Город
(16+) О прогнозе погоды и водорослях, которые… совсем не водоросли
Сегодня, 30 июля, тольяттинской гидрометобсерватории исполняется 65 лет. Накануне юбилея ее руководитель Надежда Карпасова дала большое интервью «Вольному городу», сделав акцент на том, что особенно волнует жителей нашего региона.

Эхолот и термометр

– Тольятти находится на берегах сразу двух рукотворных морей. Где граница между ними?
– Плотина Жигулевской ГЭС отделяет Куйбышевское водохранилище от Саратовского.
– Почему в Саратовском вода всегда холоднее? Там проточнее?
– Да. В Куйбышевском – замедленный водообмен, а Саратовское осуществляет транзит сброшенной воды, здесь скорость течения выше. Кроме того, надо иметь в виду, что перепад между водохранилищами составляет 25 метров.
– Благодаря ГЭС у нас есть небольшой водопад?
– За счет этого перепада становится выше скорость течения. Но разница в температуре водохранилищ всё же небольшая: 1,5-2 градуса – в районе Зольного и 2-2,5 –  возле Федоровки.
– Надежда Ивановна, а как измеряется температура воды? Чем?
– Ртутным термометром в металлической оправе, который на тросе опускается в воду и держится там три минуты. Наблюдатель гидрологического поста измеряет в одном и том же затемненном месте Куйбышевского водохранилища (возле речного порта) на глубине от 10 до 50 сантиметров. Два раза в сутки: в 8:00 и 20:00.
Наблюдения у нас начинаются после освобождения прибрежной полосы ото льда и заканчиваются с образованием устойчивого ледостава.
– А зимой?
– Подо льдом температура воды одинакова (0,1-0,2 градуса), она не измеряется. Я сейчас говорю о гидрологическом замере, а при отборе проб воды для гидрохимических и биологических исследований температура обязательно замеряется во всех местах. Здесь чаще всего мы используем автоматические приборы, но ртутный термометр, подчеркну, самый точный. Глубина измеряется эхолотом, а если она небольшая, то просто лотом, есть такой прибор. Мы таким образом учитываем глубины при определении расхода воды, степени загрязнения и другие параметры.
Основные глубины в лоции по судоходству нанесены, а вот что вокруг происходит, необходимо знать. Ведь ложа водохранилищ тоже меняются из-за образованного за десятилетия ила.

Что с волжской водой?

– Надежда Ивановна, нынешнее лето жаркое, горожане стараются чаще бывать у воды, а  там цветут водоросли. Но сначала такой вопрос. Принято считать, что летним утром купаться теплее, потому что за ночь вода прогрелась. Народная примета верна, на ваш взгляд?
– (Улыбается) Утреннее купание зависит от температуры воздуха, а не воды, которая за ночь остывает. Подчеркну, остывает и становится ближе к температуре окружающей среды. Если вы заходите из 30-градусной жары в 22-градусную воду, то чувствуете перепад. Вода вам кажется холодной. Но если вы утром из 22-градусной жары заходите в 20-градусную воду, вам комфортно.
– И вода кажется теплой?
– Да.
– Тогда еще вопрос: почему в воде теплее, когда идет дождь?
– Всёдостаточно просто. Дождь выпадает из облаков, которые находятся далеко. Когда летит на землю, он не успевает прогреваться.
Теперь о «цветении» воды. Аномальная и ранняя (с мая!) жара дала большой прогрев воды. Среднемноголетние значения превышены на 2-4 градуса. Вот конкретный пример. 20 июля температура в поверхностном слое волжской воды в Комсомольском районе составляла 26,5 градуса!
«Цветение» воды вызывают цианопрокариоты, известные в народе как сине-зеленые водоросли. Их вегетация традиционно начинается в мае в хорошо прогреваемых и защищенных от ветра заливах и заканчивается обычно в сентябре.
Основные источники пополнения ресурсов цианобактерий сосредоточены в донных отложениях. Для них важно соотношение азота и фосфора.
– А откуда «химия» берется в воде?
– Ее дают сбросы, промышленные и коммунальные. Но цианобактерии умные, если им, например, не хватает азота, его сами синтезируют. Живут они колониями и развиваются в геометрической прогрессии.
Но также в геометрической прогрессии и начинают гибнуть. В момент гибели и происходит эта зеленая «каша». Мы чувствуем зловоние, цианобактерии выделяют также различные токсические вещества, которые могут вызывать ожоги. Поэтому в такой воде нельзя купаться и уж тем более ее глотать.

Высшие водные растения


– Надежда Ивановна, цианобактерии можно победить? Я сейчас имею в виду не рекламную и пропагандистскую шумиху, а реальные методы борьбы.
– С учетом нашего огромного приплотинного плеса в 40 тысяч гектаров реальный эффект дала бы механическая очистка. А вот химические методы, на мой взгляд, не очень подходят.Помните ситуацию с хлореллой?
– С экспериментом на васильевском озере? Конечно. Много шума и – ничего.
– Что предлагали разработчики? В феврале сверлить много-много лунок и запускать туда хлореллу, которая будет уничтожать цианобактерии. Я звонила коллегам на Сурское водохранилище, где тоже проводился этот эксперимент. И якобы весьма успешно. В ответ услышала: мы не уверены, что стало лучше именно из-за хлореллы.
На васильевском озере эффект какой-то был. Но озеро существенно отличается от водохранилища. Мы посчитали, сколько нужно сверлить лунок, и поняли, что может измениться кислородный режим. Как всё это отразится на экосистеме при таком энергичном вторжении? Или – мы пустим хлореллу, а она просто уйдет в Саратовское водохранилище.
Но даже не это смутило меня. Нет научных выкладок, как «появление» хлореллы отразится на водозаборе. Мы не можем рисковать здоровьем людей, а это как минимум 500 тысяч человек.
– Хлорелла чем опасна для человека?
– Она индикатор грязной воды, питается всем этим. Попав в ржавые трубы, хлорелла может изменить состав питьевой воды в худшую сторону. А это уже здоровье и безопасность тысяч людей.
И еще. Те длинные ветви, чуть ли не кусты под водой, что люди называют водорослями, на самом деле являются высшими водными растениями.
– То есть не водорослями?
– Да. Они обитают во всех волжских водохранилищах, как правило, на мелководье. Прикрепляются ко дну. Говорят, что в Саратовском водохранилище их больше. Не думаю. Там просто вода прозрачнее, они заметнее. У насв основномобитают три вида: рдест, роголистник, элодея. Мы их не обследуем, у нас – иная задача. Исследуем гидробионты:  фитопланктон, зоопланктон, перифитон и так далее, словом, то, чем питаются рыбы.
– Есть еще способы борьбы с вредными бактериями? Мало того, что купаться сейчас проблематично, так весь берег буквально усеян погибшими мальками рыб. У них жабры забиты зеленой взвесью.
– Для  уничтожения спор цианобактерий исследовалось ультразвуковое воздействие на водоемы, а для увеличения продолжительности их анабиоза применялась кислородная аэрация придонных слоев. Но оба варианта требуют значительных энергетических затрат.
Есть способы литификации (окаменение) и применения альгицидов (специальные химпрепараты), но все они не дают 100-процентной гарантии. Например, малые концентрации тех же альгицидов стимулируют жизнедеятельность цианобактерий.
– А есть природные средства борьбы?
– Тысячелистник выделяет в воде полифенолы, которые замедляют рост бактерий. Такой же эффект дает ячменная солома.

Разница до 50 процентов

– Надежда Ивановна, почему все прогнозы немного разные: в гаджете – один, в стационарном компьютере – другой, у вас – третий? На балкон выходишь, где висит термометр, там свои синоптические особенности. Кому верить?

– (Улыбается) Нам! Прогнозы, которые выпускает метеослужба, базируются на специальных методиках, изучении определенного материала. И самое главное – они составляются с участием синоптика, хорошо знающего локальные условия и учитывающего данные радаров, барических схем.
Все остальные прогнозы составляет программа, машина, и без участия синоптика. Здесь только математический расчет. Поэтому разница есть, порой она значительная. Мы делали расчеты, так разница по осадкам и ветру доходила до 50 процентов.
– Большое расхождение!
– А оправдываемость наших прогнозов составляет 92-94 процента. Но 100 процентов, наверное, никогда не будет, потому что природу нельзя заранее предсказать и предусмотреть все варианты.
Вообще, есть несколько мировых метеорологических центров: Москва, Вашингтон, Лондон, Мельбурн и Монреаль. В интернете заложена одна из моделей математического расчета, который произвела машина.
– В гаджете прогноз погоды мне может выдавать американская программа? А то я смотрю: на улице дождь собирается, а они дают «ясно».
– Или британская. Кстати, статус мировых метеоцентров получили еще Токио и Пекин.
– Нынешнее лето сравнивают с летом 2010 года. Есть какая-то закономерность в наступлении таких сезонов?
– Мы делали расчеты, вот один из них. Называется он «Вероятность наступления опасных явлений погоды в Тольятти и Ставропольском районе». Что касается закономерности, то аномально жаркая погода обычно наблюдается раз в 10 лет.
– Еще вопрос. Почему нынешний лесной пожар, несмотря на свой масштаб, был не так заметен в других районах?
– В 2010-м массово полыхали сосны, отсюда клубы дыма. Огромные и черные из-за сажи. В этом году горели в основном порубочные остатки и трава. Отсюда и разница в визуальном восприятии.
– Часто в прогнозах звучит информация о скорости ветра, например, 5 метров в секунду. А как вы измеряете эту скорость?
– С помощью прибора М-63, он старинный, но надежный. Кроме того, у нас есть автоматические датчики, так что с этим проблем нет. Кстати, давайте сообщим читателям «Вольного города» номер областного автоответчика. Пишите: 8-846-207-50-55. По нему можно узнать свежие данные о погоде в Тольятти. Мы планируем установить уже у себя городской номер, но пока не определили, какой именно. Ведь должен быть многоканальный.

Любимая поговорка

– Мы увлеклись природными явлениями и совсем забыли о юбилее. Расскажите, хотя бы кратко, о становлении гидрометобсерватории. С чего всё начиналось?
– Наша обсерватория была создана на базе гидрометбюро «Куйбышевгидростроя» и озерной станции. Первым директором стал Павел Никулин. В разные годы коллектив возглавляли Александр Елисеев, Николай Тишкин, Александр Рыбкин.
– С двумя последними я знаком. А вы, получается, пятый директор гидрометобсерватории. Какова структура вашего федерального учреждения?
– Три отдела: метеообслуживания, гидрологии, комплексного обслуживания и обеспечения экспедиционных работ. Две лаборатории: гидробиологии и по мониторингу загрязнения окружающей среды. Плюс узел связи и флот, куда входят разъездной теплоход «Витязь», маломерное научно-исследовательское судно «Росгидромет-06», судно на воздушной подушке, аэролодка для зимних отборов проб и  три мотолодки.
– Солидно!
– В год мы делаем примерно 10 500 измерений по воде. И до 50 тысяч – по качеству воздуха на 9 постах, из них 7 находятся в Тольятти, остальные – в Тимофеевке и Жигулевске.
– Как станете отмечать свой юбилей?
– Скромно, хотя у нас два юбилея: 65 лет гидрометобсерватории и 90 лет Приволжскому управлению по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды. Очень много работы, да и ковидные ограничения никто не отменял.
– Мои искренние поздравления, уверен, ко мне присоединятся все читатели газеты. И последнее, Надежда Ивановна. У вас есть любимая профессиональная поговорка?
– (Улыбается) «Настоящий синоптик в дождь с собой зонтик не берет. Чтобы прогноз оправдался!» В этой шутке заложены огромная любовь к своей работе и ответственность за прогноз, который ежедневно необходим всем нам – людям планеты Земля.

Погодой интересовался Сергей РУСОВ
Просмотров : 725
 
Погода в Тольятти
Сегодня
ночь -7...-9, ветер 4 м/с
утро -7...-9, ветер 4 м/с
Завтра
день -5...-7, ветер 5 м/с
вечер -8...-10, ветер 4 м/с