Право
(16+) В деле Лекторовича следователь плавал как первокурсник
В среду после продолжительного перерыва в суде Центрального района возобновилось рассмотрение громкого уголовного дела по обвинению Сергея Лекторовича, совершившего ДТП со смертельным исходом.
Журналистов в зале заседания практически не было, тем не менее, судья Александр Кудашкин сообщил, что фото- и видеосъемка теперь запрещена. Такое решение было принято еще на прошлом заседании и поддержано всеми участниками процесса.
Вторая новость – сменился государственный обвинитель. Я в перерыве специально узнавал, почему это произошло. Оказалось, что Ирина Нагаева ушла в отпуск, и теперь обвинение поддерживает ее коллега – помощник прокурора Центрального района Елена Паникар, которой опыта и принципиальности не занимать. Это действительно так.
Предполагалось, что на этом заседании будут допрошены несколько свидетелей и сам обвиняемый. По делу заявлено 29 свидетелей, 20 из них уже допросили. Первым из оставшихся был Сергей Абрамов, сказавший, что он временно не работает. Он один из тех, кто находился в иномарке Лекторовича.
Абрамов рассказал, что, когда ехали в Автозаводский район, скорость была высокой.
– Вы делали замечания Лекторовичу, который был за рулем?
– Делал. Он снижал скорость, а потом опять увеличивал. Мы дважды выезжали на полосу встречного движения, совершая обгон. На третьем обгоне произошло ДТП.
Адвокат Лекторовича потом уточнил:
– С каким превышением вы ехали?
– Я на спидометр не смотрел. По ощущениям превышение было.
– Лекторович пил до того, как сесть за руль? – спросил судья.
– Он вел себя адекватно, запаха алкоголя я от него не почувствовал, – ответил Сергей Абрамов.
По словам свидетеля, после удара в ДТП он почувствовал головокружение и тошноту, вышел на обочину, прислонился к дереву. Потом услышал спецсигналы, это подъехала карета «скорой помощи».
– Где в это время находился Лекторович?
– Я его не видел.
– А Потаповы?
– Алексей пытался остановить кровь, которая текла из головы Алены.
Слушая ответы Сергея Абрамова, я поймал себя на мысли, что свидетель чего-то не договаривает. И что-то его гложет.  
Следующим свидетелем был Андрей Халимоненко, тоже временно не работающий. В этой истории он оказался понятым, а в суде рассказал, что следы торможения были только у красной «пятерки», от которой потом осталась только груда металла.
Как студент, заваливший экзамен, выглядел на суде начальник отделения по расследованию ДТП Андрей Вареницын. Майор сообщил, что 12 августа 2012 года был на суточном дежурстве и в составе следственно-оперативной группы выезжал на место происшествия. Там уже не было ни водителя внедорожника «Фольксваген Туарег», ни его пассажиров.
– Почему подушки безопасности иномарки не отправили на экспертизу? – спросил потерпевший Дмитрий Тихонов.
Вопрос принципиальный, потому что по следам, оставшимся на подушке водителя, можно определить, пил ли он.
– Подушки изъяли, почему их не исследовали – я не знаю, – ответил Вареницын, который начинал тогда расследовать это дело.
– На месте ДТП работала служебная собака. Почему не зафиксировали ее действия? Это помогло бы прояснить, как вел себя после аварии Лекторович.
И на этот вопрос потерпевшего майор не смог вразумительно ответить.
– Через двое суток после ДТП Лекторович вместе со своим адвокатом пришел к вам. Вы оформили явку с повинной. Так? – уточнил защитник потерпевшего.
– Так.
– А почему в протоколе всего четыре строчки?
Отвечая на многочисленные вопросы, начальник отделения откровенно плавал. Присутствующие в зале либо недоуменно слушали его, либо усмехались. Даже судья не выдержал:
– На мой один вопрос вы дали уже три ответа, и все разные! Вы же не простой свидетель, вы – должностное лицо!
– Так точно! – бодро отрапортовал майор.
Это «так точно!», которое Вареницын произносил с регулярной частотой, из его уст звучало странно. Оно как-то не вязалось с предполагаемым образом вдумчивого следователя, который распутает любое сложное дело и докопается до правды. А может, я просто часто смотрю телевизор.
Что касается адвокатов Лекторовича, то они зацепились за фразу начальника отделения о том, что тот получил указание руководства объявить 13 августа владельца внедорожника в розыск.
– Вы получили письменное указание?
– Да.
– Тогда не было установлено, кто виновник ДТП?
– Нет.
– Вы согласны были с избираемой для Лекторовича мерой пресечения?
– Не согласен.
– Тем не менее вышли с соответствующим ходатайством?
– Да.
– У вас была возможность обжаловать указание?   
– Да.
– Почему вы тогда не стали обжаловать?
Четкого ответа не прозвучало…
Потом по очереди допросили членов бригады «скорой помощи», выезжавшей на место ДТП: врача Владимира Шилова, медсестер Варвару Корунову и Наталью Седых. Они мало что смогли прояснить, потому что занимались спасением только Дмитрия Тихонова. Медики не видели годовалого ребенка, которого Тихоновы везли крестить в православный храм, и ничего не смогли сказать про гибель матери малыша.
Меня искренне удивил облик доктора Шилова. Владимиру Даниловичу примерно 75 лет, он плоховато слышит, медленно двигается и бедно одет. Глядя на него, отчетливо понимаешь, в каком загоне у нас находится медицина.
До допроса обвиняемого дело так и не дошло. Следующее заседание суда состоится после обеда в понедельник.

Сергей РУСОВ
Просмотров : 1990
 
Погода в Тольятти
Сегодня
день -12...-14, ветер 2 м/с
вечер -14...-16, ветер 3 м/с
Завтра
ночь -12...-14, ветер 6 м/с
утро -7...-9, ветер 7 м/с