Общество
Грустный юбилей перестройки


В предисловии к первому тому «Капитала» Карл Маркс писал, что страдать можно не только от капитализма, но и от недостатка его развития. Несмотря на всю помпезность фасада российского капитализма второго издания, многие наши нынешние проблемы объясняются как раз недостатком, ущербностью его развития. Бессмысленно возлагать за это вину на наших олигархов и коррумпированное чиновничество. Они всего лишь умело используют реалии, сложившиеся несколько ранее, и уже давно их сами создают. Неказистость нашего капитализма уходит своими корнями в эпоху нелепой, и даже не лишенной идиотизма, перестройки, которой вскоре исполнится четверть века.

 

Не знаю как, но у меня есть план

Михаилу Горбачеву приписывают фразу: «Надо вылезать, надо вылезать! Я не знаю как, но у меня есть план». (Зернистые мысли наших политиков. М, «ЭКСМО», 2007, с.13). Когда он стал всесильным генсеком ЦК КПСС (власть президента РФ не идет ни в какое сравнение с властью былых партийных вождей), страна явно забуксовала, но еще не находилась в состоянии собственно кризиса, а уж тем более тотального. У Горбачева было время подумать, чего он в принципе хочет, с чего начать и куда идти.
Он, политический «найденыш» Юрия Андропова, в общем-то, и должен был так поступить.
Мрачный и очень умный повелитель Лубянки справедливо говорил о том, что «мы не знаем общества, в котором живем». Он единственный из советских вождей использовал категории «раннего» Маркса для анализа проблем советского общества. Например, «последствия отчуждения труда при социализме» вместо тупо пропагандистских «родимых пятен капитализма». Во времена недолгого правления Андропова это было весьма радикально. Но в голове Горбачева категории, которыми оперировал Андропов, не помещались. Более или менее глубокий анализ его, по-видимому, утомлял. Вот, наверное, утомление он однажды и принял за результат познания стоящих перед советским обществом проблем, как обретение подлинного их понимания. И приступил сначала к почти индивидуальному историческому творчеству.
Началось все с так называемого ускорения. Социально-экономического развития. Но оно не хотело ускоряться. Параллельно народ обязан был протрезветь и взглянуть незамутненным взглядом на проблемы дальнейшего развития социализма с трезвым человеческим лицом, проникнуться не ядовитыми парами алкоголя, а общечеловеческими ценностями. Наступил черед перестройки и гласности. А затем и плюрализма с демократизацией вместо экономического роста и материального изобилия. Особенно удался плюрализм. У многих соотечественников в одной голове, что, естественно, сродни шизофрении.
Есть такой анекдот времен перестройки о Михаиле Горбачеве, ставшем и первым (и единственным) президентом СССР.
-- Что такое пик плюрализма?
-- Это когда мнение президента СССР абсолютно не совпадает с мнением генерального секретаря ЦК КПСС.
А вскоре Горбачев заигрался и перемудрил сам себя. Вслед за этим начался тотальный развал. Страны. Общества. Экономики. Утрата всех прежних ценностей. Моральное разложение. Прежде всего, элиты, но не только ее.
В те времена очень любили порассусоливать на тему, как бы нам этак покрепче соединить все лучшее, что есть в социализме и капитализме. Словом, вполне в духе доброй российской традиции, требующей и Конституции, и севрюжины с хреном. Капиталистическое изобилие и социалистическую необременительность. Желанная конвергенция! Вряд ли горбачевское видение проблем было намного сложнее моего карикатурного опрощения былых проблем и коллизий.
Китайские товарищи, основываясь на многотысячелетних традициях своего государства и культуры, не слишком заморачивались по поводу тонкостей терминологии. Компартия Китая взялась строить капитализм, назвав сам процесс модернизацией. Подавив самых буйных танками, порционно расстреливая коррупционеров, хитромудрые товарищи добились того, что сейчас с Китаем просто никто не может не считаться, даже американцев они научились держать за самые нежные и чувствительные места. Китайская промышленная мощь неоспорима. Да и военная многих наводит на грустные размышления. И, заметьте, без всякой демократии. Компартия твердо удерживает власть, а по количеству миллиардеров Китай уступает только США. Китайцы твердо знали, что им нужно. И теперь именно это и имеют.
Политическая судьба Горбачева печальна и достойна жалости. Он навсегда обрел свое место во всемирной истории как человек, добровольно и безвольно сдавший свою власть над громадной державой и, более того, давший возможность ее разрушить. Он «слил» все и всех. Его будут помнить потомки. Но никогда не будут уважать.


Распределение ролей


В свое время у нас любили порассуждать о том, что после крушения СССР, социализма у нас началась эпоха дикого капитализма, едва ли не в самом рафинированном социал-дарвинистском варианте, предполагающем войну всех против всех. Возможно, это и так. Но только в тех секторах экономики, которые в принципе не интересовали тех, кто после образования однополярного мира реально распределял роли в мировой экономике и политике.
Существует точка зрения, и я считаю ее более чем обоснованной, что пресловутые  «чикагские мальчики», а этих консультантов, судя по многочисленным свидетельствам, было неимоверное количество, ориентировали творцов новой России на развитие, прежде всего, сырьевого сектора и производство продукции первого передела, то есть черной и цветной металлургии, вырубку лесов и так далее. Собственно, однополярному миру, управляемому США, от нас ничего другого и не нужно было. Вот наше реальное место в мировом разделении труда. И, как мы теперь знаем, все более или менее конкурентоспособное было обречено как минимум на прозябание, а то и на полное уничтожение.
Всем этим занимался и занимается так называемый крупный бизнес. Неважно, государственные это или частные компании, но их так мало, а их владельцы и управляющие так переплетены личными связями, что они совсем не нуждаются в каких-либо институциональных условиях, чтобы обсудить и решить свои проблемы. Точно так же они решают и свои вопросы с государственной бюрократией. И здесь никто не может быть в проигрыше. Чего не скажешь об интересах малого и среднего бизнеса, который как раз и заинтересован в надежных государственных институтах, способствующих решению его проблем, способных защитить малый и средний бизнес. Но в развитии последнего все заинтересованы, пожалуй, только на словах. Поэтому нет и соответствующих институтов. А кроме того, миллионы самостоятельных хозяев -- это потенциально очень большая политическая сила. Кому в нынешней России сие надобно? Ведь если к организованным мелким и средним собственникам добавятся со своими интересами  еще и решительные, энергичные профсоюзы, то со всем этим невозможно будет не считаться.
Таким образом, как бы мы ни пыжились, но наше место определено. И не нами самими. Все та же догоняющая модель развития, основанная преимущественно на сырьевой экономике. Все остальное мы про…свистели. Или почти все. Без высокоразвитого, мобильного малого и среднего бизнеса, без соответствующих институций и общественных организаций, способных защитить интересы как этого бизнеса, так и наемных работников, российский капитализм так и останется недоразвитым и ущербным, но страдать от этого будут только рядовые россияне. Олигархи же вполне смогут со всем этим жить.


Трагедия или пока еще фарс?

Нынешняя российская ситуация несколько напоминает перестроечную. Вместо заторможенной экономики вообще ныне нас достала сырьевая, а хочется чего-нибудь высокотехнологичного, нано-утонченного, немыслимо продвинутого. Модернизация, однако… Олигархи не распалились от энтузиазма. Опять народу порекомендовали протрезветь, правда, без былого коммунистического фанатизма. Ставку в Кремле делают на молодежь, которая якобы и должна обеспечить всяческие прорывы, не посягая на вмешательство в процесс конструирования политического пространства российского общества, на складывание партийно-политических «пазлов», коим весьма увлечена президентская администрация. Уже давно, но не слишком успешно.
В отличие от горбачевских времен нынешние хранители стабильности развитие партийно-политического пространства тщательно оберегают от всяческих проявлений стихийности, неуправляемости. Вот, скажем, до сих пор как-то не получается с правым крылом политического спектра. На самотек процесс вызревания либеральной партии никто не станет бросать. Не получилось раз, два, на подходе еще один проект. Надо будет, и еще смастерят.
При Горбачеве публика была еще очень невзыскательна. Вот вынь да положь ей демократию. Вообще. Теперь нас научили, что демократия бывает разной. Не всякой-то и захочешь. Могу привести пример абсолютно неприемлемой «демократии» для всех нас. Бенито Муссолини в своей «Доктрине фашизма» писал: «Фашизм отвергает в демократии абсурдную ложь политического равенства, привычку коллективной безответственности и миф счастья и неограниченного прогресса. Но, если демократию можно понимать иначе, то есть если она обозначает «не загонять народ на задворки государства», то автор этих строк может определить фашизм как «организованную, централизованную и авторитарную демократию». Упаси, Господь! Уж лучше никакой, чем такую.
И тем не менее, как известно, демократизации у нас хотят многие. Да и перед страной стоят задачи, решать которые человек, лишенный политического голоса, просто не сможет. Так что нашей своеобычной российской демократии в любом случае придется отказаться от претензий на оригинальность и сближаться с более общечеловеческими ее вариантами. Это создаст надежную базу для политиков, знающих, куда вести страну и обладающих совестью, хотя бы в зачаточном состоянии. А оригинальность более уместно проявлять в науке, литературе и искусстве, спорте… Да мало ли для этого еще и иных сфер.

 


Игорь  ЕЛИЗАРОВ,
кандидат исторических наук,
специально для «Вольного города»

Просмотров : 1864
 
Погода в Тольятти
Сегодня
вечер 19...21, ветер 5 м/с
ночь 16...18, ветер 5 м/с
Завтра
утро 18...20, ветер 6 м/с
день 21...23, ветер 8 м/с