Общество
Неосуществимая мечта

С разницей в два дня два праздника: Всемирный день «спасибо» и День российской печати. Когда-то их объединяло многое. Газеты мешками получали читательские письма, в том числе и со словами благодарности за помощь и своевременную поддержку. Ныне совсем или почти не так. Пресса теперь больше сама по себе, и даже журналисты в большинстве газет уже не столько пишут, сколько обобщают мнения: начальства, экспертов, власти. Так легче и проще жить. Прессе всегда была нужна свобода, но кто же знал, что она так дорого (в буквальном смысле) стоит.
В свое время Горбачев лукаво заявил, что СМИ -- всего лишь «зеркало» жизни, забыв добавить, что зеркала бывают кривыми, настолько уродующими действительность, что и смотреть в них не хочется. Но теорию зеркала подхватили политические «дальнобойщики», открывшие беспорядочную пальбу по прошлому. Новые политиканы использовали прессу куда своекорыстней прежней партноменклатуры. Там был контроль, теперь -- финансовая удавка.
Лужков, когда дали команду лупить его по полной программе, стал очень даже правильно относиться к прессе: журналистов он поделил на тех, кто служит, кто зарабатывает и кто хочет помочь стране и народу, добавив, что последних он видит и слышит все реже и реже. И в этом Юрий Михайлович еще очень и очень даже деликатен. Марк Твен, прошедший школу американской журналистики, был куда безжалостней, когда в своей обычной манере съязвил, прочитав на могильной плите эпитафию: «Здесь лежит замечательный журналист и честнейший человек». «Ужасные времена! -- воскликнул писатель. -- В одной могиле стали хоронить по двое!»
Есть выражения в адрес журналистов и похуже. Но приведу лишь одно в оправдание нашего брата-журналиста. Генри Морган, издатель, сказал просто: «Все, что нужно для издания ежедневной газеты, -- это честолюбие, честность и 10 миллионов долларов». Последнее условие напрочь разочаровывает честолюбивых и отсевает честных. И поэтому у нас так мало нынче ежедневных газет.
Есть еще радио и ТВ, но тут, если судить по высказываниям в их адрес, и вовсе говорить не о чем, одни неприличности. В общем, за что боролись… А за то ли боролись? Если вспомнить лучшую советскую журналистику, потрясающую по смелости и живости публицистику перестроечного периода. Какие имена! Какие авторитеты пера и микрофона! Расправлялись с ними наверняка. Листьева убили, Щекочихина отравили, Холодова взорвали. Не менее безжалостно ставят на место и сегодня, если вспомнить Политковскую. Но чаще уже не убивают, просто калечат. Для острастки другим -- в науку. Есть пути и попроще: перекрыть финансовый кислород, прислать прокурора по поводу проверки «на экстремизм», просто надолго испортить жизнь и настроение. Кто покупается -- купят, кто пугается -- застращают, у строптивого -- отберут, неподдающемуся -- выкрутят руки. Иногда в буквальном смысле. Один из лучших журналистов знаменитого «Огонька», мой друг Володя Глотов, как только начались треклятые 90-е и у него убили сына, бросил журналистику и живет в глухомани в заброшенной деревеньке, считая, что это и есть сегодняшняя настоящая позиция журналиста -- подальше от всего дерьма. Незавидная, как выясняется, профессия. А вы говорите свобода слова! Вот за нее в свой праздник журналисты, как всегда, и выпьют, чтобы забыться и забыть про эту несуществующую химеру. С праздником, коллеги!

Сергей Дьячков,
почетный гражданин Тольятти

Просмотров : 1198
 
Погода в Тольятти
Сегодня
ночь 0...-2, ветер 5 м/с
утро -1...1, ветер 3 м/с
Завтра
день 0...2, ветер 3 м/с
вечер -1...1, ветер 4 м/с