электромонтер фирмы «МРСК-Волга» тогда еще не знал, что оперативники тольяттинской службы ФСБ прослушивали их разговоры четыре с половиной месяца и появились в аэропорту не случайно.
Вообще, 7 июля разделило жизнь Сергея на две части. В одной – деньги, поездки, ощущение некой избранности и удачи, словом, праздничное настроение. В другой – обыски, допросы, безденежье, постоянные инструктажи адвоката, частые созвонки с подельниками и ощущение надвигающейся беды. Мало того, телефоны жигулевских «банкиров» были на оперативном прослушивании и после задержания Сергея в аэропорту, это помогло в расследовании уголовного дела. 
На скамье подсудимых оказалось четверо, хотя в преступную группу входило больше. Остальные прошли по делу как неустановленные лица. Кто же обвиняемые? Это уроженцы и жители Жигулевска: коммерческий директор ООО «Стройиндустрия» Александр Анисифоров и его сын Сергей (их разница в возрасте почему-то всего 9 лет), менеджер по продажам ООО «МДК-Торг»  Александр Гадалин и контролер-моторист федерального государственного предприятия «Вневедомственная охрана Минэнерго России» Сергей Каменский. Из четверых только Гадалин имеет высшее образование. Кстати, он и особенно Анисифоров-старший всем заправляли, остальные были, что называется, на посылках.
Как действовали жигулевские махинаторы? Сначала они зарегистрировали 10 фирм: одну («Идеальный союз») – в Санкт-Петербурге, остальные – в Тольятти («Диса», «Скай-М», «Капитал Систем», «Диплекс», «Победитель», «Цель», «Вега», «Финстабильность» и «Премьер – экспресс»). Потом в различных банках или их филиалах открыли 76 расчетных счетов.
Следующий этап – поиск тех, кто согласится открыть на свое имя лицевые счета и дебетовые банковские карты. За каждую банковскую операцию они платили от 500 до 1000 рублей. Вот что рассказал один из многочисленных свидетелей:
– По просьбе незнакомого мне Александра в банках, которые он указал, я оформил 10 дебетовых карт. Сам ими не пользовался, а сразу вместе с пин-кодами передал заказчику. Несколько раз Александр просил съездить в Тольятти и по карточкам получить в банкоматах деньги. Я получал, но потом всё отдавал Александру.
Возникает вопрос:  зачем Александру промежуточное звено, если сам мог спокойно получить деньги? Скорее всего, он подстраховывался, ведь каждый банкомат оборудован видеокамерой, а различные суммы приходилось снимать часто. Вообще, своих «помощников» обнальщики задействовали по-разному: с кем-то встречались лично, с другими общались через посредников, а кому-то велели банковские карты положить в определенное место, то есть сделать закладку. Совсем как наркодилеры.
Поражает другое – размах выстроенной системы обналичивания. По версии следствия, жигулевская группа «переформатировала» почти миллиард рублей. Себе за работу она брала не менее 5 процентов. Если оперировать терминами, то сумма дохода в виде комиссионного вознаграждения за совершение незаконных банковских операций составила 45 387 072 рубля 17 копеек. Что, как вы понимаете, является особо крупным размером.
Все четверо на следствии и в суде вину не признали, говорили одно и тоже: что собрали 21 миллион, который повезли в Питер, чтобы там приобрести автомобили ДАФ. При этом каждый сделал удивленные глаза, утверждая, что не знал про оформление банковских карт. Но показания большинства свидетелей, компьютерно-техническая экспертиза, проведенная в Самарском национальном исследовательском университете, аудиозаписи телефонных разговоров и другие доказательства говорили о безусловной виновности жигулевцев.
Уголовное дело, а это 32 тома, рассматривалось в городском суде Жигулевска, но государственное обвинение поддерживал помощник прокурора Автозаводского района Кирилл Аркавий. С учетом позиции гособвинителя Александр Анисифоров получил  4 года лишения свободы, Александр Гадалин – 3 года 11 месяцев, Сергей Анисифоров – 2  года, Сергей Каменский – 1 год 11 месяцев. У всех – колония общего режима. Кроме того, подсудимые должны заплатить штрафы на общую сумму 1,5 миллиона рублей. Что касается изъятых в аэропорту миллионов, то их суд постановил конфисковать в доход государства.
Последний момент особо принципиальный. Подсудимые пытались доказать, что 21 миллион они насобирали у знакомых, а не получили в результате сомнительных банковских операций. Понять их можно. Если питерский клиент перечислил им солидную сумму и не получил наличные, то на жигулевцев, независимо от их местонахождения, повесят долг. И отдавать его всё равно придется: сейчас или потом, частями или целиком. Иначе возникнут новые проблемы, гораздо серьезнее нынешних…   

 Бумажные каменщики

Это уголовное дело не такое масштабное, как жигулевское, но не менее актуальное. Мошенники залезли в госбюджет, участвуя в программе «организации опережающего профессионального обучения и стажировки тех, кто находится под риском увольнения или ищет работу».
Сначала о ситуации. Власти региона, понимая, что ВАЗ будет освобождаться от «лишних» сотрудников и безработица в Тольятти станет быстро расти, приняли специальную программу по предоставлению субсидий юридическим лицам, готовым организовать опережающее профобучение. Участие в программе носило заявительный характер, то есть фирмы сами подавали заявки. Областное министерство труда, занятости и миграционной политики отбирало претендентов и с теми, кто подошел, заключало договор. Он был рамочный, иначе говоря, не содержал ни численности граждан, которых будут обучать, ни финансовую сторону.
Это являлось точкой для обращения фирмы, в нашем случае ООО «Центавр», в городской центр занятости для заключения договора. Коммерсантов, естественно, интересовало, как будут возмещаться затраты. Договор предусматривал ежемесячные отчисления.
Средства на реализацию программы формировались из федерального и областного бюджетов. Министерство распределяло их по центрам занятости, а те уже рассчитывались с фирмами, предоставившими акты выполненных работ.
Если вы думаете, что чиновники – наивные люди, то ошибаетесь. Они в условия заложили строчку не только про обучение, но и про обязательное трудоустройство. Скажем, бывший вазовец прошел обучение, стажировку, заключил договор на трудоустройство, а потом передумал. В этом случае фирма должна была вернуть в бюджет затраченные на заводчанина средства, причем вместе с налогами. Отказ человека от трудоустройства министерство отнесло к риску организации.
Всё это не смутило коммерсантов Александра Иванова и Евгения Кузичева, возглавлявших ООО «Центавр». Они взялись обучить и трудоустроить 90 каменщиков. По бумагам всё вышло гладко, поэтому из областного бюджета фирме перечислили 3 408 376 рублей и (какая точность в расчетах!) 24 копейки.
– Фирма «Центавр» располагалась в офисном центре «Чайка», это на улице 40-летия Победы. Я приехал туда, Иванов и Кузичев объяснили, что обучение будет состоять из теоретического и практического курсов. Мне станут выплачивать стипендию, потом выдадут удостоверение и устроят к себе на работу. Я согласился. Теоретическое занятие было только одно. Иванов сказал, что больше ходить не надо. Практических занятий не было вообще. Стипендию я получил, но меньше, чем обещали. Иванов заявил, что центр занятости урезал финансирование. Удостоверение мне дали, а вот на работу не устроили. Под трудовым договором стоит не моя подпись
– У меня теоретических занятий не было, а на практику велели ехать в Ягодное, где жил Кузичев. Я приехал, но меня никто не встретил. Я постоял немного возле стройки и вернулся домой.  Никакие деньги не получал, в платежных ведомостях не мои подписи.
– Я учился в жигулевском колледже и не планировал стать каменщиком. О фирме «Центавр» слышал от классного руководителя, но с фирмой никаких отношений не имел: документы не подписывал, деньги не получал. И сильно удивился, когда сотрудник полиции показал договор, где были указаны мои данные, а подпись стояла чужая…
Это показания свидетелей. В чём-то они разнятся, но в главном схожи: руководители «Центавра» занимались откровенным мошенничеством. Правда, сами Иванов и Кузичев вину признали частично. Они зацепились за то обстоятельство, что следователи не смогли найти и допросить 41 из 90 свидетелей. И стали утверждать, что 41-го каменщика они как следует обучили, выдавали стипендию и даже зарплату. Но мошенники не учли одного момента – перечисления страховых взносов. Если нет взносов, значит, «работали» мертвые души.
Оба, Иванов и Кузичев, получили по два года колонии общего режима. За городским центром занятости признано право на возмещение ущерба, причиненного преступлением, в рамках гражданского судопроизводства. Соответственно, суд не стал снимать наложенный ранее арест на имущество Иванова: два гаражных бокса и земельный участок на Копылово. Скорее всего, эта недвижимость пойдет на погашение исковых требований.
  
Сергей РУСОВ


36 (1164) 15.09.17
Просмотров : 1901
 
Погода в Тольятти
Сегодня
вечер 12...14, ветер 6 м/с
ночь 9...11, ветер 4 м/с
Завтра
утро 14...16, ветер 5 м/с
день 17...19, ветер 4 м/с