(16+) Мы зарастаем, как дворцы в Камбодже
Культура
(16+) Мы зарастаем, как дворцы в Камбодже

Очередная лекция проекта «Химия слова» была не только прочитана тольяттинцем, но и впервые имела прямое отношение к нашему городу. Автор проекта, заместитель генерального директора корпорации «Тольяттиазот» Юлия Петренко отметила эту особенность и предположила, что в следующем сезоне она станет традицией.
Если тольяттинский искусствовед Александра Щербина в прошлом году рассказывала о современном искусстве, его мировой истории в целом, то молодой архитектор Михаил Солодилов говорил конкретно о Тольятти, его визуальном образе и знаковых объектах. Но при этом постоянно соотносил их с мировыми тенденциями, с архитектурными объектами-предшественниками и вдохновителями. 
Тема лекции составлена была из трех подтем: «Архитектура советского модернизма. Тольятти. Архивная папка». Мы с помощью лектора проследили путь советской архитектуры, начиная с 1917 года, то есть того момента, когда Тольятти еще не было, а был Ставрополь с преимущественно деревянными избами и парой десятков каменных зданий в стиле провинциального классицизма. Мы увидели схемы, чертежи и проекты, часто чудом уцелевшие и тщательно собранные группой архитекторов-исследователей, увидели и услышали в записи тех, кто проектировал наш город. И главное – совершили виртуальную экскурсию по Автограду. 
Михаил Солодилов из тех, кто не любит наш так называемый Старый город, а Автоград видится ему прекрасным. Вспоминается, как художник Олег Березин, приехав из Выборга и гуляя по Новому городу, с изумлением спрашивал:
– А где дома? Тут одни какие-то коробки!
Если присмотреться к «коробкам», в частности, к комплексу зданий медгородка, зданию ДКИТ или к кварталу 3Б, можно проследить полет архитектурной мысли и, по частоте упоминаний, сделать вывод о великой вдохновляющей роли пионера  мирового модернизма и функционализма Ле Корбюзье. Одно из его знаменитых строений – вилла Савой, созданная в 1931 году. Мы с удивлением обнаружим, что с нее «срисованы» вазовская поликлиника и... морг медгородка.   
Впрочем, сам Корбюзье не строил новый Тольятти. 
– Говоря об истории Тольятти, мы очень высоко ценим роль таких личностей, волевых руководителей великих строек, как Иван Комзин, Николай Семизоров, Виктор Поляков. А мне бы хотелось, чтобы вы узнали имена архитекторов, их у нас редко вспоминают... 
Известен, пожалуй, лишь Борис Рубаненко, о котором говорят экскурсантам и гостям, что он спроектировал Автоград по образу и подобию новой столицы Бразилии. Солодилов отдал должное и тем, кто разрабатывал облик отдельных зданий, кварталов и комплексов, украшал их мозаиками и витражами. Это Юрий Бочаров, Евгений Йохелес, Николай Якобсон, Кира Карташова, Валерий Магидов, Виктор Эльконин и другие. 
Советский модернизм родился в 1917 году. Именно после революции возникали гигантские дома-коммуны на тысячу жильцов со специальными блоками обслуживания и кухнями-нишами, призванными формировать нового человека, не отягощенного низкими бытовыми проблемами. В одном таком доме для студентов, спроектированном в Москве Александром Николаевым, предусматривалось вечернее насыщение воздуха усыпляющим газом – очевидно, чтобы студенты не тусили, а высыпались перед занятиями.
Школа в виде серпа и молота, тоже в столице, сразу ассоциируется с фабрикой-кухней завода имени Масленникова в Самаре. Строились здания и в виде шестеренок, тракторов. Внешние формы должны были соответствовать внутреннему содержанию.  Поскольку у истоков архитектурного супрематизма стоял всем известный художник Казимир Малевич, его черный квадрат украшал здание морга, выполненное из строгих квадратных же плоскостей.
В конце 30 годов такая упрощенность форм была строго осуждена. К радости тех, кто не любит «коробки» и, кажется, к некоторой грусти Михаила Солодилова, появился сталинский ампир, «стиль победителей». В Тольятти нет таких зданий, в Самаре можете полюбоваться на здания театра оперы и балета и института «Гипровостокнефть». Это 36-й, 37-й годы, архитектор Ной Троцкий. 
Зато в Тольятти есть здания, ставшие жертвами следующего каприза руководителей страны. В середине 50-х в свою очередь были осуждены излишества в архитектуре. Михаил Сорокин, например, получил выговор за то, что украсил лепниной фасад здания горкома, нынешней гордумы. Илья Ромм успел-таки спохватиться, в результате мы любуемся в Шлюзовом недоукрашенным фасадом бывшего ДК речников (ДЦ «Русич») и удивляемся, когда слышим о планировавшемся золоченом шпиле над зданием-башней напротив набережной канала.
Наконец, переходим к Автограду, воплотившему мировые авангардные тенденции как 30-х, так и 50-х годов.  Николай Милютин разработал поточно-функциональную схему планировки города, предполагавшую расположение зон в следующем порядке: производственно-коммунальная, зеленая полоса, жилая и, наконец, парковая зона. Именно так спроектирован Автоград в направлении с севера на юг. Ученик лидера московского рационализма Николая Ладовского Евгений Йохелес спроектировал квартал 3Б. 
– Посмотрите, какая динамичность создается несколькими вариантами этажности, –  Солодилов предложил виртуально прогуляться по кварталу под музыку брата архитектора, пианиста Александра Йохелеса.
Кстати, именно Евгений привязывал к местности группу скульптур «История транспорта» Андрея Васнецова, художника и внука автора «Трех богатырей».
– Представьте, если бы эти скульптуры действительно перенесли в другое место... 
Автор проекта медгородка Николай Якобсон вдохновлялся творчеством Корбюзье, создавая здание роддома в виде корабля и упоминавшийся ранее морг.
– Здесь просматривается четкое функциональное зонирование: инфекционный корпус отнесен в сторону, морг находится возле самого леса.
Некоторые здания как бы оторваны от земли, высятся на опорах. Грубая опалубка без окраски является самостоятельным декоративным элементом. Ленточное остекление, галереи с южной стороны, выделение пожарных лестниц как конструктивных элементов – эти приемы повторяются и в решении форм других зданий Автограда: поликлиник, санатория «Прилесье», учебного центра.
И все-таки максимальная ответственность за лицо города легла на автора проекта центра Автограда. Борис Рубаненко увидел пешеходную эспланаду в Гаване и был впечатлен. По ее образу и подобию был спроектирован Новый Арбат в Москве. Именно так ритмично выстроены высотки и вдоль улицы Революционной, от «Сатурна» до Приморского. Один из жилых комплексов в датской коммуне Гладсаксе, запечатленный в первом клипе «Дип Перпл», тоже напоминает перспективу главного променада Автограда. И там считается достопримечательностью. А мы тут –  «коробки»! 
Здание ДКИТ лектор охарактеризовал понятием «брутализм», подразумевающим использование доордерных архитектурных форм, таких, как зиккураты Междуречья. Действительно, посмотрите на объем, занимаемый библиотекой – какая-то перевернутая пирамида ацтеков! 
Здание «Руси» проектировал Алексей Образцов – сын знаменитого режиссера-кукольника.
– Сторонник максимальной лаконичности, он был против каких-либо надписей на здании: только бегущая строка. Что бы он сказал, посмотрев сегодня на свое творение?.. 
Объекты культуры, такие, как Дворец пионеров, музыкальная школа № 4 и кинотеатр, нынешний ТЮЗ, проектировал Валерий Магидов. В советское время действовали ЦНИИЭПы, аббревиатура расшифровывается так: центральный научно-исследовательский институт экспериментального проектирования. Каждый такой институт вел свою тему, один проектировал медицинские учреждения, другой – образовательные, третий – культурные. 
У многих архитекторов была поэтому узкая специализация. Но, несмотря на неизбежно разные личные предпочтения авторов, все общественные здания Автограда демонстрируют гармоничное чередование  горизонталей и вертикалей, эта объединяющая тенденция и была заимствована Рубаненко в проекте рожденного в 50-е города Бразилиа.
Не надо только думать, что привычка заимствовать свойственна лишь советским архитекторам. Михаил рассказал:
– Ле Корбюзье гулял в Америке по пляжу и нашел панцирь краба. Вот так появилось решение покрытия капеллы в Роншане. Этот стилевой прием стали тиражировать...
Отголоски этого тиражирования, по мнению тольяттинского архитектора, наблюдаются и в решении нашего дворца спорта «Волгарь».
Ни один объект не остался неизученным и кратко не описанным лектором, причем не только его внешние формы, но и внутренная отделка, витражи, мозаики и даже символика названий.
– Бассейн, спроектированный архитектором Аверинцевым, получил название «Олимп», как бы возвышая простых рабочих людей, для которых он возводился.
Сравнив гостиницу «Вега» с ульяновским «Венцом», по ассоциации Солодилов привел интересный факт о Венеции:
– Считается, чем красивее архитектура города, тем счастливее его жители. Почему же жители Венеции такие недружелюбные?
Возникает вопрос: а жители Автограда дружелюбные? И можно ли тогда оспорить мнение самого Солодилова о прекрасном облике района и признать, что все с любовью описанные им объекты – просто «коробки»? Или все-таки в Венеции другие факторы действуют, например, надоели всем бесчисленные и невоспитанные туристы?!
«Радость труда» – не архитектурный объект, но так же организующий пространство, как, например, танцевальный «пятак» на набережной. Сегодня то и другое  заброшены. А знали ли вы, что автор гибнущей мозаики Юрий Королев был директором Третьяковской галереи? Что были попытки проведения возле стелы фестивалей – спортивного и даже пивного? Запретили. Автором идеи итальянского парка западнее «Волгаря» Солодилов назвал Марко Резидори. Во всяком случае, этот итальянец пытался помочь тольяттинцам переосмыслить среду обитания, затевая кинопоказы под открытым небом возле «Волгаря». Но он из города уехал.
Впрочем, все не так грустно. Приезжают другие. Одни пишут книги, основываясь на архитектуре Тольятти, другие создают фотопроекты. Людей поражает озелененность Автограда:
– Мы зарастаем, как дворцы в Камбодже...
Это при том, что каждое дерево здесь было посажено человеческими руками в голой степи! 
Группа архитекторов-исследователей, которую возглавляет Солодилов, организует не только сбор и анализ информации, но и экскурсии для гостей города. Посещают мозаичное фойе музыкальной школы № 4, железнодорожный вокзал с уносящимися в вихре наклонными стенами, бассейн «Олимп», толкающий своим ровным гулом к медитации. И даже поднимаются на 16 этаж дома, с которого любуются панорамой второго квартала:
– Это как вид на Флоренцию с замка Бельведер...
Вспоминаются строчки Маяковского: «А вы ноктюрн сыграть смогли бы на флейте водосточных труб?!» Наверное, нужно подольше погулять по Автограду и как-то по-новому взглянуть на него глазами влюбленного в авангард архитектора.
А ровно через неделю, 19 апреля, в рамках проекта «Химия слова» нам предстоит встретиться с автором документального фильма «Правила жизни 100-летнего человека» Павлом Полуйчиком. Этот фильм не так давно демонстрировался в ДК «Тольяттиазота». Журналист расскажет о кругосветных экспедициях, удивительных местах и уникальных людях.

Лекцию слушала Надежда БИКУЛОВА

Просмотров : 671
 
Погода в Тольятти
Сегодня
ночь 16...18, ветер 2 м/с
утро 19...21, ветер 2 м/с
Завтра
день 22...24, ветер 3 м/с
вечер 17...19, ветер 2 м/с