Право
(16+) Деграданты
Смотришь на поведение иных тольяттинцев и задаешься одним единственным вопросом: они точно люди? Не в смысле физического сходства, а по моральному наполнению, интеллекту. Тем более что ученые умы утверждают: деградация – процесс необратимый.

Несуществующий долг

Александру Кирюхину 19 лет, Дмитрий Фокин старше его на три года. Оба жили в Узюково, знакомы почти с детства, словом, сельские друганы. Примерно два раза в месяц они приезжали в Тольятти, чтобы «провести время, отдохнуть, погулять».
У Кирюхина с его пятью классами образования и судимостью за кражу было свое представление об отдыхе. И оно совпадало с мнением Дмитрия, хоть тот и казался смышленее, тем более у старшего брата Фокина в Тольятти имелось жилье.
В Центральный район на красной «пятерке» их привез еще один узюковец. Два любителя погулять переоделись в квартире Александра Фокина, а в знак «благодарности» забрали пылесос, который отвезли в ломбард неподалеку. Выручив 600 рублей, две сотни отдали водителю, с остальными деньгами отправились в ночной клуб  «Пещера Алладина». Думали оторваться по полной, но пылесосных рублей хватило только на две бутылки пива. Это несильно расстроило сельчан: выпили для запаха, а дури своей хватало.
Домой, в Узюково, решили добираться пешком и на попутках. Как вариант, хотели попросить у прохожих сотовый телефон, чтобы вызвать такси, а в селе взять у родителей деньги и расплатиться с водителем. Возле «Макдоналдса» попытались познакомиться с двумя девушками, но те отказались с ними общаться: то ли оценили низкий интеллект, то ли определили нулевую кредитоспособность.
И тут Фокин заметил идущего по улице нетрезвого мужчину:
– Сань, смотри, кто чапает.
– И что?
– Сейчас увидишь, пойдем.
Они стали преследовать мужчину, а когда догнали, то повалили его на землю и начали избивать. Жестоко и методично.
– Вы что делаете? Маньяки! Убийцы! – закричала женщина, увидев в окно происходящее.
Парни резко подняли головы и, рассмеявшись, побежали, а избитый мужчина остался лежать на асфальте. Когда женщина, ее родные и соседи вышли на улицу, мужчина  негромко хрипел, изо рта у него текла кровь. Невольные свидетели преступления вызвали скорую помощь, помогли погрузить потерпевшего на носилки и донести до машины.
– Когда мы грузили мужчину, я увидела, как из-за угла выглядывает какой-то парень. Он был похож на одного из тех, кто напал на прохожего, – рассказала потом свидетельница.
Она не ошиблась. Забрав у мужчины дешевый телефон и 50 рублей, Кирюхин и Фокин переоделись в известной квартире, затем отправились в ломбард. А по пути заглянули на место преступления.
Вызвав к ломбарду такси, узюковцы тут же заложили телефон. За 200 рублей на паспорт Кирюхина. После чего спокойно уехали домой.
Их задержали через три недели. Именно тогда Кирюхин с Фокиным узнали, что избитый мужчина скончался в реанимации, не приходя в сознание. Фокин стал все отрицать, а его подельник вину признал частично: я не бил, только телефон забрал. Потом родилась версия, что погибший раньше работал с Фокиным сборщиком мебели, занял у него 800 рублей и не хотел отдавать.
– Мой сын – моя давняя боль. Наркотики он употреблял вместе с женой, незадолго до гибели говорил, что с «дурью» завязал, перешел на алкоголь. В тот вечер приходил ко мне в гости, потом отправился домой, – рассказала мать погибшего и добавила, что сын с его травмированным позвоночником никогда не работал сборщиком мебели.    
В суде узюковцы вину не признали, пытаясь обойти скользкие моменты. Получалось это у них совсем неловко. Например, Фокин на полном серьезе утверждал, что мужчину не бил, а «трогал ладонями по щекам, чтобы тот пришел в сознание». И недоумевал, откуда у скончавшегося взялась черепно-мозговая травма с линейным переломом теменной кости.
Старший помощник прокурора Центрального района Елена Паникар, поддерживавшая государственное обвинение, предложила лишить свободы каждого на 10 лет. Суд дал по 9 лет, с отбыванием наказания в колонии строгого режима.
Адвокаты подсудимых уже обжаловали вынесенный приговор. Действия Кирюхина они просят квалифицировать как кражу, то есть смягчить наказание, а Фокина вообще оправдать. Прокуратура считает, что приговор вынесен справедливый, слово теперь за коллегией по уголовным делам областного суда.

Напал на медиков

Борису Чеснокову 27 лет, четверть молодой жизни он провел за решеткой. По приговору суда Центрального района получил за убийство 8 лет строгого режима и, отбыв основной срок, был освобожден условно досрочно. В Тольятти приехал 2 февраля, а уже 4-го снова совершил преступление.
На улице Победы обитает его родная сестра с сожителем. С ними и  проводил время убийца – вместе пили водку и пиво. Из-за чего возникла драка, никто из троицы вспомнить не смог. Нина выгнала неблагодарного брата в подъезд и закрыла дверь. Осмотрев сожителя, у которого из рассеченной брови сильно текла кровь, она вызвала скорую помощь.
Примерно через 40 минут к их обшарпанному дому подъехал автомобиль с характерным крестом. На пятый этаж поднялись две молодые женщины: фельдшер и медсестра (подрабатывала на полставки). Когда они дошли до указанной квартиры, то увидели, что в дверь стучал некий субъект. Как выяснилось потом, это был Борис Чесноков.
– Это скорая помощь, откройте, – попросила фельдшер.
Дверь открыли, чем сразу же воспользовался пьяный Чесноков. Ворвавшись в квартиру, он принялся бить сожителя сестры, а когда медики попытались его урезонить, то переключился на них. При этом Чесноков потребовал две вещи. Во-первых, чтобы сначала осмотрели его, как отсидевшего солидный срок, а уже потом остальных «оппонентов». Во-вторых, велел показать ему документы.
– Кто вы такие? Кто вас вызывал? Где ваши документы? – повторял, не уставая, уголовник.
– Разве по нашей форменной одежде не видно, кто мы такие? Посмотрите, какая машина стоит возле подъезда, – ответила фельдшер.
– Вон из моей квартиры! Вон! – кричал разъяренный уголовник.
Почему он решил, что это жилье его, так и осталось загадкой. Наверное, для весомости «аргументов».  Вот только от слов Чесноков быстро перешел к кулакам: досталось обеим женщинам-медикам, причем медсестра от удара упала, ударившись головой о дверной косяк.
Выскочив из буйной квартиры, медработники оказались опять в «компании» с уголовником. Мало того, что он не отдал им чемоданчик с медикаментами, так еще вышел на лестничную клетку, требуя показать документы, а получив отказ, ударил по лицу фельдшера.
Протрезвел Чесноков в камере предварительного заключения, но объяснить свое мерзкое поведение так и не смог, ведь ни по закону, ни по понятиям на медиков нападать нельзя. Зато сразу признал вину и на всякий случай раскаялся. Медсестра, получившая сотрясение головного мозга, иск подавать не стала: ей возместили моральный и физический вред, заплатив 10 тысяч рублей. Скорее всего, деньги собрали сестра Бориса и ее сожитель.
Кстати, побитый сожитель тоже заявил, что не имеет претензий к Чеснокову, дескать, чего не бывает между родственниками. С учетом всех нюансов суд дал любителю подраться год условно. Мало, конечно, но обжаловать приговор никто не стал. Теперь главное, чтобы Чесноков понял всю пагубность своего пьяного поведения, если он на это еще способен.

Сергей РУСОВ


25 (1102) 01.07.16

 

Просмотров : 1813
 
Погода в Тольятти
Сегодня
день -5...-7, ветер 3 м/с
вечер -12...-14, ветер 3 м/с
Завтра
ночь -12...-14, ветер 2 м/с
утро -11...-13, ветер 2 м/с