Здоровье
Операции на сердце приостановлены

Наши встречи с доктором медицинских наук, руководителем центра сердечно-сосудистой и пластической хирургии больницы №2 имени Баныкина, депутатом городской думы Валерием Рудушем продолжаются. Многих горожан интересует, получил ли центр необходимые материалы для проведения операций на сердце в текущем году?
-- Начнем с не очень хороших новостей, -- говорит Валерий Эдгардович. -- На этот год из областного бюджета по дорогостоящим видам медицинской помощи мы должны получить деньги на 640 операций. Из них 100 -- аортокоронарное шунтирование, 300 -- по стентированию коронарных артерий, порядка 150 операций, связанных с нарушением ритма сердца. Конечно, сосудистые операции, относящиеся к дорогостоящим видам медицинских услуг. Перечень и целевая сумма были известны в декабре, тогда же должены были объявить конкурс по закупке материалов на эти виды медпомощи. Но, к сожалению, до сих пор конкурс не объявлен. Говорят, что произошел сбой в «бумажном движении». В лучшем случае мы получим необходимые расходные материалы к лету. По сути, полгода оснащенный современным оборудованием, имеющий штатных кардиохирургов и не проводит операций.
Люди ждут помощи. Очередь на стентирование у нас порядка 70 человек, столько же стоят на аортокоронарное шунтирование. Какая-то часть больных может и не дождаться операции. Произойдет повторный инфаркт или что-то другое, и человека могут не спасти. Одни уезжают в Самару, но там тоже очередь. По нарушению ритма на операцию стоят 35 человек. Такие больные в большей степени экстренные, им срочно нужно ставить стимулятор. Таких возможностей сейчас нет, больных отправляем в Самару. Подобная ситуация была и в прошлом году. Хотя тогда конкурс был объявлен в январе, и к началу мая мы получили все расходные материалы, начали работать.
-- Валерий Эдгардович, что можно хорошего сказать о ситуации в городе по острому инфаркту?
-- Больные с острым инфарктом поступают каждый день в медучреждения города, им показано лечение в кардиоцентре. Учитывая это, в городском бюджете заложили статью расходов на 5 миллионов рублей для лечения острого инфаркта миакарда. Умирают от него нередко молодые люди, их можно было спасти.
Сегодня наши больные уезжают на операцию в Пензу, Екатеринбург. К счастью, в этих кардиоцентрах идут операции. Все потому, что они имеют статус федеральных, поэтому расходные материалы у них практически не кончаются.
В существующих проблемах виноват федеральный закон под № 94, который требует проведения конкурсов в здравоохранении. Аукционы для медицины не совсем подходят. Наступает момент, когда заканчиваются расходные материалы для экстренных больных, а мы не можем купить даже один катетер, иголку, потому что конкурс прошел и по этой статье расходов докупить мы ничего не можем. Нужен очередной конкурс. Опять все по кругу, а больные в это время ждут. Для медицины нужны другие способы закупки медикаментов и материалов. Закон был направлен на борьбу с коррупцией, но ни для кого не секрет, что конкурс выигрывает та компания, которая должна выиграть. При этом нововведении круг заинтересованных лиц вырос.
Я сейчас составляю письмо с обоснованным предложением о внесении изменений в закон №94, хочу разместить его на сайте президента России.
На текущий момент делаем в основном операции на сосудах, на сердце не можем. Хотя и это относительно: мы можем оперировать по программе добровольного медицинского страхования (ДМС), платно, даже по ОМС (обязательное медицинское страхование). В принципе, для операций аортокоронарного шунтирования в центре имеется небольшой запас расходных материалов. Так как в ОМС этот вид помощи не включен, администрация больницы запрещает нам оперировать больных по данной программе. Хотя пять больных мы прооперировали, и никаких проблем с финансированием, с оплатой со стороны страховой компании нет. Все счета были оплачены, потому что мы не требовали дополнительного финансирования на эти виды медпомощи. Администрация больницы вместо того, чтобы пойти на дополнительное соглашение со страховой компанией, заключить договор, в котором указать, что нам не требуются дополнительные финансы, у нас есть расходные материалы на данные операции, просто запретила нам их проводить.
-- Почему муниципальное медучреждение -- больница №2 имени Баныкина не заинтересована выполнять свое предназначение -- лечить людей?
-- Вот и я хочу это понять. Запретили оперировать по ОМС. Хорошо, говорю. Давайте оперировать по платным услугам. «Да, давайте, но нужно закупать расходные материалы», -- говорят мне. Зачем? Расходные материалы у нас есть, они закуплены вместе с кардиоцентром. Временно нужно перекинуть деньги с одной статьи расходов на другую -- и мы можем оперировать. Кстати, две недели назад у нас были такие пациенты. Оплатили стоимость операции в кассу больницы, мы их подготовили. Оба больных практически полуэкстренные, им было показано хирургическое вмешательство на сердце -- аортокоронарное шунтирование. Но в день операции заместитель главного врача по лечебной работе не выдала нам средство для анестезии и рекомендовала больного, заплатившего за операцию, отправить в Самару. Мотивировала тем, что мы якобы не имеем право оперировать в центре -- нет расходных материалов. Я вновь говорю, что у нас есть необходимые материалы. На операцию был приглашен заведующий отделением из кардиоцентра Самары. Два часа мы обсуждали с замглавврача по лечебной части больницы №2 имени Баныкина Светланой Никоновой, как отправить больного с нашего операционного стола в Самару. Когда позвонили главному кардиохирургу области, он четко объяснил, что больного нельзя перевозить в таком состоянии. Операция -- только на месте. Светлана Никонова не взяла на себя ответственность за жизнь больного, подписала требование на необходимые медикаменты для анестезии. Операция прошла успешно, я ассистировал. Пациент поправился, несмотря на все амбиции и античеловеческие отношения администрации медицинского учреждения. Как может человек руководить лечебным процессом при таком отношении к пациентам?
Второго больного мы были вынуждены выписать из кардиоцентра. Самара забрала его. В областном кардиоцентре у хирургов огромные нагрузки, оперируют в две смены. Удивляются тому, что в Тольятти создан подобный центр, а операции не делаются. Принцип администрации -- запретить делать операции на сердце даже платно. Мы остановились в этом направлении.
У нас достаточно хорошо развивается добровольное медицинское страхование. Почему не выйти с предложением и включить аортокоронарное шунтирование, стентирование в одноименный полис? Я думаю, часть страховых компаний готова оплачивать такие операции. Стентирование обойдется примерно в 60 тысяч рублей, шунтирование -- в 120- 130 тысяч рублей. Это опять на уровне администрации решается. Не запрещать, а искать пути, чтобы отделение работало. Вместо того чтобы урегулировать ситуацию, начмед устроила проверку в отделении: где что лежит, какие больные и так далее. Естественно, никаких нарушений не обнаружили, только измотали нервы врачам и больным. Замечания были в реанимации, оперблоке. Но эти службы не подчиняются отделению сосудистой хирургии. У них свое руководство. Вопрос о передаче в структуру отделения реанимации и оперблока ставили неоднократно. Заведующие и старшие медсестры находятся в другом корпусе. О каком контроле можно говорить в таком случае?
-- Как изменить эту тупиковую, ненормальную ситуацию?
-- Больница подчиняется департаменту здравоохранения города. Поэтому все вопросы решаются на уровне города, на месте. Центр как таковой существует на словах и на вывеске. Фактически это отделение сердечно-сосудистой хирургии. Да, создавался он как центр и должен быть самостоятельной структурой. Тогда появится возможность своевременных закупок оборудования. Сейчас заявки собираются со всех отделений в кучу. Закупается все одним блоком, и часто то, что мы не заказывали, приобретают. К примеру, мы заказали один шовный материал, пришел другой или не в том количестве. В прошлом году практически получили данный материал только на дорогостоящие виды операций. Были периоды, когда мы отказывали очередникам в плановых операциях, так как не было, как говорится, ниток. Постоянные перебои с протезами для сосудов. Центр должен стать самостоятельной структурой.
1 января 2011 года введен новый закон о здравоохранении, который на практике мы никак не ощутили. В нем говорится, что со временем все медучреждения должны перейти в государственное подчинение. Финансироваться они будут полностью за счет средств страховых компаний. Иными словами, в стоимость госпитализации будет заложено все: техническое обслуживание, медикаменты, заработная плата и так далее. Сейчас оплачиваются только лечение, питание и налоги. Если это произойдет, мы будем получать все, что должны. Как на Западе: пролечили человека, счет -- страховой компании. Сегодня так сложилось, что выгодно не делать сложные операции, а лечить дешевыми лекарствами. Центр должен развиваться, спасать людей. Получается, он простаивает, медоборудование выходит из строя, требуется техосмотр.
Противостояние администрации больницы по отношению к кардиоцентру доходит до абсурда. В прошлом году дума утвердила предложение -- выделить дополнительно 3,5 миллиона на содержание центра. Средства выделили и отправили на счет больницы, отдельного счета у нас нет. Результат -- истратили деньги на содержание всей больницы. Договоров на обслуживание, на медтехнику, сантехработы по центру нам не показали, их нет. Опять нерациональное использование средств.
В этом году я вновь вышел с письмом к мэру о выделении 3,5 миллиона рублей на центр. Но главный врач больницы сказал, что ему не нужны миллионы на центр, дайте деньги на всю больницу. В итоге дополнительного финансирования больница вообще не получила. Мэр Анатолий Пушков поддерживает идею самостоятельной структуры городского кардиоцентра. Сейчас завершается разработка бизнес-плана новой структуры. Обидно, такая махина стоит без работы и без обслуживания. Но, несмотря на все это, мы продолжаем лечить, спасать людей. Врач должен заниматься своим делом, а не доставанием, пробиванием материалов. Один хирург сидит, сочиняет техническое задание на свои расходные материалы, реаниматор -- на свои, я сочиняю на свои материалы. При этом в больнице существует огромная служба, которая отвечает за обеспечение медикаментами, оборудованием и так далее. Спрашивают: «Почему вы не используете шовный материал, который закупили?» Я говорю, что и под пистолетом не буду шить этим шовным материалом сердце. Потому что он советского образца и непригоден для этих операций. Больница обязана закупать то, что нужно. Бардак. Трудно работать, когда мешают, не помогают.
-- Весна неминуемо приближается, как дела с пластической хирургией обстоят?
-- Косметические операции как шли, так и идут. Зарабатывая на пластике, мы можем закупать те же шовные материалы и оперировать больных с сосудистыми заболеваниями. Это тоже выход. Мужчины у нас в основном делают реконструкцию носа, часто ломается у них эта часть лица. Женщины по-прежнему, следят за своими глазами, делают блефаропластику. Подтяжка и увеличение молочных желез востребованы как всегда.
Теперь о приятном. Впереди 23 февраля. Я поздравляю всех мужчин нашего города с праздником! Учитывая, что сильный пол больше всего подвержен заболеванию атеросклерозом и сосудистым проявлениям, желаю им здоровья, активного образа жизни. Занимайтесь физкультурой и спортом. Разумеется, «фронтовые» 50 граммов не повредят здоровому мужчине. За вас!

Беседовала Любовь КОЧЕТОВСКИ

Просмотров : 2676
 
Погода в Тольятти
Сегодня
ночь 6...8, ветер 2 м/с
утро 8...10, ветер 3 м/с
Завтра
день 7...9, ветер 3 м/с
вечер 6...8, ветер 2 м/с