Город
Достойный ответ «Тольяттиазота» клеветникам

Руководители одного из крупнейших химических заводов страны пригласили около двух десятков журналистов, чтобы опровергнуть те многочисленные гадости о ТоАЗе, какие вот уже несколько месяцев появляются на страницах и интернет-сайтах некоторых городских, региональных и федеральных изданий. Представителей СМИ целый день возили по структурным подразделениям корпорации, причем никаких иных впечатлений, кроме позитивных, не возникло. Мы лишний раз убедились, что завод живет (и будет жить, несмотря ни на какие информационные атаки), заботится о здоровье своих сотрудников и безопасности остальных горожан.  Ну а таких социальных объектов, как у «Тольяттиазота», нет ни у одного предприятия (не то что города), но и возможно всего региона.   
У заводской проходной нас встречали директор по кадрам, труду и социальным вопросам Сергей Корушев, руководитель отдела внешних связей Сергей Титов, председатель профкома Ольга Севостьянова и другие представители «Тольяттиазота». Чувствовалось, как все волнуются, ведь продолжающиеся информационные атаки, за которыми, возможно, стоит один из миноритарных акционеров ТоАЗа -- «Уралхим» Дмитрия Мазепина, вносят дополнительную нервозность в работу корпорации. Впрочем, нашему химическому гиганту, на долю которого приходится около 10 процентов мирового производства аммиака, не привыкать работать в экстремальных условиях, ведь начиная с 2005 года, рейдерские атаки на него следовали одна за другой.
Первая остановка -- здание заводоуправления, где мы сразу же поднимаемся в кабинет генерального директора «Тольяттиазота» Евгения Королева.
- Мы рады приветствовать вас на заводе, -- сказал Евгений Анатольевич, который сразу же кратко ввел гостей в курс  дела. -- Менее года назад на заводе поменялось управление. Председателем совета директоров стал Сергей Махлай, который поставил задачу сделать завод передовым, социально ориентированным, прозрачным. Мы хотим построить современную корпорацию развитого типа. Очень большие средства выделяются на поддержку работников и членов их семей, строятся социальные объекты, которыми пользуются все жители города. Что касается производственной сферы, то мы идем по пути реконструкции, строим порт в Тамани, чтобы не зависеть от Украины, по территории которой проходит аммиакопровод Тольятти - Одесса. Чтобы было понятно, мы ежегодно платим Украине порядка 75 миллионов долларов. В бюджете этой страны даже есть отдельная строка, касающаяся поступлений от транспортировки аммиака. Естественно, эти средства могли бы идти в бюджет нашей страны, но, к сожалению, из-за нерешенных с администрацией Краснодарского края вопросов запустить порт в Тамани пока не получается, хотя первая очередь (по отгрузке аммиака мощностью около 6 миллионов тонн) фактически готова.
Кратко поведав о текущей жизни предприятия, Евгений Королев перешел к причинам, побудившим руководство ТоАЗа организовать эту масштабную встречу с журналистами:
- Вы наверняка читали о тех безобразиях, которые сейчас творятся вокруг завода. Сегодня на предприятие оказывается очень серьезное давление, причем как со стороны различных контролирующих органов, так и со стороны отдельных представителей пишущей братии. Ту информацию, которая стала появляться в СМИ, мы воспринимаем как существенное передергивание фактов, давление на завод и очередной этап рейдерской атаки. Мы имеем полный букет из этой серии: уголовные дела, возбужденные на пустом месте (в этом уверены и наши профессиональные адвокаты), которые рассматриваются однобоко, проверки контролирующих органов. За последние два года нас только налоговая инспекция проверяла около 200 (!) раз. Если кто-то занимается экономикой, то знает, что годовой бухгалтерский баланс сдается до конца апреля. Так вот не успели мы закрыть финансовый год, как уже ждем, что скоро придут нас проверять.
Сейчас пошла оголтелая травля (по-другому не могу это назвать), связанная с пиаром. Дошло до того, что на стенах домов стали появляться надписи типа: «ТоАЗ убивает». Для нас это, конечно, дико, ведь на заводе сейчас более 400 династий (хотим даже посвятить им целую аллею и выпустить книгу), и когда люди видят подобные нападки, то воспринимают все это очень тяжело. От «Тольяттиазота» до города 12 километров (притом, что установленная государством защитная зона – всего 2 километра), и когда пишут, что люди утром просыпаются и видят, как из-за нашего завода вся трава желтая и листья с деревьев опали, то это просто смешно.
- У руководства и профсоюзной организации всегда была и есть единая цель, чтобы наши люди работали в исключительно безопасных условиях, -- добавил директор по кадрам, труду и социальным вопросам Сергей Корушев.
С Евгением Королевым журналистам еще предстояло встретиться в конце дня, а пока, получив каски и противогазы (так положено по технике безопасности. – Прим. авт.), мы отправились на экскурсию по заводу. Нас ждали агрегат по производству аммиака, «Азотреммаш», и «Трансаммиак».
Сначала едем на 7-й агрегат -- один из крупнейших на ТоАЗе. Памятуя о множестве негативных публикаций о том, как ТоАЗ якобы душит город, Сергей Корушев сразу же спросил у журналистов:
- Вот мы с вами сейчас в сердце цеха. Вы чувствуете запах аммиака?
Мы, переглядываясь, молчим.
- Нашатырем пахнет или нет? -- повторил Сергей Корушев, дав подсказку, ведь не все вообще знают, как пахнет аммиак.
Тут все заулыбались и стали отрицательно качать головой.
- А как тогда можно почувствовать этот запах в Комсомольском районе? -- задал вопрос стоявший рядом технолог Николай Семенистый.
- При строительстве учитывались роза ветров, удаленность от города, санитарные нормы, поэтому очень неприятно читать подобное, -- вновь взял слово директор по кадрам, труду и социальным вопросам. -- Дошло до того, что в газетах приписывают нам стоки северного промузла. Вообще-то северный промузел это там, где «Куйбышевфосфор» и «КуйбышевАзот». Далее. Мы на заводе никогда не выпускали селитру, а только карбамид. Это совершенно разные вещи, а пишут, что «Тольяттиазот» выпускает селитру… Таких ляпов в газетах очень много. Поэтому мы и решили показать, насколько интересное, разнообразное и, главное,  защищенное у нас предприятие.  
Начальник цеха Владислав Черемисов рассказал журналистам о том, что в этом году планируется провести модернизацию (уже в мае агрегат хотят остановить для капремонта), чтобы увеличить мощность агрегата и снизить расходные коэффициенты по природному газу. В частности, будет реконструирован компрессор технологического воздуха. В будущем планируется выйти на уровень 1600 тонн в сутки и больше (сейчас 1400), то есть годовая получится более 500 тысяч тонн (сейчас -- 450).
- Мы сейчас когда заходили в цех, на улице стоял какой-то дым. Что это? -- поинтересовались мы у начальника цеха.
- Это не дым. Просто сегодня резко понизилась температура воздуха, а так как земля теплая, то идет испарение. У нас производство безотходное, и свой пар мы используем сами.
Далее отправляемся на «Азотреммаш», где руководитель Анатолий Комин буквально за полчаса успел познакомить нас с производством, без которого «Тольяттиазоту» было бы крайне сложно нормально функционировать. Не будем вдаваться в технические подробности и нюансы, лишь приведем слова сопровождавшего нас Сергей Корушева:
- Просто потрясающая ответственность за каждый шов, каждую трубку, от которых зависит нормальная работа агрегатов. Нержавейка, жаропрочка -- все металлы очень качественные и дорогие.  
- Наши основные задачи -- решение сиюминутных моментов, связанных с аварийной остановкой (иными словами, срочный ремонт), обеспечение оригинальными запасными частями крупнотоннажных агрегатов и изготовление оборудования для реконструкции «Тольяттиазота», -- отметил Анатолий Комин. -- Процентов на 85 сегодня мы работаем именно на ТоАЗ. Есть план производства запчастей, на который мы основываемся.
Шагая по производству, мы обращали внимание на огромных размеров детали: металлические трубы, турбины и так далее.
- Нормы «Ростехнадзора» соблюдаются четко, -- подчеркнул руководитель «Азотреммаша», хотя мы в этом, собственно, и не сомневались.
Одна из обозначенных Анатолием Васильевичем проблем -- кадры. Актуальна она для всего ТоАЗа, ведь в городе фактически не готовят специалистов-химиков. Решать ее стараются несколькими способами: выплачивают подъемные молодым специалистам, строят дом, квартиры, которые получат люди, отработавшие на предприятии определенный срок. Кроме того, заключен договор с тремя институтами, куда отправляют учиться тольяттинцев (по льготной цене), решивших связать свою судьбу с большой химией. 
На «Трансаммиак» ехали с особым интересом, ведь именно он оказался в центре внимания после того, как в конце прошлого -- начале этого года Украина отказалась пропускать аммиак по трубопроводу в Одессу. В результате был сбой в работе всего «Тольяттиазота».
Из центрального пульта управления, куда нас привели, автоматически контролируется весь процесс перекачки аммиака по уникальнейшей магистрали до Одессы (по протяженности которая составляет 2417 километров, ей нет аналогов в мире), в том числе и техническое состояние аммиакопровода.
- Сейчас много негативной информации появляется вокруг нашего аммиакопровода, -- сказал гендиректор Андрей Иванов. -- Выглядит это очень некорректно. Во-первых, люди никогда у нас не были, а во-вторых, есть большие сомнения в их компетентности.
- Безопасностью эксплуатации занимались еще на стадии проектирования, -- взял слово  главный инженер Виктор Бурдачев, про которого говорят, что каждый метр аммиакопровода он прошел пешком. -- Во-первых, трубопровод проложен вдали от населенных пунктов (в зоне -- километр слева и километр справа жилых строений нет). Более того, большая часть аммиакопровода проведена под землей на глубине 1,4 метра. Все сконструировано так, что утечка просто невозможна. Когда к нам приезжали журналисты из московских газет, то мы им тоже все показали и объяснили, а они в итоге написали такую чушь, что волосы дыбом встают. А лет пять назад по НТВ показали сюжет, в котором фигурировала огромная ржавая труба, по которой якобы течет наш аммиак. Нам так и не удалось привлечь авторов к ответственности, хотя все показанное чистая ложь. Как мы уже говорили, наш трубопровод проложен под землей, да и диаметр гораздо меньше.
-- Хочется донести, что наши основные усилия направлены на безопасную эксплуатацию аммиакопровода. И это не просто пустые слова, а реальные действия. Выполняются все ремонтные работы, предусмотренные федеральным законодательством. Наш коллектив прекрасно понимает, что мы перекачиваем не воду, а аммиак. Мы с этой трубой нянчимся, как с грудным ребенком, -- подытожил Андрей Иванов.
Многим журналистам было интересно увидеть начало аммиакопровода, так что, закончив беседу с руководством, нас повезли непосредственно к тому месту, где труба уходит под землю. Если возникает какая-то неисправность (например, давление стало меньше или больше, чем нужно), то информация сразу появляется на экране.
- Жизнь прожита не зря! - констатировала одна из молодых самарских журналисток, которой до этого приходилось писать про то, как Украина прекратила перекачку аммиака, но саму трубу она никогда не видела. 
Первая часть экскурсии осталась позади. Мы посмотрели, как работает ТоАЗ, причем сомнений в том, что предприятие безопасно, не возникло. Впереди у нас значилось посещение заводской поликлиники, санатория «Надежда» и гостиницы в Комсомольском районе (все это так называемая социальная составляющая ТоАЗа). А впрочем, об этом уже в одном из следующих номеров «Вольного города».

Андрей ЛИПОВ

 

Просмотров : 2200
 
Погода в Тольятти
Сегодня
вечер 4...6, ветер 3 м/с
ночь 1...3, ветер 1 м/с
Завтра
утро 8...10, ветер 1 м/с
день 12...14, ветер 3 м/с