Власть
СИЛИКОНОВАЯ ДОЛИНА

Вместо предисловия. Из разговора на улице:
 -- Слышь, Петрович! Тебе Лариса Долина нравится?
 -- Не, Михалыч, в  ней силикону много!
 -- Как так?
 -- Так во всех газетах и по ящику одно и то же: «Силиконовая Долина! Силиконовая Долина!»
    х    х   х  
 И вправду, из пучины разговоров о модернизации и инновациях  выплеснулась на поверхность тема создания в России  аналога американской Силиконовой (Кремниевой Долины) -- региона в штате Калифорния, где сосредоточено до половины американского  научно-технического потенциала в электронике (а  именно решение использовать кремний, или «силиций» по латыни,  вместо дорогого германия при производстве транзисторов дало второе название -- Кремниевая Долина), компьютерной техники, в области высоких технологий.  Сегодня там трудится около 4 миллионов специалистов, работают крупнейшие корпорации Apple, Cisco, Google, Hewlett-Packard, Oracle, Intel, Yahoo!, Xerox,  масса других.  Рядом находятся мощные университеты: Сан-Хосе, Санта-Клары, Стэнфордский  и Калифорнийский.  Это соседство имеет принципиальное значение, тем паче, что университеты в США -- это «мыслящие танки» (образ Збигнева Бжезинского). 
 Я не разделяю утверждений о нецелесообразности вообще создания российской Силиконовой Долины, хотя противники этого проекта приводят просто «убойные» аргументы: «Общество не  готово; народ не понимает; дорого; так разворуют же!; у нас есть уже подобные центры -- Дубна, Академгородок...» Но все-таки, соглашаясь с идеей концентрации научных, технологических, организационных и финансовых усилий на перспективных, «прорывных» направлениях, хочу, буквально «штрихами»,  обратиться к реалиям и  трудностям  переноса чужого опыта в наши края, а также оценить первые шаги в реализации проекта, которые, скажу сразу, не представляются мне особенно удачными. Приоритеты в проекте заданы, мне кажется, не точно.

  ОБЩЕСТВЕННОЕ  МНЕНИЕ

 Итак, что говорят люди о востребованности и престижности труда ученых?
 Недавно в Израиле завершилось серьезное социологическое исследование относительно самых престижных профессий. Вот они: 1. Врач  2. Ученый 3. Специалист в области высоких технологий. Правда, неплохо? К тому же совпадает с тремя из пяти основных направлений модернизации, объявленных нашим президентом для России…
 В США в общественном мнении годами лидирует труд ученого.
 А что у нас? Вы еще не забыли, как на этот же вопрос отвечали наши выпускники? Опустим  крайности бурных 90-х, когда ребятки мечтали стать путанами, киллерами, рэкетирами. Сейчас картина чуть повеселее. В престижных профессиях значатся:  сотрудник ГИБДД, банкир, юрист, менеджер, маркетолог, крупный госчиновник, визажист (ну, типа «Звезда в шоке!»), бухгалтер, дизайнер, стилист (кто это?) Но чтобы инженер, ученый  или врач? Увы…
Ну не любят у нас шибко умных. Хуже другое: многих, в том числе и облеченную властью бюрократию, это вполне устраивает!

   Земля и Воля, или «СТЭНФОРД» против «ЧЕРКИЗОНА»

  Одним из важнейших моментов в развитии Силиконовой Долины стала передача  Стэнфордским университетом части  пустующих  земель в аренду для использования в качестве офисного парка наукоемких компаний.  Так было положено начало Стэнфордскому индустриальному парку, на территории которого в числе первых появились офисы компаний «Кодак», «Дженерал электрик», «Локхид», «Хьюлетт – Паккард». Университет поправил свое финансовое положение,  компании серьезно сэкономили на лизинге,  выпускники Стэнфорда получили возможность найти работу вблизи альма-матер, фирмы решили проблему поиска амбициозных, талантливых молодых специалистов. В выигрыше оказались все. Земля¸ никуда не подевавшись, родила новых мозговитых и «быстрых разумом Невтонов», как пророчески говаривал, правда о земле Российской, Михаил Ломоносов.
  У нас, правда, есть схожие (по началу) примеры. Напомнить? У одного московского вуза тоже была земля, и он (точнее, его руководители) решили: не пропадать же добру! И сдали землицу в аренду  под… торговые точки. Так появился… Черкизовский рынок, или  «Черкизон». Не Стэндфорд, конечно, но явление тоже уникальное по масштабу… коррупции,  объему торговли фальсификатом,  по миллиардам долларов, закачанных в строительство шикарных отелей в Турции (только на разнице в цене аренды и субаренды хозяева рынка имели доход не менее 10 миллионов долларов в… день!), по задействованным людским массам вьетнамцев-китайцев в качестве «приглашенных специалистов», пусть и без диплома Стэнфордского университета… Да что там без диплома! Без паспорта, без разрешения на трудоустройство, без права на жизнь… И все это  в нескольких километрах от мэрии, где трудится, аки пчелка,    неутомимый борец за мед и  «чистый облик» столицы, не щадящий живота своего в круглосуточной борьбе с геями,  лесбиянками  и олигархами мэр Юрий Лужков… Да что там мэрия!  Черкизовский рынок находился так близко к стенам древнего Кремля, что и там не могли не слышать запах разложения, коррупции, немытой рабочей силы, производимый «Черкизоном».
 Итак, кому -- Стэнфордский индустриальный парк, кому -- Черкизовский рынок.
Рынок, конечно, лучше. Потому, что рынок -- это, как учат либералы, свобода. А свобода, как нам сказали, лучше, чем несвобода.
 Другое дело, что и Земля, и Свобода, и Воля еще требуют к себе умного и честного отношения…

  CВОБОДА КАК УСЛОВИЕ ТВОРЧЕСТВА

  В США именно свобода в самом прямом буржуйском смысле (то есть свобода предпринимательства, мнений, собраний, дискуссий, прессы, конкуренция, свобода личности, ее права, начиная со святая святых -- частной собственности, включая интеллектуальную, про которую наши суды вообще ничего не знают, но без которой научное творчество невозможно) -- все это было логичным продолжением той реальной, условно скажем, «зазаборной» жизни, которой жила страна. Ничего исключительного ради создания Силиконовой Долины не делалось -- да, льготное налогообложение, да, масштабное государственное и бизнес-финансирование, но все это -- без чиновничьего окрика, в условиях реальной конкуренции за гранты, рынок, госзаказ.
 У нас же, к несчастью, самой эффективной моделью организации труда ученых, инженеров, конструкторов была…. «шарашка», где работали самые толковые, осужденные и пораженные в правах люди, под личным присмотром Лаврентия Берии, обеспечившие наш прорыв к ядерным технологиям, военному паритету, лидерству, пусть и недолгому, в космосе. Или -- позже, так называемые «ящики», где в глубочайшем секрете при военной по сути организации труда и быта, а то и вообще под землей, все-таки работала, и работала хорошо,  наша наука, прежде всего на оборону. Иначе говоря, и у нас все эти «шарашки» и «ящики» были продолжением логики «зазаборной» жизни страны, просто во много раз более сжатой и уплотненной в пространстве и времени на отдельно взятой территории под определенные задачи.
 Да,  были и другие точки научно-технического прорыва, построенные на иных  принципах -- большая свобода, минимум бюрократизма, всяческое поощрение творчества (пока дело не касалось идеологии). Я говорю об университетах, академгородках и академической науке в целом. Но в последнее время и здесь случились гигантские изменения: произошло разрушение «научных школ», без коих просто нет ни университета, ни  науки, которую в 90-х оставили без серьезного финансирования, ученых -- без должной оплаты и востребованности их результатов, а научный молодняк просто-таки выталкивали за рубеж,  где стипендия аспиранта в сотни раз больше, чем у нас, а жилье -- никакая не проблема.  Так же,  кстати¸ как и первоклассное научное оборудование. В 2000-х проявилась иная напасть: желание максимально коммерциализировать науку привело к явному спаду в фундаментальных областях знаний, как якобы не дающих прибыли (полный бред!)  и, особенно, в социальных и гуманитарных дисциплинах, что вообще лишает общество  ценностных ориентиров, заменяемых одним «священным» словом «прибыль». Но к чему приводит погоня за прибылью, закамуфлированной даже в само по себе невнятное словечко «эффективность», показал последний мировой кризис.
·  …Сегодня МГУ на 150-м или еще ниже месте в мировом рейтинге вузов; образование с помощью всех этих ЕГЭ усредняется до одномерного (чуть не сказал -- одноклеточного) уровня, напрочь отметающего всех, кто мыслит нестандартно и творчески; вместо победы над взятками при поступлении в вузы проблему опустили до уровня школ, расширив возможности для взяточников по всей пирамиде образования; Академия наук оказалась под жестким чиновничьим контролем; главный парламентарий страны в перерывах между футболом и изобретательством обзывает академиков «средневековыми мракобесами» только потому, что они усомнились в достоверности полезных свойств запатентованного  спикером совместно с неким Петриком нано-фильтра, с помощью которого и сотен миллиардов бюджетных денег планируется напоить  россиян «чистой водой»…Уходят последние гиганты мысли -- нобелевский лауреат Виталий Гинзбург,  из живых наших лауреатов остался только Жорес Алферов. «Утечка мозгов» из России продолжается.
 Так что пока «не вытанцовывается» у меня  россйская Силиконовая Долина как естественное продолжение позитивных процессов в самом обществе: благоприятного к науке общественного мнения, умения толково, с общественной, а не только личной выгодой использовать землю и дух свободы и конкуренции…

     МЫ ПОЙДЁМ ДРУГИМ ПУТЕМ?
   Опять?

 …Значит, пойдем обычным своим путем, то есть через… коленку (опять вы не о том подумали, хотя и этот путь мы не раз опробовали в нашей истории). Будем внедрять, имплантировать, ввозить, ставить задачи… И будет это выглядеть примерно  так.
 «Решено  сделать беспрецедентное открытие в области… ну, чего-нибудь, главное, что б к съезду  партии! Не справитесь -- так и партбилет на стол, а то и вовсе  вон из нашей Долины, в мир «за забором», к «лузерам» всяким… Мы вам, ботаникам, жилья понастроили, такие деньги,  деньжищща,  можно сказать, отвалили, такие бабки-бабульки- бабуленции  забашляли,  и это, заметьте, в жестокой борьбе с коррупционерами и бюрократами, олигархами-псевдопатриотами, либералами-инородцами,  уже положившими было глаз на эти народные бабосы в целях их неминуемого, как крах американской экономики, «распила по-понятиям»)… А вы, ботаники-физики-химики, чего нам наоткрывали? Очередной элемент таблицы Менделеева?  Да сколько ж можно, этот бородатый и так по ночам снится! Или -- рассчитали очередной спутник Нептуна? Оно нам надо? Нашли разгадку тайны каменных истуканов на Таити? Вот спасибо и низкий поклон от всего народа! Смогли прямо на глобусе убедить ученых Молдавии,  что Таити -- не Гаити, хотя и там молдавские строители пригодились бы.  Решили теорему  чистой воды Петрика -- Грызлова: «Пить или не пить?» А может, вы раскрыли страшную загадку Черного Санитара Онищенко: почему «Киндзмараули» вреднее, чем родная водка из тормозной жидкости?    Не, так дело не пойдет! Че нельзя коммерциализировать, то и неча открывать. И про фундаментальные свои науки забудьте -- ни черта с них по-быстрому не срубишь!  А ну, как вас обратно в «шарашку», вмиг бы чего надо пооткрывали! Дармоеды! Вона, простой питерский паренек Гришаня Перельман решил теорему самого товарища Пуанкаре, получил обещанный американским институтом математики имени Клейна один миллион долларов (ну, не получил пока,  тоже кочевряжится -- мол, незачем мне они, эти их бумажки зеленые, и вообще, некогда мне туда-сюда мотаться, я лучше порешаю что-нибудь…Не, не поеду я…). Поедет, куда он денется, и за «нобелевкой», если что, смотается! Что, нет «нобелевки» по математике? Так  учредим и дадим кому надо! Не верите? В Гватемале  тоже не верили, что зимнюю Олимпиаду можно в субтропиках проводить… Ничего, шеф приехал и всех убедил. Осталось  со снегом порешать…  А если про Гришу Перельмана, то заметьте, все открытия  этот косматый парень делает без всяких там долин и впадин, на чистом, выходит, патриотизме и любви к науке!»
 При словах про патриотизм  мне явился Михаил Салтыков-Щедрин, грозящий кому-то пальцем и цитирующий сам себя: «Что-то больно на патриотизм напирает,  не иначе проворовался!»  Мой страшный сон закончился. За окном вставало солнце.


   ГОРОД  СОЛНЦА   ИЛИ   ПОЛЕ ЧУДЕС?
 И все же,  все же… Строительство аналога Силиконовой Долины -- неплохая идея. Даже на уровне дискуссий это привлечет внимание к критическому положению дел в науке и образовании. Да и как мотор, как локомотив может потянуть за собой начало реальных работ по  созданию технопарков (лишь бы это не превращалось в пародию, когда изобретательство заканчивается на лопате с моторчиком, которой так ловко копать огород  или убирать снег во время вынужденного  простоя основного производства).
  Хотя есть и то, что не может не смущать. Например, то, что это все очень похоже на «Город Солнца» в духе утописта  Кампанеллы, оазис среди пустыни,  храм творческой свободы с хорошими коммерческими перспективами. Боюсь, что  модернизационно-инновационный рай может легко, при взаимодействии с косной,  отсталой, бюрократизированной внешней средой (обществом) или, напротив, пребывая в самоизоляции,  превратиться в свою противоположность, так ярко описанную в трудах братьев Стругацких, Ефремова и, конечно, Оруэлла.
 Не  внушает оптимизма  и то, что это будет очередная гигантская по масштабам и затратам стройка века,  наряду с Сочи  (Олимпийский комплекс), Владивостоком (мост на остров Русский к саммиту стран АТЭС), проектами переселения жителей из моногородов (вот уж кого точно не ждут в будущем наногороде в Российской Силиконовой Долине), созданием технопарков по всей России,  -- и все это при незавершенности вопроса по выделению квартир оставшимся  в живых ветеранам войны, достойного жилья военнослужащим… При скудном финансировании образования, науки, университетов, академий. При том же, ниже плинтуса, статусе ученого на фоне миропотрясающего высочайшего внимания к поражениям спортсменов в Ванкувере, когда чемпионы получают от властей Audi  Q-5 ценой от 3 до 5 млн. рублей в подарок (американцы и канадцы -- по 20 тысяч долларов)? Кто-нибудь слышал о подобных подаркам  молодым нашим ученым?
 Наконец, посмотрим на первые шаги в реализации проекта с точки зрения ключевых вопросов: Кто  лидер? Где будет все это «проистекать» (то есть место)? Кто заказчик? Есть ли реальный  спрос на ожидаемый продукт в сегодняшней нашей экономике? 
 Генеральным  менеджером «российской части проекта» (надеюсь, это не означает, что «нероссийская» часть проекта предполагает  привлечение  временно свободных от недавно закрытого «Черкизона» наших  желтолицых братьев?) назначен Виктор Вексельберг -- один из самых богатых российских олигархов, известный не  только попытками завладеть ТоАЗом, но и тем, что выкупил из патриотических чувств  на западном аукционе  «яйца Фаберже»  и даже один раз показал их всей стране (вот спасибо-то!) по телевизору.
 Как следует из интервью куратора проекта от Кремля Владислава Суркова, срок реализации суперзадачи  --  от 3 до 7 лет . Всего было рассмотрено 18 возможных мест для строительства нашей Силиконовой Долины (Дубна, Санкт-Петербург, Новосибирск, Екатеринбург, Томск, ряд других вариантов).  Предлагались и более, скажем так, приятные варианты -- прямо, не отходя, что называется, от кассы или от дома… то есть почти на Рублевке. Выбор пал на Сколково, в сотнях метров от МКАД.  На мой взгляд,  Сколково  --  это ошибка, логичнее было бы строить на Урале, в Сибири, Новосибирске или Томске, это дало бы и мощный импульс развития этому стратегическому региону. Да и мозгам, особенно молодым, там воздуха и свободы побольше.
 Кто заказчик инноваций?   Пока только государство в лице высших должностных лиц. Но ни олигархи, ни чиновники,  даже забравшиеся высоко по «вертикали власти», не заинтересованы в успехе проекта. Олигархам-монополистам не нужны ни конкуренция, ни  затраты на всякие инновации, пока работает «качалка» и на наши ресурсы есть спрос на внешнем рынке. Бюрократии тоже сугубо параллельны все эти призывы к  модернизации. Что же нужно и тем и другим?  Ответ мы знаем: социальная стабильность именно в их понимании, то есть когда ничего не меняется,  никто не рыпается, все  «тип-топ», и бизнес, построенный на частной собственности на  вчерашнюю  госсобственность у одних (олигархи), и на частной собственности на само государство у других (бюрократия), идет спокойно и без надрыва. Все это и называется «коррумпированная экономика и коррумпированная власть». Нет, не верю я в то, что ближайшие союзники и движущая сила в модернизации и в реализации обсуждаемого проекта -- олигархи и бюрократы.
 Главной фигурой в проекте, как  и  вообще в     модернизации,  должен быть УЧЕНЫЙ, понимающий фундаментальные закономерности научного процесса, жестко пресекающий  как чиновничьи  попытки политизировать, бюрократизировать научное творчество,  так и примитивно- коммерческое  измерение отдачи науки. Нужны мозги, а не только бульдожья хватка коммерсанта или аппаратное мастерство продвинутого чиновника. Нужны реальные стимулы для  роста инновационной  составляющей экономики (по оценкам, сейчас она в США на уровне 40-50 процентов, у нас -- в районе 5) -- только в этом случае будет спрос на инновационные продукты.
Но почему же наши ученые за рубежом не торопятся пока, несмотря на декабрьский призыв Дмитрия Медведева, произнесенный им на конгрессе соотечественников, возвращаться в Россию?  Причины, если не лицемерить, понятны всем:  неверие в необратимость курса на демократию и реальную модернизацию; неизжитый в сознании многих россиян культ «лучшего друга советских ученых», а теперь и «самого эффективного менеджера ХХ века»; риск, приехав в российский аналог Силиконовой Долины, оказаться даже не в «золоченной клетке», а в «шарашке»…
 Только системный подход к проблеме, ясное понимание, что «Силиконовая Долина» может выжить только в благоприятной внешней среде, реально заинтересованной в модернизации, может привести к успеху проекта. В ином случае все может закончиться очередной потемкинской деревней или, хуже того, павлиньим пером в качестве единственного украшения

Игорь АНТОНОВ,

кандидат философских наук,

специально для "Вольного города"

Просмотров : 1909
 
Погода в Тольятти
Сегодня
вечер 10...12, ветер 6 м/с
ночь 9...11, ветер 6 м/с
Завтра
утро 12...14, ветер 6 м/с
день 13...15, ветер 6 м/с