Право
Тайник с деньгами

Мало кто знает, что расследование убийства жительницы Автозаводского района Веры Горюновой стоит особняком в череде похожих, на первый взгляд, уголовных дел. Пришло время рассказать подробности, которые помогли изобличить опытного преступника.
Окровавленный труп матери обнаружил ее единственный сын Сергей Горюнов. После смерти мужа в 1997 году Вера Ивановна в квартире на бульваре Кулибина жила одна. Сын был прописан там же, но с семьей жил на другом бульваре. Матери он звонил часто, а навещать получалось раз в неделю. Иногда Вера Ивановна сама приходила к ним в гости.
От квартиры на бульваре Кулибина было три комплекта ключей: у хозяйки, ее сына и соседки. Вера Ивановна посторонних людей к себе не пускала, если кто-то звонил в дверь, пользовалась глазком и металлической цепочкой. Она понимала, что живет одна, и хотела возможный риск свести до минимума.
Утром 7 января 2010 года Сергей позвонил матери и поздравил с Рождеством. Вера Ивановна сказала, что у нее понизилось давление, и в церковь, скорее всего, она не пойдет. Через два часа сын позвонил снова, но Горюнова трубку не сняла. Выждав некоторое время, Сергей позвонил еще раз. Мобильный телефон был выключен, а домашний молчал.
Вечером Сергей приехал к матери. Входная дверь была закрыта на два замка. Мать лежала в коридоре. Сын бросился к ней. Холод окровавленного тела говорил сам за себя.
Поняв, что мать мертва, Сергей спустился к соседям и позвонил в скорую помощь. Медики ответили, что по факту обнаружения трупов они не выезжают, и посоветовали позвонить в милицию. Что Горюнов и сделал.
Расследование убийства было поручено старшему следователю городского следственного отдела Роксане Джураевой. В том, что это было убийство, специалисты не сомневались -- пенсионерку сначала кололи столовым ножом, потом били слесарным молотком, затем душили. Причем первый раз бельевая веревка прошла через уголки рта и не причинила несчастной какого-либо вреда. Это потом убийца зафиксировал веревку на шее и стянул ее концы. Смерть наступила именно от механической асфиксии.
Через пять дней в Центральном районе было совершено похожее убийство. Милицейские оперативники раскинули сети, в которые угодили несовершеннолетние воспитанники шлюзовского интерната. Двое из юных бродяг сознались в убийстве Горюновой. Родители пацанов были лишены родительских прав, но жили в Новом городе, куда по выходным часто из Шлюзового приезжали их не очень примерные сыновья.
Милицейские были убеждены, что раскрыли убийство Веры Ивановны. Зато следователь Джураева не разделяла их уверенности. На месте преступления мальчишки не ориентировались, не могли толком рассказать о расположении мебели. Окончательную точку в их непричастности поставила экспертиза. В квартире Горюновой обнаружили кровь двух человек: одна принадлежала погибшей, вторая -- неизвестному лицу. Взяли кровь мальчишек, проверили, вывод однозначный -- не они.
Следователю не давал покоя отпечаток пальца, обнаруженный в квартире пенсионерки. В картотеке «автор» не значился, у сына убитой другой рисунок, у соседки, заходившей в квартиру, тоже. Тогда Роксана Джураева попросила «откатать» пальцы всех, кто был на месте преступления, включая членов следственной оперативной группы. И угадала. Это оставил след сотрудник правоохранительных органов, осматривавший косяки с кровью.
Параллельно отрабатывались знакомые Веры Ивановны. Среди тех, кто бывал в ее квартире, назвали и Новину Котову. Женщины когда-то работали вместе: Котова в садоводческом кооперативе «Простор» была бухгалтером, Горюнова -- кассиром. Новина Дмитриевна часто занимала деньги у бывшей коллеги. Однажды, заняв 50 тысяч рублей, она отдала 30 тысяч, а потом пришла опять. Ей потребовалось еще 50 тысяч. Новина Дмитриевна умоляла дать в долг, потому что деньги требовались для ее взрослого сына.
Так следствие вышло на Федора Котова, у которого давно не сложились отношения с законом. Еще в 1984 году он был судим за особо тяжкое преступление, а с 1997-го находился в федеральном розыске за совершение тоже особо тяжкого преступления на территории Саратовской области. По неофициальной информации, скрывался Котов под чужой фамилией в Казахстане, а точнее -- в Уральске.
Стали искать Новину Котову, чтобы выйти на ее сына. Сотовый телефон, который был у нее всегда в рабочем состоянии, оказался почему-то выключен. Обыск на ее квартире косвенно показал, что следствие двигается в правильном направлении, а самое главное, нашелся адрес, где мог быть Федор Котов.
Там его и взяли сотрудники полиции Казахстана, передав российской стороне. Почему он по документам Федор Краснов, подозреваемый отказался говорить, зато изложил свою версию случившегося на бульваре Кулибина.
К Вере Ивановне Котов пришел за деньгами. Со слов своей матери он знал, что у Горюновой есть тайник в квартире, где может лежать кругленькая сумма. Он за чаепитием стал якобы просить 15 тысяч рублей на 5 дней, но получил категорический отказ. Вера Ивановна заявила, что она не банк, что мать Котова заняла деньги и до сих пор не отдает. А потом якобы взяла молоток для отбивания мяса и несколько раз ударила его по руке и голове. Чтобы защитить себя, Котов машинально схватил из открытого шкафа обычный молоток и ударил пенсионерку по голове. Один раз. Когда он убегал из квартиры, Вера Ивановна была жива.
Испугавшись случившегося, Котов сразу же уехал на свой иномарке в Казахстан. Причем Новина Дмитриевна, узнав, что сын собрался в Уральск, поехала вместе с ним. Зачем пожилой женщине, которой год назад заменили тазобедренный сустав и которая передвигается с помощью костылей, вдруг срываться с места и несколько часов ехать в машине? Причем сама Новина Дмитриевна не скрывала, что звонила утром Горюновой, поздравляла с Рождеством.
Сергей Горюнов обратил внимание на несколько странностей. Во-первых, на кухонном столе матери стояли две чайных кружки, а третья, разбитая, лежала на полу. Во-вторых, в прихожке висела сумка, которая не принадлежала его матери. В-третьих, на кухне лежали шерстяные варежки. Они точно были чужие, потому что мать носила только перчатки.
Из этих и других нюансов Сергей сделал вывод: к его матери могли прийти два человека, одного из которых она хорошо знала. Иначе не открыла бы дверь. Таким знакомым человеком могла быть Новина Дмитриевна, носившая зимой шерстяные варежки.
Сама Новина Дмитриевна заявила, что на Рождество к Горюновой не ездила, и Федор стоял на своем -- был у Веры Ивановны один. Кстати, в ходе следствия с Котовым вышел курьез. Когда его задержали, повели брать кровь на экспертизу. Неопытный медик не обнаружил у подозреваемого вен. Обычно вены прячутся у наркоманов, хотя бывают разные случаи.
Вместо крови взяли у Котова слюну, которая оказалась непригодна для генетической экспертизы. Что делать? Не бить же до крови возможного убийцу. Повезли в больницу к опытному медику, тот взял нужную порцию крови. Экспертиза показала, что это Котов оставил свои кровавые следы в квартире убитой.
Недавно его судили, приговорив к 10 годам строгого режима. Областной суд оставил этот приговор в силе.
А как же тайник с деньгами? Был ли он? Да, был, только не в том месте, где планировал искать Котов. Там лежала крупная для неработающей пенсионерки сумма, но гораздо меньше, чем она когда-то говорила сыну…

Сергей РУСОВ

Просмотров : 2641
 
Погода в Тольятти
Сегодня
вечер 20...22, ветер 3 м/с
ночь 16...18, ветер 2 м/с
Завтра
утро 21...23, ветер 4 м/с
день 23...25, ветер 5 м/с