Истоки
Председатель Прасолов
Много достойных людей живет в Тольятти, которые немало труда, а главное, нервов вложили в развитие нашего города и страны. Но что-то я не помню, не встречал в СМИ фамилию Прасолов среди почетных граждан нашего города.
Василий Прасолов работал председателем горисполкома в период самого бурного роста нашего города. Это при нем строились заводы в Центральном районе, ВАЗ и Новый город.
«Он принял Россию с сохой и сдал с атомной бомбой!» – так оценил Уинстон Черчилль деятельность Иосифа Сталина, точнее и кратче не скажешь. «Он принял Тольятти с полуразвалившимся городским хозяйством, а сдал с нормальной инфраструктурой: дорогами, теплоснабжением, газом, магазинами и складами, школами и больницами», – так коротко могу я оценить работу этого беззаветного труженика и патриота России на посту председателя. Именно он был председателем с большой буквы, который в интересах дела терпеливо сносил обиды от ершистых работников городских служб и организаций, когда видел, что они тоже стараются уменьшить госзатраты на строительство городских объектов, быстрее ввести их в эксплуатацию.
К сожалению, мне мало довелось работать с Василием Федоровичем, да и в непосредственном подчинении у него никогда не был. Но когда по работе приходилось решать сложные вопросы, то удивлялся, с какой быстротой он принимал правильные решения.
В январе 1967 года я был назначен замдиректора тольяттинского горпищеторга по строительству и ремонту объектов, а это около сотни магазинов по всему городу, десятки торговых вагончиков на стройплощадках. Штат более 2000 человек.
Часть магазинов размещалась в ветхих деревянных строениях дореволюционной постройки. Встал вопрос уже в первый месяц моей работы о капремонте деревянной халабуды в Федоровке. Я осмотрел магазинчик из сгнивших бревешек, прикинул в уме затраты на ремонт и пришел к выводу, что за эти деньги лучше построить рядом магазин из кирпича на 2 рабочих места. Доложил об этом директору Михаилу Яковенко, он дал добро. Уже была готова крыша нового магазина, когда неизвестный «доброхот» анонимкой донес в органы, что горпищеторг строит новый магазин за счет амортизационных отчислений. Это было запрещено действующим тогда законодательством, а других денег в торге не было. Строительство замерло. В дело вмешался Василий Прасолов:
-- Магазин достраивайте, – позвонил он Яковенко. – С прокурором и госбанком я договорился. Когда заработает магазин, то издашь приказ о выговоре своему заму, и закон будет соблюден. Дело-то нужное.
Магазин заработал, а о приказе с выговором мне директор «забыл».
Но если техническое состояние магазинов, которых в городе явно не хватало, казалось по тем временам удовлетворительным, то состояние складского хозяйства объектов торговли и общепита было просто катастрофическим. Каркасно-досчатые сарайчики, сделанные строителями Куйбышевской ГЭС, за 20 лет просто сгнили. Построенные наспех дошники для засолки капусты, огурцов, помидоров текли. Соленья, потеряв рассол, просто гнили.
Удивительно то, что даже сахар в джутовых мешках хранился на арендованном у завода ЖБИ складе с дырявой крышей. Пройдет дождь – завсклада бежит с актами на списание десятков тонн сахара. Пойди, разберись сколько сахара уплыло с дождевой водичкой, а сколько продано и денег прикарманено?
Лук в неотапливаемом помещении замерзал и гнил. В городе с населением почти 300 тысяч человек было всего 4 подвала-хранилища картофеля общей емкостью в 4000 тонн. На месте нынешней мелкооптовой базы на улице Ларина среди бурьяна одиноко торчали из земли крыши этих картофелехранилищ, к которым змеилась колея грунтовой дороги, да сиротливо стоял трансформатор на 60 кВт.
К чести председателя надо отнести то, что он добился включения в план Куйбышевгидростроя на 1967 год сооружения торговой базы, на которую не было… проектов.
Привязанные (так это называется у проектировщиков) альбомы типовых проектов объектов торговой базы на улице Ларина я начал получать только в феврале 1967 года.  Разобравшись с чертежами, пришел к выводу, что привязанные «Гражданпроектом» проекты складов по своей суммарной емкости хранения малы для растущего города. Кроме того, им предусмотрено множество мелких однотипных складов, а это значительно затратнее в строительстве и эксплуатации, чем строительство складов крупной емкости. Зачем строить четыре лукохранилища по 40 тонн хранения, когда можно сделать один на 160 тонн?
Изучив за один вечер каталог с характеристиками и стоимостью складов, я предложил директору торга привязать проекты с большей емкостью хранения. Два раза предложил – два отказа. Тогда вместо того, чтобы сдать чертежи подрядчику, я отнес альбомы типовых проектов… в мужской туалет. Народ начал использовать бумагу по прямому назначению. Через сутки, в восемь вечера, звонок директора:
-- Евгений Иванович, зайди ко мне!
Захожу. Посреди кабинета стоит директор: лицо красное, штаны на одной пуговице, ремень болтается незастегнутым, в правой руке – скомканный лист типового проекта.
-- Что это такое?! – трясет он лист. – Я за эти чертежи заплатил 40 тысяч рублей, а ты вместо того, чтобы сдать их «Промстрою-3», сволок их в туалет! В тюрьму захотел?
Выслушав угрозы и оскорбления директора, я заявил:
-- И все же объекты по этим проектам строить не следует. Если мы построим на базе склады большей емкости, то сбережем государству до 2 миллионов рублей и ускорим строительство базы.
-- Что же предлагаешь конкретно теперь делать? – немного поостыв, спросил меня Михаил Яковлевич.
-- Срочно ехать в Свердловский филиал ЦИТП, привезти оттуда альбомы других типовых проектов и сдать их на привязку в «Гражданпроект».
-- Хорошо, завтра решим этот вопрос.
Наутро директор Яковенко доложил о «проектном скандале» председателю горисполкома, а вечером я уже выходил из самолета в свердловском аэропорту «Кольцово». Но ведь в филиале ЦИТП меня никто не ждал. У людей тоже был план по выпуску и рассылке по стране чертежей типовых проектов, сверстанный на месяцы вперед. Хорошо, что директором филиала оказался однорукий майор-фронтовик, которому я показал фото наших складов-развалюх и размокших мешков с сахаром.
Люди-то тогда болели за народное дело, народное добро. Через три дня я привез с собой пять комплектов типовых проектов складов, которые уже на следующий день лежали на столе у начальника «Гражданпроекта» Семена Винограда.
К осени того же 1967 года было создано первое в СССР картофелехранилище емкостью 7500 тонн и площадью полгектара под крышей. Объект оказался очень технологичным в строительстве. Юмор в том, что в этом прекрасном здании никогда не хранилась ни одна картофелина. С момента постройки на долгие четверть века в картофелехранилище был размещен склад бакалейных товаров. Там хранилось все: от сахара до макарон, от лука до папирос.
Главным координатором строительства торговой базы был, конечно, Василий Прасолов. Много лет еженедельные планерки по строительству он вел лично. Был Василий Федорович человеком вспыльчивым, импульсивным, но отходчивым и беззлобным. На одной из планерок, не выдержав беспричинную обидную реплику в свой адрес, я по-русски, по-мужски послал председателя в долгое эротическое путешествие. Тридцать мужиков на совещании просто замерли. Не каждый же день горожане посылают столь далеко своего председателя.
Прошло три года. Я работал уже главным инженером проектов во ВНИИНеруде, а Прасолов – заместителем директора химзавода. Однажды поздней осенью я стоял на остановке «Горком», ожидая автобус. Подъехала серая «Волга», открылась передняя пассажирская дверь, и меня окликает председатель:
-- Герасимов, куда едешь?
-- В Комсомольск.
-- Садись в машину, довезем.
По дороге разговорились. На вопрос о причине моего ухода из торга я откровенно ответил, что от непомерной рабочей нагрузки у меня сдали нервы. Руки начали трястись так, что не мог писать, не мог самостоятельно есть – меня кормила жена. Два года работы по 16-18 часов в сутки, без выходных и праздников, при постоянном переключении внимания с одного на другое выбили организм из колеи.
С комплектацией оборудования 15 магазинов в год, с комплектацией строящейся базы и ее финансированием за счет кредитов госбанка справиться одному человеку можно. Но когда ты персонально ответственен еще и за работу огромного количества холодильников, из которых больше сотни – промышленного масштаба, а запчастей не хватает, продукция тухнет и гниет, тут не до отдыха и сна.
-- Я вот тоже смертельно устал, да отношения с первым (первым секретарем горкома КПСС – Прим. авт.) не сложились – тоже ушел. Сейчас работаю на заводе: деньги те же, а хлопот меньше. Ну, и здорово поддел меня тогда на планерке, Герасимов! – усмехнувшись, добавил Василий Федорович.
-- Я очень обиделся тогда на вашу реплику. Этот воз я тянул тогда из последних сил, а тут…
-- Я тоже тогда это понял. Обидно было, но промолчал, – засмеялся председатель.
Я тоже рассмеялся, вспомнив выражение лиц присутствующих при этом инциденте немой сцены, достойной пера Чехова.  
Вот таким был председателем Василий Федорович. Ведь это при нем были построены все главные городские магистрали. Построены первые в городе дороги на бетонном основании. Помню историю с сооружением дороги Комсомольск-центр (кольцо у молокозавода – кольцо у въезда в Центральный район). Дорога грузовая, на бетонке. Нас, проектировщиков, очень торопил председатель с выдачей проекта и сметы. Мы управились за месяц: корректировка топосъемки, проект и смета. Выдали работу весной. Все лето – тишина. В конце ноября на трассе появилась техника, и началась кипучая деятельность.
Проезжая в начале декабря по старой дороге через «долину смерти», я увидел, что бетон укладывается в дорожное полотно без прогрева, на замораживание. Весной химический процесс «схватывание-твердение» бетона продолжится, но он может не набрать и половины проектной прочности. В тот же день, пользуясь правом главного инженера проекта на остановку строительства, когда нарушается его технология, я написал письмо и лично отнес его управляющей отделения «Стройбанка» о приостановке финансирования.
Какая же была оперативность, когда городское строительство держал под контролем председатель! Едва я вышел за дверь «Стройбанка», как управляющая отделением позвонила Василию Федоровичу и прочла ему мое письмо. Через час я уже был в горисполкоме, где был вынужден капитулировать перед железной логикой председателя. Вот наш короткий разговор:
-- Я, как строитель, понимаю, что зимой вести укладку бетона без подогрева не дело. Но надо понимать и положение в городе с дорогами. Я год искал деньги на эту дорогу. И только в 4-м квартале Миннефтехим выделил деньги по титулу завода СК. Их надо срочно освоить. В будущем году это министерство может денег не выделить! Что тогда? Видишь сам, что дорога на Куйбышев строится 20 лет и конца не видно: то денег нет, то – бетона и асфальта. Как ты думаешь, успеют строители за месяц уложить бетон в полотно дороги с подогревом?  
-- Нет, – ответил я.
-- Летом и у нас с бетоном напряженка, а сейчас деньги есть, бетон, техника. Конечно, весной мы получим марку 50 вместо бетона М100. Но все же это бетон, а не щебенка в основании дороги. Может, рискнем? – предложил Прасолов.
-- Рискнем. Сейчас уже вечер, завтра утром я заберу свое письмо из «Стройбанка», – согласился я с доводами председателя.
Прошло 40 лет. Дорога и сегодня исправно служит тольяттинцам, нет ни одной ямки – стоит-то бетон. Прав был председатель. Все последующие председатели и мэры, вместе взятые, не внесли столько труда и нервов в развитие инфраструктуры города. Не построено при них за 40 лет того, что было возведено в городе при Прасолове.
Последние 20 лет из-за пустоты городской казны не решается ни один вопрос по дорогам. В Тольятти с десяток узких мест, создающих пробки на дорогах. И средства-то нужны просто копеечные, по советским меркам, но их нет. При существующей системе налогообложения, анархии в лицензировании сферы услуг и торговли городская казна всегда будет пустой. И если мэром станет даже гениальный трудоголик, все останется по-прежнему.
Нужны четкие общегосударственные законы по налогам и сборам, выдаче лицензии на трудовую деятельность в сфере услуг строго по расчетным нормативам. Ведь ничего, кроме вреда, не приносит, когда в одном доме три аптеки (Комсомольск), у «Космоса» и «Буревестника» по 10-20 пустых такси, в каждом пятом доме – турбюро, на перекрестках – по 10-20 ларьков. При такой анархии нет ни заработков нормальных, ни налогов в горбюджет.  
Тут даже сочинять что-то новое не нужно, достаточно перевести на русский язык законы Израиля или Сингапура. Евреи за 60 лет почти с нуля построили прекрасную страну, а китайцы в Сингапуре – даже за четверть века.
Анатолий Пушков честно отбарабанил выборный срок. Я думал, что сбежит с поста, а он отслужил положенный срок.
Вспоминаются слова одной известной артистки России, всю жизнь перебиравшей мужиков: каждый последующий муж был хуже предыдущего. Не хотелось бы,  чтобы так вышло и с градоначальниками. Городу нужен Председатель!

Евгений ГЕРАСИМОВ,
ветеран ВАЗа, пасечник,
специально для «Вольного города»
Просмотров : 1906
 
Погода в Тольятти
Сегодня
вечер 14...16, ветер 1 м/с
ночь 13...15, ветер 2 м/с
Завтра
утро 14...16, ветер 4 м/с
день 14...16, ветер 6 м/с