(16+) Мы получили сразу четыре квартиры на одной лестничной клетке
Общество
(16+) Мы получили сразу четыре квартиры на одной лестничной клетке

С Евгенией Шульдяковой (в девичестве – Лисовской) я познакомилась в далеком 1980 году. Вместе учились в Тольяттинском медицинском училище, сейчас это колледж.  Нашу 103 группу сделали экспериментальной: собрали отличниц и хорошисток. Наверное, поэтому 30 девчонок, будущих медсестричек, оказались не только умными, но и коммуникабельными, доброжелательными и веселыми. Мы с Женей не дружили, но приятельствовали. Проучившись три года, пропали из поля зрения друг друга надолго. Правда, недавно нашлись на… бескрайних просторах интернета. 
Оказалось, что у нас опять есть общее: теперь уже педагогическое образование. Женька стала учителем английского языка, а я – логопедом. Но больше всего меня поразило и восхитило другое – тихая, улыбчивая, интеллектуальная девочка стала мамой шестерых детей и бабушкой двенадцати внуков! А вся семья давно живет в Таганроге.
На днях мы, наконец, встретились, и я задала все накопившиеся вопросы.
– Женя, как ты оказалась на юге России?
– Сразу после окончания медучилища, летом 1983-го, я вышла замуж. Сергей к тому времени успел окончить педагогическое училище, отслужить в армии и работал на ВЦМ кузнецом-штамповщиком вместе со своим отцом.
Мы сразу решили жить отдельно от родителей. Сергей стал искать работу с предоставлением жилья. И в Сосновом Солонце (это за Жигулевском) ему предложили должность учителя физкультуры в сельской школе, а мне – лаборанткой в местной больничке. В сентябре мы уже жили в учительском доме, в отдельной двухкомнатной квартире. Там у нас родились первые две дочки-погодки: Саша и Маша.  
Но случилось непредвиденное: к директору школы приехал зять-физрук, которому тоже была нужна работа. Муж ушел тогда в деревенскую кузницу, а наша семья перебралась в колхозный дом. Для меня, горожанки, это был настоящий шок! В сенях стояла русская печка, в единственной комнате – голландка (узкая, высокая – от пола до потолка – печь, используемая для обогрева помещения, – прим. авт.), а вода – в колодце. 
Мне, как работнице больницы, выделяли машину дров, которые мы пилили и кололи. Сергей соорудил водогрейку: к большой кастрюле, называемой вываркой, приделал кран, что-то с обогревателем сделал и повесил над раковиной. У нас появилась горячая вода – это было счастье! 
Вообще, муж всегда старался обеспечить нам комфорт в любых условиях. Даже Сашкин первый высокий стульчик для кормления был сделан в сельской кузнице. Вся конструкция состояла из металлического прута и деревянного сиденья. Уже потом мы купили стул-трансформер.
И все же Сергей стал искать другое жилье. В Таганрог мы попали по оргнабору. Многие помнят: в то время часто приглашали специалистов на крупные стройки в разных городах России. Муж, кстати, имел еще специальность электрика. Он уехал первым, а через три месяца, когда ему дали служебную однушку, семья воссоединилась. Еще через несколько месяцев у нас родилась третья дочка – Наташа.
– Три девочки подряд! И поэтому вы решили рожать до победы?
– Нет, я вообще мальчика не хотела и была безумно счастлива, что у меня три дочери.
– А муж, наверное, хотел сына?
– Может, и хотел, но не признавался. Конечно, он очень обрадовался, когда Юра родился. И целый месяц я просто отдыхала: Сергей приходил с работы, готовил, стирал, нянчился.
А потом сказал: «Ну, хватит, дальше сама!»
– Как ты справлялась с четырьмя детьми? Они ведь все шли рядышком.
– Не знаю, теперь сама удивляюсь. Наверное, энергия молодости помогала. Хотя иногда как вспомнишь – так вздрогнешь! Горы пеленок, маленькая машинка без отжима и полоскание в холодной воде. Помню восьмилитровый бидон для молока и пятилитровую кастрюлю для супа. 
– Чем кормили детей?
– Утром обязательно овсянка, как в Англии (улыбается). Вообще, мы всеядны, одно из любимых семейных блюд – это борщ. Все-таки живем на юге страны! Было время, жили на макаронах, и борщ часто бывал постным. Пекла манник, пироги, беляши и чебуреки – хотелось посытней накормить семью. Сейчас молодежь любит роллы и пиццу.
После рождения Юры я поняла, что мне нужна какая-то отдушина, и поступила на заочные двухгодичные курсы английского в Киеве.
– Но ведь учить язык без аудирования невозможно.
– Почему? Мне присылали кассеты, которые я многократно слушала, тексты для чтения и перевода, контрольные работы. Грамматику я выучила сразу. А в столицу Украины съездила один раз для сдачи заключительного экзамена. В общем, поставили мне все пятерки, и муж сказал: «Что дальше? В институт поступай, раз выучила!»
С первого раза в Таганрогский педагогический не поступила: друзья говорили, что без взятки не попадешь. Я-то знаю, что устную речь провалила, потому что одних кассет действительно маловато. Это сейчас любые электронные ресурсы в твоем распоряжении. Решила попробовать второй раз – из принципа. Думала, докажу себе, знакомым, поступлю и сразу заберу документы.
– Какие экзамены нужно было сдавать?
– Поскольку медучилище окончила с красным дипломом, то могла быть зачисленной, пройдя собеседование. Но тут вмешался декан факультета иностранных языков: «Извините, конечно, но в вашем возрасте язык учить поздно!»
– А сколько тебе было тогда?
– 28 лет. Я тут же спросила: «Так что, мне экзамен не сдавать? Все равно не примете?» . На что он ответил: «Я не могу вам запретить. Сдавайте на общих основаниях».  Пришлось отвечать английский на пять, чтобы остальные два предмета не сдавать, поскольку их не подготовила. После первого курса декан встретил меня в коридоре и с ухмылкой спросил: «Как учится?»  Его лицо было очень удивленным, когда услышал: «Сессию сдала на все пятерки!»
Я получала повышенную стипендию, точно не помню, где-то 60 рублей. Спасибо мужу: дети были на нем. Он отводил их в школу и детский сад, пахал на стройке, часто подрабатывал на второй работе. И тоже учился в институте, на заочном. Но в 1991-м помешала павловская реформа. 
Помните, тогда за три январских дня деньги обесценились? А ему как раз надо было ехать на сессию в Мариуполь. Если бы он поехал, я с детьми осталась бы без денег. Так все его документы об образовании до сих пор на чужбине. 
– Сколько лет прошло между рождением четвертого ребенка и пятого?
– Между ними были институт и 8 лет разницы. В 1997-м году родилась Анжела.
– Почему ее имя выбивается из ряда остальных?
– Она названа так в честь бабушки, мамы Сергея. Шестой ребенок – сын Валериан – назван так в честь моего отца. Он случился неожиданно, но мы в свое время решили: сколько Бог даст – столько и возьмем!
– Кстати, как ты относишься к религии?
– Я космополит, приветствую все хорошее в любой религии, потому что плохое привносят люди.
– Просто сначала подумала, что шестеро детей неспроста. Может, ударилась в религию?
– Не ты первая об этом спрашиваешь. Многие, увидев, что гуляю с кучей детей, прямо в лицо говорят: «Вы что, сектантка?» 
Таганрог – небольшой приморский город, три района, которые, в отличие от Тольятти, расположены рядом. И застройка, в основном, малоэтажная. На нашей улице жили религиозные фанатики. Познакомилась с ними случайно, через мужа: он у них что-то ремонтировал. К ним приехали гости из-за рубежа – понадобился переводчик. Я тогда училась на первом курсе и помогла с переводом. Они стали нас обрабатывать, пытались обратить в свою веру, но так и не захомутали (смеется). 
Во второй раз обратились на четвертом курсе – к ним приехал какой-то иностранный пастырь, а переводчик из-за каких-то нестыковок опаздывал на сутки. Я – к декану, который меня в институт брать не хотел, прошу посоветовать профессионала. Он сказал: «А сама что не хочешь? Боязно? Никого я советовать не буду, иди сама. Надо же с чего-то начинать!»
В общем, как смогла – так перевела. После службы подошла ко мне многодетная прихожанка: «Спасибо вам огромное! Вы так хорошо владеете английским языком, но Библию совсем не знаете!»
– Долго вы жили в служебной однушке, когда приехали в Таганрог?
– Нет, там другая история. В Северном поселке какое-то время стоял брошенный недострой – бетонная коробка на шесть квартир. И руководство предложило работникам самим достроить себе жилье. Мужчины работали в свободное время, вкладывая свой труд, а материалы выписывались со стройки. 
Так появилась трехкомнатная квартира, мы въехали в нее, когда родился четвертый ребенок. Квартиру приватизировать не стали. Дети подрастали, обзаводились семьями и уходили на съемное жилье. Неожиданно пять лет назад попали в программу расселения ветхого жилья. Нам повезло: получили четыре квартиры на одной лестничной клетке. Причем у детей – с видом на Азовское море. Сам трехэтажный дом находится в центральной части города, рядом с парком культуры и отдыха имени Горького.
– Государство все-таки помогло многодетной семье?
– Да, но не до конца. Наша семья растет постоянно: пока шла программа, старший сын женился, и у него родилась дочка.
Мы не знали, как правильно регистрировать справки. Потом оказалось, что наше дело было не прошнуровано, а листы не пронумерованы. У меня не оказалось подтверждающих документов, что я сдала все справки. Часть бумаг была утеряна. Потом судились с мэрией полтора года, но откуда у многодетной семьи деньги на адвокатов.
– А другие льготы, выплаты семья получала?
– Окружающие искренне считают, что помощь была солидной. Я помню, что у меня даже была книжечка-удостоверение многодетной матери. Еще помню, что за четвертого ребенка доплачивали…  4 рубля. Конечно, выплаты какие-то были, но мизерные. 
В 90-е всем было трудно. Муж тогда работал на кондитерской фабрике, им выдали зарплату зефирами. Поскольку задолжали за несколько месяцев, то выдали несколько коробок. Пришлось брать кухонные весы – идти торговать на улице.
– Смогла?
– Да, продукт был свеженький, и продавала недорого. Не будешь же детей одними зефирами кормить!
– Расскажи о детях. Чем они в жизни занимаются?
– Старшая, Саша, после окончания девятого класса уехала в Тольятти, окончила политехнический колледж по специальности: архитектура и дизайн. Пока училась, жила у бабушки – моей мамы, в Комсомольском районе, потом вышла замуж и переехала в Автозаводский. Сейчас у них с мужем две дочери: Вероника увлекается игрой на скрипке, а Ева – рисованием.
Остальные дети со своими семьями живут в Таганроге. Маша работает старшим поваром, у нее тоже двое детей: Маргарита и Николай.  Третья дочка по профессии портной-закройщик, но работает мастером в управляющей компании. У Наташи четверо: Артур, Иван, Наталья и Виктория. Старший сын учится в кадетском корпусе.
Юра – столяр-плотник, но трудится электриком и часто советуется с отцом по работе. У меня висит прекрасный набор разделочных досок, выполненных сыном. У Юрия двое детей: Валерия и Даниил. 
Анжела в этом году заканчивает заочно институт по специальности «Управление малым бизнесом». У нее – Елисей и Анна.
Валериану – 17, он учится в колледже морского приборостроения на программиста.
– Женя, а твои родители в Тольятти живут?
– Да. Мама у меня преподавала долго в Тольяттинском политехническом институте электротехнику и электронику. Она обожает всех своих внуков и правнуков. Папы уже нет. Он был мастером на все руки. На ВАЗе работал наладчиком, был на стажировке в Италии, на «Фиате», потом трудился в научной лаборатории при ТПИ. Образ Гоши из фильма «Москва слезам не верит» всегда напоминает мне отца. В детстве он часто нас с сестрой брал на лыжные прогулки, в лес. 
В Таганроге мне всегда не хватает тольяттинских сосен… 
– Расскажи о своей работе, методике.
– Когда я преподавала в школе английский, то поняла, что детям очень трудно овладеть языком без дополнительных индивидуальных занятий или помощи родителей. Тем более что современные учебники чтению как следует не учат. Считается, что сначала должен быть период устного погружения в речь, но это так не работает. Чтение – базовый навык, который впоследствии позволяет овладеть всем остальным. Поэтому нужно начинать в первом классе!
– Но дети еще не автоматизировали навык чтения на русском языке, у них нет беглости и понимания прочитанного.
– Согласна. Но нельзя сбрасывать со счетов тот факт, что большинство первоклашек идет в школу, уже умея читать.  Поэтому можно подключать изучение иностранного языка со второго полугодия.
– Это при условии хорошей успеваемости.
– И активном участии родителей. В моем пособии «Учимся читать. Книга для детей и родителей» они могут заниматься с ребятами, не владея методикой. Потому что там все расписано, а начиная с четвертого урока, можно подключать дидактические игры по типу домино.
– Долго работала над книжкой?
– Это итог всей моей профессиональной деятельности. Все, что давало результат, я записывала, накапливала, обрабатывала. У меня в соцсетях есть открытая группа для детей и родителей. Заходите, изучайте!
– В чем суть твоей методики, кроме совместной работы детей, педагога и родителей?
– Детям не интересно бессмысленно отчитывать слоги в большом количестве. Сначала мы учим несколько коротких слов, а потом сразу включаем их в предложения. Ребенок радуется, когда может прочитать подпись или предложение под картинкой.  
– А что посоветуешь взрослым ученикам, которые хотят улучшить знание языка?
– Главное – мотив. Он является мощным, почти волшебным толчком к обучению. Еще важна регулярность: английским нужно заниматься хотя бы 20 минут, но каждый день. Не обязательно постоянно учить грамматику – можно англоязычное кино посмотреть. Чтобы понимать на слух – надо больше слушать! Чтобы научиться разговаривать – надо больше говорить! По-другому никак! Советы простые, но не всегда хочется им следовать.  Поэтому выбор за вами. 

Наталья ЖУКОВА, учитель-логопед

Просмотров : 922
 
Погода в Тольятти
Сегодня
день 26...28, ветер 5 м/с
вечер 21...23, ветер 3 м/с
Завтра
ночь 17...19, ветер 2 м/с
утро 25...27, ветер 4 м/с