Здоровье
Анна Медведева: Поговорим про деликатные проблемы женского здоровья?
Про заведующую гинекологическим отделением первой городской больницы Анну Медведеву ходят легенды. Даже коллеги-мужчины характеризуют ее как опытного хирурга-профессионала. Врач высшей категории, кандидат медицинских наук  знакома многим тольяттинкам.
Рабочий день этой милой улыбчивой женщины расписан буквально по минутам. Утренняя пятиминутка, обход, операции, решение организационных проблем, беседы с поступающими на лечение, ведение компьютерных историй болезней, рекомендации выписывающимся, снова осмотры и так до бесконечности… Случайно от медперсонала услышала, что на нее еще падают самые тяжелые операции. Но все-таки ближе к концу рабочего дня мне удалось усадить ее за стол и попытаться разговорить.

-- Анна Борисовна, как вы пришли в медицину?
-- Я врач в пятом поколении. Например, моя прапрабабушка, говорят, врачевала у Елизаветы II, бабушка была  врачом-терапевтом, мама – педиатром, а папа – хирургом. Когда у родителей совпадали ночные дежурства в больнице, а меня не с кем было оставить, то чаще всего отец брал к себе на работу. Где-то в пять лет мне сшили на заказ белый халат и шапочку, которые я надевала в отделении. Тогда с этим было строго. Ну как после этого не стать врачом? (Смеется. – Прим. авт.)
-- А в первой городской как оказались?
-- После мединститута я восемнадцать  лет проработала в баныкинском роддоме. Своим первым учителем считаю Лидию Лемзикову. Это был врач от Бога. Нас тогда в 1984  году в отделении патологии беременных  было всего три врача акушера-гинеколога на 90 человек.
В 2001 году возглавила гинекологическое отделение городской больницы № 1.
Сейчас мы работаем во всех направлениях, что есть в гинекологии.
Во-первых, это лечение бесплодия. Кстати, в этом тысячелетии на первое место вышло мужское бесплодие. Хотя по традиции многие до сих пор считают, что сначала надо обследовать женщину. Нет, начинать нужно с мужчин.
Сохранение беременности тоже становится для многих проблемой. Есть такое понятие, как «замершая» беременность, при которой умирает плодик. Когда в нашем городе происходит выброс в атмосферу вредных веществ, тогда на нас обрушивается лавина «замерших» беременностей.
Во-вторых, у женщин после 40 лет в большинстве случаев возникают миомы, кисты и другие воспалительные заболевания матки и придатков. После того, как консервативное лечение не помогло, они приходят к нам. В отделении выполняют  лапароскопические и полостные операции. При лапароскопии в брюшной полости делаются крошечные надрезы. Через один из них вводится прибор – лапароскоп. Это тонкая трубка с объективом на конце. Другой конец соединен с видеокамерой, изображение с которой передается на экран. С помощью тонких инструментов хирург выполняет операцию. Это большой плюс, так как часто выявляются другие патологии, которые тут же устраняются. После таких вмешательств пациентки быстро восстанавливаются и уже на 4-5 день выписываются.
Был случай, когда к нам обратилась двадцатидвухлетняя девушка из Самары. У нее выросла миома огромнейших размеров, примерно 18 недель, если сравнивать с ростом матки во время беременности. Сначала с помощью препаратов мы уменьшили ее размеры, потом лапароскопическим путем прооперировали, убрали узел. В прошлом году ее сынишка пошел в первый класс.
-- Удивительно, при такой огромной миоме, вы даже не делали полостную операцию.
-- Да, у нас много сложных операций. Причем в Московском областном научно-исследовательском институте акушерства и гинекологии за подобную операцию врачи получили государственные премии и международную признательность…
Третье направление – это  пластические операции. Буквально десятилетие назад в лечении этих патологий был сделан большой прорыв вперед.
-- А что это за пластика?
-- Сначала о заболеваниях, это опущение женских органов (по-другому пролапс) и стрессовое недержание мочи. После 40 лет этим страдает каждая четвертая женщина, а после 50 – каждая вторая.
-- Почему стрессовое недержание?
-- При кашле, чихании, смехе и любом другом напряжении как раз это непроизвольно и происходит. Вообще, эта патология не несет непосредственную угрозу жизни, но значительно снижает ее качество. В дальнейшем, если не лечить, возникают функциональные расстройства кишечника, мочевого пузыря, присоединяется сексуальная дисфункция.
-- Каковы причины этого?
-- Слабость тазовых мышц  развивается в течение жизни. Влияют также беременности и роды, тяжелый физический труд и даже запоры. Представьте себе, небольшое количество мышц  держит не только органы малого таза (матку, мочевой пузырь, кишечник), но и все внутренние органы: легкие, сердце, желудочно-кишечный тракт. Когда что-то нарушается в структуре мышечной и соединительной тканей, происходит пролапс женских органов и стрессовое недержание мочи. Женщины терпят неудобства  и пытаются справиться с этой деликатной проблемой самостоятельно. Информации мало, и часто они просто не знают, что эта патология излечима!
-- Неужели это действительно так?
-- Во всем мире такие операции делают уже более десяти лет. Наше отделение занимает первое  место в Поволжье, которое решает эту проблему, имеет большой опыт и хорошие результаты.
-- К какому специалисту женщины должны обратиться в первую очередь?
-- К своему участковому врачу-гинекологу. Возможно, не все врачи на местах знают о том, что деликатная проблема в нашем городе решается сразу и навсегда.
-- А в чем суть пластики?
-- Используется специальная полипропиленовая сетка, она крепится хирургически и выполняет роль каркаса или «гамака». Это не дает органам опускаться и возвращает их на место. Человек избавляется от своей деликатной проблемы навсегда. Причем операция проходит под местной анестезией в течение 10-15 минут. Кровопотеря минимальна, и уже на второй день мы выписываем женщин домой.
Самой пожилой пациентке, участнице Великой Отечественной войны, было 85 лет. После операции у нее все восстановилось, хотя помимо стрессового недержания мочи  был и пролапс женских половых органов.  
-- Так называемая сетка со временем не сломается, не испортится?
-- Нет. Если говорить точнее, это свободно свисающая петля производится в Штатах из синтетического, нерассасывающегося, биологически инертного материала. Единственно, что эти петли у нас в России пока не производят. Одна стоит порядка 35 тысяч, к ней также прилагается отдельный набор операционных инструментов.
-- Плюс стоимость операции?
-- Если у пациентки есть направление из поликлиники по месту жительства и медицинский полис, то операция бесплатна. Кстати, это положение действует и для всех остальных видов операций. Другой вопрос, что планируется одно хирургическое вмешательство, а в процессе часто приходится делать два или три. Хотя из средств обязательного медицинского страхования оплачивается только одно. Как нам быть в таких случаях? Все считают, что если муниципальное, то все должно быть бесплатно.
Мы с врачами подсчитали, если всем нуждающимся в пластике пациенткам делать такие операции, то, выполняя по 5 операций в день, мы работали бы в течение 25 лет без перерыва!
-- Как быть, если нет направления, но хочется прооперироваться в вашем отделении?
-- Это возможно, но в порядке очереди. Прейскурант на все виды операций висит у нас рядом с медицинским постом и, конечно, есть на сайте больницы.
Поверьте, цены в отделении гораздо ниже, чем в других больницах, а качество лучше. Это не я говорю, а женщины, которые к нам приходят.
-- Возвратимся к стоимости петли или сеточки. Согласитесь, это немало.
-- Да, но и немного, чтобы почти треть жизни провести нормальным здоровым человеком. Те же американцы подсчитали, что без операции затраты на женские гигиенические средства в течение двадцати лет гораздо больше. Это 2-3 тысячи долларов!
Когда Николай Уткин был мэром, были выделены приличные средства на закупку спасительных американских петель и не только. В год мы делали 60-80 бесплатных операций.
-- А сейчас как с финансированием?
-- Достучаться бы до тех, от кого это зависит. Сколько бы новых хирургических методик можно было бы внедрить! Сколько бы новейшей медицинской аппаратуры закупить! Притом, что гинекологическое отделение хорошо оборудовано. Спасибо нашему главврачу Гройсману. Виталий Александрович делает все возможное, невозможное и даже больше. Я просто преклоняюсь перед этим человеком, и как перед врачом, и как перед руководителем.
-- Анна Борисовна, трудно руководить женским коллективом?
-- Трудно! К врачам один подход, к медсестрам – другой. Когда в коллективе одни женщины, кроме врача-анестезиолога, до конфликта недалеко. Но большинство сотрудников работают в отделении с открытия, у нас практически нет текучки кадров.
-- Традиционно считается, что хирургом должен быть мужчина. Вы  и ваши коллеги опровергли это утверждение.
-- У нас в отделении 5 женщин хирургов-гинекологов. Вот вы пойдете на прием к гинекологу-мужчине?
-- Ни за что! Или в безвыходной ситуации.
-- Большинство не могут преодолеть природную стыдливость. А может и не надо? Где-то слышала, что мужчина-гинеколог лучше чувствует и понимает  больную женщину. Я не верю этому. Потому что врачи-женщины тоже люди и тоже болеют, кроме того, могут лучше понять больную пациентку.
Пользуясь случаем, хочу обратиться к читательницам «Вольного города» и пожелать женского здоровья, семейного благополучия. Пусть ваши дети радуют вас. Если все-таки что-то случится, не стесняйтесь, приходите к нам. Мы обязательно поможем.

Наталья ЖУКОВА
Просмотров : 3207
 
Погода в Тольятти
Сегодня
ночь 0...2, ветер 1 м/с
утро 6...8, ветер 1 м/с
Завтра
день 6...8, ветер 2 м/с
вечер 4...6, ветер 2 м/с