Право
Не помню, не знаю, не видел, - отвечали свидетели защиты

В суде Комсомольского района снова собрались участники процесса, где обвиняемые - оперуполномоченные милиции Антон Лисовой, Сергей Ежов и Мирза Мамедов. Потерпевший - Карен Нерсесян, отбывающий восьмилетний срок за незаконное хранение наркотиков. Нерсесян утверждает, что наркотики ему подбросили опера, что они незаконно проникли в его квартиру, похитили ноутбук, более 30 тысяч рублей, два сотовых телефона, часы и борсетку. Если это удастся доказать, то приговор Карена Нерсесяна может быть отменен по вновь открывшимся обстоятельствам.
Суд выслушал почти всех свидетелей. Те из них, кто в судебном процессе над Кареном поддерживали обвинение, теперь отказываются от прежних показаний. Обвиняемые своими показаниями запутали всех - так часто они их меняют: то признают вину, то отказываются. Руководство Лисового, Ежова и Мамедова старается сохранить хорошую мину при плохой игре и как-то отстоять честь службы. Вот и на этот раз заместитель начальника криминальной милиции города Юрий Кулинкович вынужден был опровергать показания ранее допрошенного коллеги - начальника отдела УВД Тольятти Евгения Кальченко.
- Кальченко показал, что оперативную информацию о связи Карена Нерсесяна с наркотиками получали около двух месяцев. Она была как-то зафиксирована? - задал вопрос адвокат потерпевшего Владимир Рогов.
- Если время позволяет, подобная информация регистрируется, и о ней докладывают руководителю, то есть мне. В данном случае этого сделано не было.
- Оформляется ли как-то выезд по проверке оперативной информации?
- Если есть результат, то да.
- А проверочная закупка с участием понятых?
- Прежде чем провести проверочную закупку, готовятся документы, которые я подписываю.
Напомним, что Кулинкович не давал разрешения на выезд Лисового, Ежова, Мамедова, Кальченко вместе с понятыми в Комсомольский район. То, что они там были и проводили проверочную закупку, по результатам которой задержали Нерсесяна, известно только с их слов.
Затем допросили инспектора ГАИ Бородулина. Когда судили Нерсесяна, он показал, что 12 ноября 2008 года, находясь вместе с напарником, нес службу по проверке скоростного режима. Его первичные показания: видел в машине двух кавказцев. Теперь инспектор заявил, что был без напарника и не исполнял обязанности по проверке скоростного режима. А самое главное - никого, в том числе и Нерсесяна, в машине не видел, поскольку автомобиль был тонированным.
Владимир Рогов спросил его:
- Как вы объясните свои прежние показания?
- Их неправильно записали.
- Но ведь их записали не только в протокол, но и на видеокамеру.
Услышав про видеокамеру, сотрудник ГАИ растерялся и даже изменился в лице. Тут же выяснилось, что он знаком с одним из подсудимых.
- А раньше вы не говорили, что знакомы с Лисовым, почему? - поинтересовалась гособвинитель.
- Я знал его в лицо по работе, а фамилию не знал. А когда он позвонил и сказал, что меня вызовут как свидетеля в суд, я все сопоставил.
- Сопоставили с чем?
- Он напомнил мне про те события.
- Напомнил... Зачем же вы, когда останавливали ту машину, требовали удостоверение, если узнали Лисового в лицо?
-  Я не требовал.
- А раньше говорили, что требовали. Зачем?
- Пояснить не могу.
- Так вы видели лицо кавказской национальности и других людей в машине?
- Нет.
- А почему раньше говорили, что видели?
- Пояснить не могу.
Версия Нерсесяна о событиях 12 ноября, в отличие от версии обвиняемых, подтверждается не только словами. Суд ознакомился с видеозаписью того дня, сделанной камерой наружного наблюдения отделения Сбербанка. Оно находится напротив дома, где жил Нерсесян (Матросова, 21а), и в обзор камеры попадает его подъезд. Несмотря на низкое качество изображения, Карен и его родственники смогли узнать трех оперов, входящих в подъезд, а затем с пакетами в руках выводящих Нерсесяна. Обвиняемые упорно отказываются что-либо увидеть на экране. Их рассказ о том, что примерно в восемь-девять часов вечера они приезжали сюда с Нерсесяном  за шапкой (для изолятора временного содержания), камера не подтверждает.
Непонятная история произошла с военным билетом Нерсесяна. Документ находился в борсетке, а та - в квартире потерпевшего. Теперь борсетки нет, а военный билет оказался... в следственном изоляторе Сызрани. И никто из правоохранителей не может сказать, кто его туда отправил. Изъятие документа нигде не зафиксировано. Это еще одно доказательство того, что оперативники входили в квартиру Нерсесяна и вели себя там по-хозяйски.
Следующее заседание суда должно состояться в середине мая. До вынесения приговора осталось совсем немного.
Наталья ЗИМИНА

 

 

Просмотров : 1846
 
Погода в Тольятти
Сегодня
ночь -2...-4, ветер 1 м/с
утро -1...-3, ветер 2 м/с
Завтра
день -1...1, ветер 1 м/с
вечер -2...-4, ветер 1 м/с