Общество
(16+) Сгубили лес, стоявший 200 лет
Вчера, 22 июля, почетному гражданину города, социологу и литератору Сергею Дьячкову исполнилось бы 75 лет. До своего юбилея он не дожил несколько месяцев… В свое время Сергей Германович мне сказал интересную фразу о том, что инвалиды первой группы с его заболеваниями обычно уходят в мир иной в 35 лет. Не зная, как отреагировать на такую откровенность, я тогда отшутился расхожей фразой, мол, все деревья по-разному растут.

А про себя подумал: что же на самом деле помогает ему в жизни? Сила воли? Высокий интеллект? Вера в Бога? Знакомство с ведущими врачами города? Забота близких? Всё вместе?   
Сергей Германович был сложным человеком, но, безусловно, талантливым в разных областях. Прикованность к постели не мешала ему готовить интересные эссе и корреспонденции, которые спустя годы не утратили своей актуальности. Обратите особое внимание на материал «Сгубили лес, стоявший 200 лет», он был написан летом 2010-го после полыхавших пожаров.
***
Стоило заговорить о чудовищной экологической катастрофе, постигшей наш город, как меня обвинили в излишней эмоциональности. Хорошо, давайте беспристрастно.
По прогнозам гидромета, ожидалось аномально жаркое лето, то есть высокий класс пожароопасности. Еще в апреле общественные организации предложили властям мероприятия, способные предотвратить самое грозное.
Министерство природных ресурсов (МПР) Самарской области издало постановление о пожарной опасности в апреле. Соответственно, эту информацию довели до глав администраций, а дальше всё затихло. Подумали, справимся. Власти Тольятти проигнорировали ситуацию, ссылаясь на экономические трудности.
С июня начались отпуска, и треть сотрудников ушли. А отпуска длинные. МПР начало заниматься выборами мэра Самары, контролировать выполнение своих распоряжений стало некому. Особенно если помнить, что больше половины работников департамента лесного хозяйства не имеют профильного образования: штаты среднего звена не пополнялись несколько лет в связи с низкой зарплатой.
Техники, оборудования и механизмов очень мало или они допотопные. Технический парк пополнялся только легковыми автомобилями. Специальный лесной техники нет. Даже для создания лесомелиоративных полос использовались сельскохозяйственные плуги. Опашка была не глубокая, не в состоянии остановить низовой пожар. Машины МЧС в лес заехать не могут, сбивают только кромку пламени.
Профилактические мероприятия по предотвращению лесных пожаров на предприятиях, учреждениях не проводились уже не один десяток лет. Лесничество спасала камера наружного наблюдения, которая фиксировала очаги возгорания, но не давала всей полной картины. До очага добирались от часа и больше, в зависимости от места расположения и знания лесных кварталов.   
Первые серьезные признаки ожидаемой катастрофы определились в конце мая, когда пошли низовые пожары в местах усиленной рекреационной нагрузки. Тогда и надо было вводить чрезвычайную ситуацию. Не ввели.
Итог. Уничтожены лесным пожаром около 1000 га леса. Сосняки и вся наземная растительность и животный мир. Если брать в расчет только деловую древесину на корню, общий ущерб составил около 90 миллионов рублей. Что предлагала общественность?
Организовать патрулирования лесов (молодежные отряды, казачьи патрули, дельтапланеристы, беспилотники). Обязать руководителей предприятий, учреждений и организаций, независимо от форм собственности, подготовить имеющуюся у них водоподающую технику, организовать проверку состояния пожарных средств и водоемов. А еще создать команды добровольцев, держать в постоянной готовности имеющиеся средства пожаротушения, провести совещание о взаимодействии УВД, лесхоза и МЧС по предупреждению и тушению пожаров, создать мехотряды по пожаротушению с тяжелой техникой, очистить лес от валежа, мусора и других легко воспламеняющихся материалов.
Организовать мобильную группу со средствами пожаротушения для патрулирования, регулировать посещаемость лесов, провести учения по готовности к опасному сезону лесопожарных служб: утвердить программу по укреплению противопожарной защиты лесов, предусмотрев меры по мобилизации, реквизиции у организаций и предприятий средств транспорта, ГСМ, строительной и иной техники, в соответствии с действующим законодательством.
Там много еще чего было. Не вняли. Так что давайте вернемся к эмоциям.
Известно, в 99 процентах случаев причина пожара – человеческий фактор. Уже на 26 июля было 252 возгорания. Спрашивается, чего ждали? Городской лес был, 8,025 га, он составлял четвертую часть Тольятти. В 2002-м и 2006 годах на пробных площадках проводился мониторинг. Только на 40 сотках насчитали 800 сосен. Вот такой у нас был бор. Правда, уже тогда под видом «санитарных рубок» вырубалось от 15 до 50 процентов здоровых деревьев. Вот так относились к лесу.
В Портпоселке еще в 1999 году предложили очистить лес. Собрали хозяев коттеджей, человек 30-40. И все эти «тугие кошельки» сказали: нет, не будем, нам не надо. А если бы сделали? Вопрос: а зачем им это было надо? Они отдыхают далеко отсюда. Доотдыхались. Страху натерпелись. Дождались и мы. Знакомый специалист на месте событий позвонил и эмоционально, по-русски, выкрикнул:
– Лесу конец!
В городе все озабочены проблемами ВАЗа, мол, город пропадет без него. Вот теперь он точно пропадет без леса. Что бы ни говорили, но те, кто допустил, что бы за день сгорел сосновый бор, 200 лет простоявший, переживший пугачевщину, гражданскую войну, страшные засухи XIX – начала XX веков, останутся в истории города как губители, разрушители.
Оправдания им нет! Они ничего не делали, ничего не предпринимали. Кто контролировал, кто думал хоть на шаг вперед? Безличное разгильдяйство чиновных бездельников, равнодушных неумех, зажравшихся нуворишей. Жировали, хапали и пировали, пока огненный петух им всю задницу не исклевал. Бегали, рыдали, умоляли спасти их дворцы, пожарные машины выставили у своих домов, ничего не поняли, ничего не осознали. Только испугались за свое наворованное и нахапанное.
В том же Портпоселке, где, как кара Божья, жара принесла огненный смерч, немногие могут сказать, что их роскошные коттеджи построены честным трудом. Так что бойтесь Божьего гнева или помните, что не единым жлобством жив человек.
Люди говорят – жалко город. И так ни здоровья, ни работы, а теперь никаких перспектив. Действительно – каковы эти перспективы?
Если каждый год у нас высаживали 12-14 га, то сколько потребуется средств, чтобы засадить пожарище? 100 лет. Ни область, ни федерация таких денег не дадут. Ну, разве только наши местные «рокфеллеры» соберутся и скинутся. А нужно 8-10 миллиардов, по оценке специалистов.
Для госбюджета это не лес, это проблема местного значения. У нас, естественно, восстановления быть не может, почвы не те. Да и сам процесс потребует жизни не одного поколения жителей. Это страшная экологическая катастрофа в отдельно взятом городе. Следующий этап: в результате гибели птиц, муравьев начнется массовое появление вредителей. Остальное мы просто не можем прогнозировать.
200-летние сосны, уничтоженные единым махом. Таких крупных массивов больше нет. Есть пустыня, лунный пейзаж с горелыми деревьями. И всё покрыто пеплом. Наши чиновники – народ ушлый, выведут земли из лесного фонда, переведут в иное зонирование и разрешат застройку. Тем более сетей туда вести не надо, всёв центре города, дорога туда есть, проведут еще одну – «ту самую платную».
Но главная неприятность может последовать: исчезнет «водяная линза», снабжавшая Старый город водой. Лес держал, питал, сохранял ее.
Санаторий «Лесное» без бора – уже не санаторий. Его судьба – закрыться. Значит, это место уже обречено на очередное «царское село». И мнение общественности теперь уже не будет иметь никакого значения. Мы создали ситуацию, о которой надо кричать. Сами собственными руками лишили город будущего.
Ну что такое в масштабах страны наш лес? Но с другой стороны – это индикатор отношения власти к природе и людям, к таким понятиям, как совесть и ответственность.

Сергей ДЬЯЧКОВ, почетный гражданин Тольятти
Просмотров : 699
 
Погода в Тольятти
Сегодня
ночь -7...-9, ветер 4 м/с
утро -7...-9, ветер 4 м/с
Завтра
день -5...-7, ветер 5 м/с
вечер -8...-10, ветер 4 м/с