Истоки
Прасолов был настоящим хозяином, влюбленным в свой город
В одном из апрельских номеров «ВГ» была опубликована статья «Председатель Прасолов», автор которой делился своими воспоминаниями о  человеке, возглавлявшем тольяттинский горисполком в годы самого бурного строительства города и внесшем в него огромный вклад. Вскоре в редакцию пришло письмо от дочери Василия Прасолова, Светланы. Она поблагодарила за публикацию и добрые слова об отце. Светлана Васильевна рассказала, что в доме ее матери, Надежды Алексеевны, после публикации долго не смолкал телефон. Люди, знавшие Василия Федоровича, звонили и также добром вспоминали этого неординарного человека, отмечая, что он и впрямь незаслуженно забыт. Мы, в свою очередь, попросили Надежду Алексеевну и Светлану Васильевну рассказать о близком человеке. Ведь только им известно, какой ценой порой давалось то, что впоследствии сухой строкой ложилось в историческую летопись города.
Мы сидим в уютной квартире Прасоловых на улице Карла Марка, где Василий Федорович жил до конца своих дней (умер в 2000 году). Надежда Алексеевна раскладывает старые черно-белые фотографии, многие из которых теперь смело можно назвать историческими.
-- Хочу немного о детстве Василия Федоровича рассказать, – сказала она. –  Родился в селе Орлянка Сергиевского района. Мы оба  дети войны, а это отпечаток на всю жизнь накладывает. Думаю, трудолюбие в наше поколение заложено было с младых ногтей. Отец Васи с первого дня войны ушел на фронт, и мама одна поднимала четверых детей. Его папа не дожил до Победы несколько считанных дней: был убит 2-го мая 1945 года. Мать работала уборщицей в школе. Бедно жили, кормились тем, что сами выращивали в огороде. Дети маме помогали. Василий Федорович был очень активным  с самого раннего возраста, всей душой к знаниям тянулся. В доме находились книги, которые еще от деда достались. И мальчик пристрастился к чтению.
В начале войны ему четырнадцать было, неравнодушным по натуре слыл. Еще до войны писал статьи, и его в «Пионерской правде» публиковали. Работал на машинотракторной станции, школу при этом закончил экстерном. Потом поступил в Куйбышевский строительный институт имени Микояна, там работал секретарем комитета комсомола.  Всегда он был в гуще событий. В 1951 году закончил институт с красным дипломом. К слову, среди студентов было немало фронтовиков, очень сильным курс считался, поэтому их хотели распределить на работу в  объектах атомной промышленности. Но  обком партии решил направить Василия Федоровича в Ставрополь, где начиналось строительство Куйбышевской ГЭС. Он даже на выпускной вечер не смог остаться. В нашем уже городе работал вторым  секретарем горкома партии.
Сама Надежда Алексеевна – коренная ставропольчанка. Она вспоминает, что в годы войны школьники постоянно трудились.  Летом подростков горох отправляли собирать в район лесхоза (где сейчас детская многопрофильная больница). Зимой  сухостой возили на санях для отопления школы. Собирали  и лекарственные травы, переправляясь через Воложку на остров.
-- Думаю, ответственность, порядочность, трудолюбие – характерные черты всего военного поколения, – рассказала она.  – Не зря в среде наших знакомых сверстников так много заслуженных врачей, учителей, строителей. Это я к тому говорю, что Василий Федорович не исключение, люди в наше время отдавали себя работе.
-- А как вы с ним познакомились?
-- В старом Ставрополе на танцах. В ту пору работала учителем, преподавала химию в Жигулевске, а на лето приезжала в родной город. В садике Воровского духовой оркестр был, под который молодежь танцевала. Я пришла в тот день на танцплощалку с двоюродным братом Вениамином. Села вместе с Надей (моей тезкой), она в горкоме комсомола работала и, конечно, знакома была с Василием Федоровичем. Так вот он ее окликнул, и мы с ней вдвоем оглянулись. Нас с будущим супругом друг другу представили. Он мне сразу понравился. Веселый был, внешне очень интересный, с прекрасной шевелюрой, танцевал хорошо. После танцев проводил меня, а на следующий день вместе пошли купаться на Воложку. Познакомились в июле, а в августе уже расписались. Это было в отделении ЗАГСа старого Ставрополя (это здание потом оказалось в месте затопления). Была такая крохотная комнатенка с провалившимися полами.
После свадьбы жили сначала в коммуналке, в проходной комнате. Потом была еще одна коммуналка в соцгороде, где позже получили двухкомнатную квартиру. Только в 1959 году нам выделили жилплощадь на улице Карла Маркса. Сейчас думаю, что мы чувствовали себя счастливыми, хотя выросли в бедности, нужде. Жизнь постепенно налаживалась, и каждое улучшение мы ценили. Народ тогда в сравнении с нынешними временами быстро жилье получал, ведь город рос, строился...
-- В 1963 году Василий Федорович был избран председателем горисполкома. А в 1964-м Ставрополь переименовали в Тольятти. Кому-то это нравилось, кому-то нет. Как-то читала, что даже угрозы в адрес председателя поступали от недоброжелателей...
-- По поводу переименования города споры до сих пор идут, – включилась в разговор Светлана Васильевна. – Но в то время дали просто разнарядку сверху: назвать город именем руководителя итальянской компартии, известного борца с фашизмом. Следовало выполнять указание, ничего поделать было нельзя. Сейчас, насколько мне известно, те люди, что выросли в Тольятти, и не хотели бы его обратного переименования. К тому же, в России есть еще один Ставрополь, а два города с одинаковым названием, думаю, это не очень хорошо...
Отец был в должности председателя восемь с половиной лет. Могу сказать, что он всей душой болел за город, который стал для него родным. Каждый человек не однозначен, и кто-то может припомнить отрицательные черты Василия Федоровича, но все, что касалось Тольятти, являлось смыслом его жизни. Помнится, когда я была еще совсем девчонкой, то просто стеснялась с ним по городу ходить. Каждое воскресенье (по субботам тогда еще работали) он выходил, к примеру, на рынок. Но это была не просто прогулка, попутно он проверял чистоту улиц. Неловко становилось оттого, что отец кому-то что-то высказывает. А когда возвращался домой, то начинал звонить ответственным лицам, конкретно перечисляя, где и что не так. А голос у него был громкий. Думаю, люди, чьи детство, юность пришлись на 60-е – 70-е годы, помнят, что Тольятти заслуженно звался городом спорта, здоровья, чистоты. Весной непременно белились бордюры, стволы деревьев. Нынешних грязи и пыли в помине не было.
Придя в понедельник на оперативку, он не просто чьи-то доклады выслушивал, а сам мог подробно рассказать о состоянии разных городских объектов. Высокое чувство ответственности стало его характерной чертой. Помнится, ученики 13-й школы несли дежурство на Молодежном бульваре, расставляли таблички, запрещающие ходить по газонам. Если отец видел нарушителя, сам подходил к человеку, делал замечание. Запомнился еще один момент. Какая-то женщина из дома напротив нашего решила под окнами сушить картошку. Так отец выбежал на улицу и сделал ей замечание. Мол, негоже таким образом портить вид центра города. Она все поняла, не обиделась. Уже годы спустя вспоминала, как отец ее отчитал. И так во всем, болел душой за каждую мелочь.    
-- Василий Федорович был весьма загружен на работе. Случалось ли так, что вы намечали провести время вместе, а планы вдруг срывались?
-- Я его всегда понимала, – сказала Надежда Алексеевна. – К тому же, я и сама работала педагогом в школе, потом в техникуме,  нагрузка была большая. Это сейчас молодежь выбирает, в какой ночной клуб отправиться, а у нас не хватало свободного времени.
По словам Светланы, Василий Федорович всегда находил время для нее и  младшей сестры Елены. Порой приходил с работы уставшим, когда уже темнело, и тут же принимал решение всей семьей отправиться на пляж. Сам был большим любителем плавания.
-- У родителей была замечательная компания, – продолжила  Светлана. – Это в основном врачи, учителя. Брали палатки, выезжали на природу, на острова. На 1 Мая, на 7 ноября обычно собирались у нас дома, так как из окон видна была демонстрация. Умели веселиться, пели много. Евгений Журавлев, директор музыкальной школы, был в этой компании, он у нас на пианино играл.
-- То есть, несмотря на загруженность, Василий Федорович находил время для семьи и друзей?    
-- Да, семью он любил, – ответила Надежда Алексеевна. – Помнится, как-то поехал в Кисловодск на отдых и за три недели нам семь писем прислал, очень скучал. А мы ему тольяттинские газеты посылали,  так как он хотел быть в курсе всех городских событий. В другой раз ему выделили путевку в приморский  санаторий, а мы туда дикарем поехали.
-- А на членов семьи он не мог путевки получить?
-- Что вы, он не пользовался служебным положением. Василий Федорович был человеком очень требовательным в первую очередь к себе. Правильно сказано в статье Герасимова, что он не был дипломатичным. Если что-то не так, все в глаза людям высказывал. Наверное, критика не всем нравилась. Плохо то, что он своему здоровью времени очень мало уделял, некогда лечиться было. В результате заработал астму. Заискивать перед начальством не умел.  Как сейчас сказали бы, не являлся конъюнктурным. К слову, практически непьющим человеком был. Вот сейчас, когда телевизор смотрю, отмечаю, что даже киногерои в стрессовых ситуациях к бутылке тянутся. Он – никогда, несмотря на напряженный рабочий ритм, обилие трудных моментов. За праздничным столом как все мог немного выпить, но пьяным я его не видела. Много читал, мы выписывали массу периодики, девочек к чтению приучил. Очень любил Гюго, помнится, все Светлане рекомендовал прочитать его роман «Отверженные». На пенсию ушел ровно в шестьдесят лет. Может, еще бы работал, но здоровье уже было подорвано.
-- Автор прошлой публикации о Василии Федоровиче вспоминает о том, как строился Дворец пионеров и каких сил это стоило Василию Федоровичу...
-- При отце строились еще два таких важных объекта, как универмаг «Рубин» и Дом быта на Ленинградской. Помню, как болел он душой за строительство последнего, ведь он еще и профессиональный строитель. Нас с сестрой брал вроде бы на прогулку в выходной, а сам отправлялся на стройку. Буквально каждый этаж лично проверял. В понедельник все со знанием дела обсуждал на оперативке. Если какие где-нибудь недостатки обнаруживал, каждому высказывал лично. Даже дома работа его не прекращалась. Помню и ночные звонки, все обсуждалось по телефону очень эмоционально. Даже не знаю, как ему удавалось находить, выбивать деньги на строительство стольких объектов соцкультбыта. А когда Дворец пионеров продали впоследствии, мама даже плакала, так было жаль. Ведь мы  же знали, сколько труда, сил было вложено. Помнится, папины ночные разговоры нам спать мешали. Зато каким праздником для всех было открытие «Рубина»! Запомнились игрушки на витрине, пупсики с одежкой – мечта всех тогдашних девчонок.
Надежде Алексеевне тоже памятны те ночные звонки. По ее словам, Василию Федоровичу при любой неполадке в городе могли позвонить в любое время суток.
-- Очень большое внимание социальной сфере тогда уделялось, – вспомнила она. -- А сколько школ строилось! К первому сентября – кровь из носу, а очередную школу надо было сдать. Клубы, больницы – да масса всего. Грамот дома не счесть,  которыми мужа награждали за подготовку школ. Кстати, врачи, учителя обеспечивались жильем в первую очередь. Очень Василий Федорович поддерживал и развитие спорта. Вместе с Виталием Гройсманом он стоял у истоков городской акробатики. На стадионе «Труд» состоялись показательные выступления сборной СССР по акробатике, организованные Гройсманом при поддержке Прасолова.  Всем известно, что наша секция акробатики принесла городу мировую славу. Кстати, Василий Федорович диссертацию писал о развитии спорта, но не закончил ее из-за чрезмерной загруженности. «Проблемы развития спорта в быстро растущих индустриальных городах, центрах на примере города Тольятти» – так она полностью называлась. Делал доклад на эту тему на всероссийской конференции.
Светлана вспоминает, как Василий Федорович следил за тем, чтобы в каждом дворе был построен спортивный корт, который зимой заливался, превращаясь в каток, место для хоккейных состязаний. Когда в город приезжал знаменитый спортивный комментатор Николай Озеров, его приятно поразило такое количество кортов.
-- Ему всегда надо было все увидеть своими глазами, лично убедиться, что строительство идет так, как надо, – рассказала Светлана. – Когда отец работал на строительстве ВАЗа, у него в машине всегда лежали резиновые сапоги. Он не сидел в кабинете, в любой момент мог пойти на любую стройплощадку. Помню, что часто простужался, так как выходил на стройку в любую погоду. Смело могу сказать, что был настоящим хозяином, влюбленным в свой город. Уже после смерти Пальмиро Тольятти город посетили его жена и дочь, и папа их сопровождал, с гордостью показывал все. В честь  Тольятти была названа школа № 23. Там гости  тоже побывали, и фотографии сохранились. Приезжал в Тольятти и член политбюро, секретарь ЦК КПСС Михаил Суслов. Василий Федорович был в числе сопровождающих. Показывали высокому гостю строительство, заводы. Когда отец уже ушел с поста председателя, ему было предложено несколько должностей на выбор в Самаре, но он отказался. Помню, что нам он, шутя, сказал:
-- Лучше дворником буду, но в Тольятти…

Ольга ТАРАСОВА
Просмотров : 1988
 
Погода в Тольятти
Сегодня
ночь 11...13, ветер 4 м/с
утро 14...16, ветер 5 м/с
Завтра
день 17...19, ветер 5 м/с
вечер 13...15, ветер 3 м/с