Общество
Разрывную пулю вынули через семь лет

- В войну я чудом остался жив, -- вспоминает Сергей Конов. – Вот уж точно: не было бы счастья, да несчастье помогло. После бомбежки с пулей еще несколько лет ходил. Но если бы не было ее, меня уже в 1943-м не стало…
Про таких, как Сергей Конов, говорят: родился в рубашке. Наверное, судьба и впрямь взяла шефство над 20-летним парнишкой, которого дома в Мордовии ждала мать с двумя младшими сестренками и братом. И, наверняка, неспроста, повидав ужасы войны, он дожил до преклонного возраста. 
Война застала Конова  уже в армии. Тогда молодой солдат служил во Львове, был водителем в танковом полку.
-- Я услышал первый взрыв в небе и поначалу даже не понял, что случилось. Затем объявили тревогу, -- рассказывает Сергей Павлович. -- Немцы готовились к нападению, а мы нет, поэтому  начали отступать. Старались идти ночью, так было больше шансов, что нас не заметят. Через три дня подошли к городу Белая Церковь, что недалеко от Киева. К этому времени от полка почти ничего не осталось: из-за беспорядочного отступления все растерялись по дороге. А я сразу пошел в пункт, где формировали роты на фронт, но меня для начала отправили в учебный танковый полк в Дзержинске -- переучивать с танка Т-70 на Т-34.  
 Когда пришло время сдавать подготовку, Конов настолько хорошо продемонстрировал умение обращаться с танком, что его оставили уже в качестве наставника новобранцев.
-- На фронт я попал только в 1943 году, -- продолжает Сергей Павлович. -- И сразу под Курск, где шли тяжелейшие бои. Там получил ранение, мучившее меня потом много лет. Однажды нас послали на разведку -- определить, откуда немцы станут наступать. Неожиданно началась бомбежка. Пули свистели буквально над головой, наша бригада начала обороняться.  Я, надеясь сохранить танк,  стал спускать его в овраг. Потом пригнул ветку дерева, чтобы прикрыть, потянулся за другой -- и почувствовал резкую боль в правом боку. Ранили.
 Конова тут же отправили в госпиталь, где фельдшер, едва взглянув, признала ранение касательным, дескать, пуля только задела ребро. Уже лежа в госпитале, Сергей узнал, что его бригада в том бою попала в окружение. Немцы повесили всех, а в карманах у солдат позже нашли одну и ту же записку -- «изменник Родины». Получилось, что благодаря ранению Конов – единственный, кто остался в живых. Только спустя несколько лет начал ощущать сильные боли в том месте, где якобы прошла пуля.  Особенно тяжело, говорит, было при резком повороте или нагрузке. Но Конов не думал о плохом, списывал все на контузию в том страшном бою. Но когда терпеть боль  стало невмоготу, обратился  к врачам. Сделав снимок, они были в изумлении. Оказалось, внутри осталась та самая пуля! Ее вынули, хоть и спустя  семь лет после ранения. Самое страшное, что пуля была разрывной, то есть, попади она не между ребер, молодой солдат вряд ли остался бы жив… 
Но тогда, в 1943-м, лежать в госпитале долго не мог. Какой госпиталь, когда война идет? Легкие покалывания не смущали, да и врачи, видя, что солдат не намерен отлеживаться, отпустили, ведь раненых тогда привозили ежедневно, и  каждое место было на счету.  
-- Вернувшись на фронт, я продолжал воевать. Прошел через всю Россию, а долгожданную победу встретил в Кенигсберге, ныне Калининграде. Ох и тяжело было его взять! Бои шли непрерывно, немцы оборонялись как могли, хоть и немного их оставалось.  Но в конце концов их сопротивление было сломлено. Там же нам объявили, что война закончилась. Если честно, поначалу поверить не могли, все казалось -- вот-вот пули опять свистеть начнут, чуть что -- сразу за оружие хватались.
 С фронтом у меня связано еще одно немаловажное, как сам считаю, событие. Там я бросил курить. Получилось это неожиданно: однажды курили с друзьями во время отдыха, и вдруг по радио объявляют, что наши войска встретились на Эльбе с союзниками. Я на радостях выкинул сигарету и объявил, что в честь этого события бросаю курить навсегда.  Долго меня потом сигаретным дымом друзья соблазняли, но я отказывался. С тех пор больше полувека держусь! -- смеется Сергей Павлович.
После войны Конов еще год продолжал служить -- ремонтировал побитую военную технику, демобилизовался только в 1946 году.
-- Когда пришла пора возвращаться, меня спросили, куда хочу поехать. Подошел к карте и ткнул пальцем в первое попавшееся место. Оказалось, город Черновцы на Украине. Туда и отправился. Военная закалка дала о себе знать  -- пошел работать в милицию. Но довоенного образования,  всего несколько классов, не хватало, чтобы получить хорошую должность. Доучивался в ленинградской школе политработников. Затем карьера пошла в гору. И в семейной жизни все складывалось удачно: женился, родилось двое сыновей -- Владимир и Виктор. Жена работала бухгалтером, а меня спустя несколько лет назначили начальником уголовного розыска в городе Старый Златоуст.
Такую работу, конечно, не назовешь спокойной, но Конов не жаловался. Иногда задерживаться на службе приходилось на сутки, а то и больше. И почти на все преступления начальник старался выезжать сам.
-- Бывало, придешь домой, -- вспоминает Сергей Павлович, -- только переоденешься, ужинать сядешь, как раздается стук в окно. Я уже знал: это знак, что-то случилось. На ходу надевал форму и выбегал из дома. 
 Всякое бывало на опасной работе. Некоторых правонарушителей приходилось арестовывать не по одному разу, отчего начальника даже пытались «предупредить». Как-то вечером Конов поздно возвращался с работы. Неожиданно подошли два молодца, попросили прикурить. Но офицер молча ударил одного по руке и прошел мимо, не оборачиваясь.  Такое поведение ошарашило молодчиков,  они даже не стали его преследовать. Позже Конов выяснил, что подходили к нему не просто так: хотели «объяснить», что он зря посадил в КПЗ несколько дружков хулиганов.
-- Был и другой случай, -- вспоминает Сергей Павлович. --  Однажды сообщили, что ночью в городе ограбили магазин одежды. А утром, идя на работу, я встретил одного подозрительного субъекта (к тому времени самых заядлых знал в лицо) по фамилии Романов. Смотрю, а у него брюки до колен мокрые. Подошел и тихо говорю ему: показывай, куда краденое спрятал. Он молча меня повел. Нашлось все в кустах, а ноги он замочил, потому что  недалеко от этого места водоем был.
В милиции Сергей Конов проработал 26 лет, на пенсию вышел в звании подполковника. Потом получилось так, что всей семьей переехали в Самару, где ветеран войны не смог усидеть без дела: еще несколько лет трудился директором дома отдыха. А сыновья, кстати, пошли по его стопам, оба  подполковники.
Шесть лет назад Конов овдовел: супруга, с которой душа в душу прожили 56 лет, скончалась. Будучи в преклонном возрасте, Сергей Павлович перебрался к сыну в Сызрань. 
-- Тяжело, конечно, было, -- рассказывает он, -- и здоровье сразу стало ухудшаться, но я держался. А потом, чтобы отвлечься, поехал отдохнуть в самарский госпиталь для ветеранов. 
И тут судьба вновь помогла ветерану обрести свое счастье. Через пару недель отдыха в госпитале он заметил старушку, которая отличалась быстрой ходьбой, несмотря на преклонный возраст.
-- Что же вы так бегаете, в нашем возрасте тихонько ходить надо, -- были первые его слова, -- рассказывает Антонина Григорьевна. -- С тех пор мы не расстаемся вот уже пятый год, он переехал ко мне в Поволжский. Мне почти 87 лет, но сил, слава богу, хватает и на себя, и чтобы ему помогать, это только в радость. Я  тоже вдова, ветеран войны, дети уже взрослые, живут отдельно, а так одиноко иногда бывает. Расписываться мы, конечно, не стали -- чего людей смешить, но вдвоем легче. Мы и на прогулку сходим, поддержим друг друга, посмеемся и вспомним былое.  
Глядя на то, как старушка помогает супругу застегнуть рубашку и усаживает в кресло, я поймала себя на мысли, что жизнь после 80 лет, как считают многие, не заканчивается. Главное, настроиться на это, как сделали Сергей Павлович и Антонина Григорьевна. И тогда даже операции, которые перенес ветеран около трех лет назад, не станут поводом для причитаний. 
А недавно Конову  исполнилось 90 лет, поздравлять его приезжали представители местной власти и  Комсомольского РУВД.
-- Мне  было очень приятно, -- говорит Сергей Павлович, -- но не подарки и награды дороги, а внимание. Вот, например, друг в госпитале говорил, что меня наградили орденом Красной Звезды, но награда на пути  затерялась. Да и не главное это. Важно, что помнят и знают меня не только как ветерана войны, но и милиционера, ведь я всю жизнь старался бороться за порядок. День Победы мы с женой всегда отмечаем как главный праздник, а в прошлом году нам соседи по дому даже устроили небольшое застолье прямо во дворе. Конечно, было приятно. А в этот раз обязательно отправимся в местную школу на праздник, в такой день дома  не усидишь. А что? Хожу, конечно, не очень хорошо, но меня, слава богу, есть кому поддержать, а в 90 лет важнее этого ничего нет.


 

Ольга ЧУДАКОВА

  

 

Просмотров : 1720
 
Погода в Тольятти
Сегодня
ночь 3...5, ветер 7 м/с
утро 3...5, ветер 7 м/с
Завтра
день 4...6, ветер 6 м/с
вечер 3...5, ветер 8 м/с