Прямая линия
Сергей Андреев: Одни контролеры не спасут природу. Надо менять сознание людей!

«Прямая линия» с министром природопользования, лесного хозяйства и охраны окружающей среды Самарской области Сергеем Андреевым началась, по сути, со вторника, когда мы опубликовали первый анонс. Читатели звонили и просили записать их вопросы. Что мы и делали, сгруппировав и выделив главное, а потом задали их гостю редакции.
Надо отдать должное Сергею Игоревичу, получив министерский портфель, он совсем не изменился. Такой же доброжелательный, откровенный и въедливый. 


-- «Прямая линия»? Жолобов беспокоит, Николай Федорович. Сейчас перед городским сообществом стоит задача восстановить лес. Будут ли приниматься на постоянную работу те, кому это предстоит делать? Если будут, то куда обращаться?
-- На Тимирязева, 19. Это ставропольское управление государственного учреждения «Самаралес». На областном уровне принята специальная программа по восстановлению тольяттинских лесов. Она рассчитана на три года и предполагает привлечение значительной рабочей силы. Изначально были предложения приглашать рабочих из Мордовии и других регионов. Я с уважением отношусь к соседям, но считаю, что мы и своими, тольяттинскими силами справимся.

* * *
-- Владимир Степкин, коренной житель Ставрополя-на-Волге. Прочитал в «Вольном городе», что не будут строить трассу через лесную зону. Но ведь там есть дорога, по которой хотели пустить скоростной трамвай. По ней даже сейчас некоторые водители ездят, я живу рядом, вижу.
Если не будет дорожного сообщения, через два-три года город встанет. Это понимают все здравомыслящие люди. До каких пор при решении важнейших проблем мы будем слушать бабушек? Или тех же зеленых.
-- Владимир, просеку между районами прорубали под какой вид транспорта?
-- Общественный.
-- Под какой именно?
-- Скоростной трамвай.
-- Правильно, под электротранспорт. А вы предлагаете мимо артезианских скважин пустить мощный поток автомобилей. Значительная часть Тольятти, а именно весь Автозаводский район, потребляет воду из Волги. Подземные воды -- наш единственный резервный источник. И источник этот стратегически важный. Совсем скоро питьевая вода будет цениться значительно больше, чем нефть.
-- И какой вы видите выход?
-- В Автозаводском районе необходимо налаживать водоснабжение за счет подземных источников. В свете этой перспективы строительство оживленной автострады вдоль водозабора может стать роковой ошибкой. В Самарской области уже есть печальные примеры, когда целые населенные пункты остались без подземных источников из-за варварского отношения к окружающей среде.
-- Это неубедительный для меня аргумент. Между Комсомольском и Старым городом три дороги, и все они идут мимо скважин. Разве не так?
-- Подождите! Вы говорите о том, что уже есть. Если что-то уже сделано, это еще не доказывает, что сделано хорошо. Согласитесь, питьевые скважины, защищенные лесом, лучше, чем скважины возле дороги. Вы бы что выбрали?
-- Дорогу, потому что без нее почти миллионный город скоро превратится в огромную транспортную пробку.
-- Я тоже за дорогу, но если по ней пустят скоростные трамваи. Ведь не секрет, что 70 процентов выбросов в атмосферу приходится на долю частного автотранспорта.

* * *
-- Роза Ивановна беспокоит. Я звоню по просьбе всех жильцов нашего дома №85. В «Вольном городе» прочли, что не будут строить лесную дорогу, и обрадовались.
-- Перед вами звонил мужчина, он возмущался принятым решением.
-- Значит, он заинтересован в чем-то другом. А мы -- за свежий воздух, чистую воду. Но это точно, что не будут строить?
-- Строительство дороги исключено из генплана.

* * *
-- Лариса Попова из Поволжского. Вы обращали внимание, в каком ужасном состоянии находятся пригородные леса? Никто не следит там за чистотой, порядком. Если милиционеры не хотят этим заниматься, давайте создадим добровольные дружины. Поймали нарушителя, а в наказание пусть поработает в лесу с лопатой, пусть собирает там пластиковый мусор. Наказали нескольких -- рассказали об этом в газетах, по телевидению, глядишь, другим неповадно будет.
-- Практика показывает, что одними запретительными мерами большого эффекта не добьешься. Нужно менять сознание людей, а это процесс долгий. Что касается контроля в лесу, то я за его усиление. Но я против увеличения количества контролеров.
-- Почему?
-- Чем больше проверяющих, тем больше оснований для расцвета коррупции.
-- А я другой пример вспомнила. Однажды Николай Уткин, когда был мэром, рассказал в «Вольном городе» про официальную поездку в Китай. Там он бросил окурок в неположенное место и сразу же был оштрафован на 5 юаней.
-- Мне нравится ваше неравнодушие. Вот были бы все такими…

* * *
-- Игорь Костромицын, Автозаводский район. В лесу Портпоселка неоязычники оборудовали капище, в центре которого большой очаг. Ваше отношение к этому?
-- Необычный вопрос… Лес -- это не частная собственность. Пользоваться им необходимо строго в рамках действующего законодательства. Если кто-то хочет в лесу что-то построить, надо получить соответствующее разрешение. Если будет по-другому, мы рискуем просто потерять наш лес.

* * *
-- Панков беспокоит, Виталий Павлович. Я директор ЗАО «Коттедж», которое на протяжении многих лет занимается переработкой отходов. Обращался в разные инстанции, чтобы узнать, кто и какие отходы производит. Мне всюду отвечали, что не могут дать такую информацию.
-- Давайте уточним, Виталий Павлович. Не могут, потому что не хотят или потому что не имеют данных?
-- По-разному отвечали. Например, Ростехнадзор сообщил, что не ведет кадастровый учет отходов. И ситуация в скором времени вряд ли изменится -- у них нет людей.
Пару лет назад прислали данные по Тольятти примерно на 30 тысяч тонн отходов, но не указали собственников. Кто-то что-то производит, а кто именно -- догадайся сам.
-- С этого года наше министерство начинает вести кадастр отходов.
-- Здорово!
-- Там есть важный нюанс. Организации обязаны сообщать об отходах самостоятельно. Но если по какой-то причине они этого не делают, закон, к сожалению, не предусматривает за это никакого наказания.
-- Вот этого я и боюсь, Сергей Игоревич!
-- Мы работу только начинаем и планируем большую часть информации сделать публичной, задействовав ресурсы Интернета. К настоящему моменту уже 500 предприятий предоставили данные о себе.
-- А когда кадастр может быть составлен?
-- Думаю, к концу года, ведь надо собрать информацию со всей области.
-- Я сравниваю цифры, полученные за 2010 год. Есть данные на 3500 предприятий, а всего в городе 21000 юридических лиц. То есть на учете только каждое седьмое.
Приведу конкретный пример. При ремонте дорог ежегодно в Тольятти образуется 4-6 тонн бордюрного камня, но они по документам не включены в раздел утилизации. В проектно-сметной документации есть только затраты на транспортировку бордюрного камня и на расстояние 15 километров. Все! Поэтому отходы можно увидеть в Тимофеевке, в других местах. Но к нам они не попадают, хотя ЗАО «Коттедж» уже 15 лет занимается переработкой именно таких отходов.
-- Многие считают, что страна у нас большая, земли много, и хлам, мусор можно бросать где угодно. Проблема эта очень острая, давайте пообщаемся отдельно.

* * *

-- Ирина Викторовна из Комсомольского района. Меня интересует ситуация с бывшим химзаводом. Все ли ядовитые отходы оттуда убраны, нейтрализованы? Или «Куйбышевфосфор» так и остался миной замедленного действия для всего города?
-- Территория бывшего «Фосфора» по-прежнему представляет потенциальную угрозу для тольяттинцев. Мы добиваемся включения рекультивации этой территории в специальную федеральную программу.
-- Получится?
– Шансы высоки. Но нужно учитывать, что и средства требуются большие. Речь идет о сумме, превышающей полмиллиарда рублей.
-- Это сделать необходимо. У соседей дочь работала в фирме, расположенной на территории бывшего «Фосфора». Так у нее резко упал гемоглобин крови, пришлось долго лечиться.
-- А до работы на «Фосфоре» у нее были проблемы со здоровьем?
-- В общем-то нет. Как давно на бывшем химзаводе приводилась последняя проверка?
-- Мониторинг там проводится постоянно.

* * *
-- Карпенко, с бульвара Луначарского, Иван Сергеевич. Вы знаете, что на тольяттинских автозаправках бензин отвратительного качества? Это в конечном итоге губит не только машины, но и загрязняет окружающую среду. Я знаю, о чем говорю. Вы можете проверить качество топлива?
-- Иван Сергеевич, вы кем работаете?
-- Я первый год на пенсии, до этого работал ведущим инженером спецавтоцентра. Там постоянно брали топливо для анализов, отрицательных результатов было много.
-- На ваш взгляд, на всех заправках некачественный бензин?
-- Как правило.
-- Надо разбираться, вдруг это проявление недобросовестной конкуренции.
-- А чем занимается Роспотребнадзор? Почему он проверяет организации только раз в три года?
-- Таково действующее законодательство. Можно, конечно, проверять и чаще, но только с разрешения прокуратуры. Вашу информацию по некачественному бензину я передам коллегам в областное министерство промышленности.
-- Как я узнаю об итогах проверки, если она будет?
-- Через «Вольный город».
-- Хорошая газета, я ее выписываю.
-- Полностью с вами согласен.

* * *
-- Герасимов звонит, Евгений Иванович. Я ветеран ВАЗа, пасечник, иногда пишу для «Вольного города».
-- Я с интересом сегодня прочитал ваш материал о моторном масле, которое почему-то свернулось.
-- Уверен, оно было некачественным, но это предстоит доказать. Я хочу поговорить о другом. У вас пять минут есть?
-- Конечно, слушаю вас.
-- Сто лет назад коммерсанты считали за счастье получить разрешение (теперь лицензию) на строительство мельницы на любой из речушек Самарской губернии. Сегодня нет ни одной мельницы, да они и не нужны -- убыточны.
Но существует серьезная проблема регулирования стока малых рек. Что это дает?
Во-первых, дешевую электроэнергию на каждой мини-ГЭС. Для примера возьмем Норвегию, где почти на 100 процентов все отапливается электричеством от ГЭС, построенных буквально на ручьях. Эти автоматические гидроэлектростанции включаются с единого диспетчерского пункта, расположенного возле Осло. Моя родная дочь была на этом пункте.
Во-вторых, пруды при плотинах на малых реках не зальют ни одного гектара пашни или пастбища, потому что поднимут уровень воды в пределах береговых обрывов. В-третьих, пусть немного, но поднимется уровень грунтовых вод. Это важно в условиях засухи.
В-четвертых, в малых реках появятся рыба, раки. В-пятых, строительство плотин и мини-ГЭС при них на наших речках (Сок, Сургут, Кондурча, Тарханка, Кинель, Самарка) финансово под силу даже предпринимателям средней руки.
И последнее. Президент США Рузвельт главным делом своей жизни считал реализацию проекта регулирования стока Теннеси, далеко не самой большой реки Америки.
-- Чувствуется, вы опытный человек, Евгений Иванович. Ваше предложение необычное, но интересное. Малые реки губернии действительно нуждаются во внимании. Для начала необходимо провести их чистку, хотя на это требуются большие средства. Мы занимаемся этой проблемой, но из-за нехватки финансирования результат оставляет желать лучшего.
Можно поступить следующим образом: взять речку, расчистить ее, поставить мини-ГЭС с плотиной. Как эксперимент. Вы, Евгений Иванович, возьметесь его осуществить?
-- Для такого проекта я слишком стар.
-- Может, у вас есть знакомый предприниматель, готовый обеспечить этот бизнес-проект? Я готов с ним встретиться и обсудить детали.
-- Думаю, потребуется 2-7 миллионов рублей. Более точную цифру назвать не могу. А вообще, приезжайте летом ко мне на пасеку, она считается одной из лучших в области. И главного редактора я приглашаю. Вместе и приезжайте.
-- Спасибо за приглашение, постараемся приехать в один из выходных.

* * *
-- Теперь вопросы от «Вольного города». Хорошо? Правда ли, что ваше министерство будет скоро переименовано?
-- Да. Сейчас у нас министерство природопользования, лесного хозяйства и охраны окружающей среды, а будет -- лесного хозяйства, охраны окружающей среды и природопользования.
-- Это ваша инициатива как нового министра? Или от перестановки слагаемых может измениться сумма?
-- Это делается для того, чтобы не увеличивать количество чиновников и одновременно выполнить требования федеральных властей. Поясню.
Федерация передала нам свои полномочия в сфере лесных отношений, в том числе финансовые. При этом она настаивает, чтобы в регионе был отдельный орган, занимающийся лесом. Поскольку наша губерния не такая лесистая, как Иркутская или Архангельская области, а федеральное законодательство допускает смежные функции, мы решили не создавать отдельный департамент лесного хозяйства.
-- Вы решили немного переименовать министерство?
-- Правильно. Реорганизация закончится в марте-апреле, и количество чиновников будет сокращено почти вдвое.
-- Кого из тольяттинцев ты лично пригласил на работу в министерство?
-- Александра Долгополова, он теперь мой консультант.
-- Наши читатели интересуются: чем лесопарки отличаются от городских лесов?
-- Лесопарк -- то, что находится на территории города. Городские леса имеют статус лесопарков. К их содержанию предъявляются жесткие ограничения, нельзя даже прокладывать линии электропередачи.
-- Кто на уровне города должен заниматься лесопарками? Какое ведомство?
-- Это должна определить мэрия.
-- С каждым годом все больше участков пляжей и просто подходов к водоемам огораживается. Федеральную или муниципальную землю превращают, по сути, в частную. Это законно?Или все-таки должна быть узкая полоска, скажем, шириной 2-3 метра, возле самой воды, где сможет пройти любой?
-- В соответствии с Водным кодексом каждый гражданин вправе иметь доступ к водным объектам общего пользования. На крупных объектах, таких как Куйбышевское водохранилище, береговая полоса, доступная для любого гражданина, должна быть не менее 20 метров. Контроль над соблюдением этих норм находится в компетенции федеральных органов. Мы имеем возможность лишь реагировать на конкретные обращения граждан, направляя министерские запросы в соответствующие органы.
-- Еще проблема, которая беспокоит наших читателей. Как реально утилизировать энергосберегающие лампочки и другие приборы, содержащие ртуть? Где находятся пункты утилизации? Надо ли платить за услуги? Не проще ли махнуть рукой и выбросить на улице в мусорный контейнер?
-- В Москве такие приборы от населения бесплатно принимают ЖЭКи. Им бюджет все оплачивает. По сути, надо сделать так: где лампочку покупаешь, там ее и сдаешь.
Есть идея, уже, кстати, реализованная в других регионах, организовать сбор металлических банок из-под напитков на больших праздниках, таких как «Рок над Волгой». Скажем, банка газировки стоит 20 рублей, а ее продают за 30.
-- 10 рублей -- это стоимость металла?
– Да, но по сути ты не переплачиваешь за товар, так как тут же можешь обменять пустую банку на 10 рублей или другой напиток в любой торговой точке, обслуживающей праздник. Вряд ли после этого тару станут бросать где попало.
-- Понятно. Теперь серия политических вопросов, которые читатели задавали в течение всей недели. При назначении министром от тебя потребовали вступить в партию «Единая Россия»?
-- Никаких политических условий при моем назначении не выдвигалось.
-- Останешься ли ты руководителем «Декабря»?
-- Остаюсь и надеюсь, что мои коллеги по общественному движению будут и дальше вместе со мной работать на благо родного города.
«Декабрь» в Тольятти -- серьезная общественная сила. Показателем этой серьезности являются результаты последних выборов, когда за «Декабрь» проголосовал каждый четвертый избиратель.
Кроме того, «Декабрь» -- это не оппозиция ради оппозиции. При наличии иной точки зрения у нас не просто критика, а аргументированные предложения. Это как раз то, в чем сейчас нуждается наше общество.
-- Какие сейчас взаимоотношения с мэрией?
-- По некоторым вопросам мне не всегда понятна позиция, но в целом -- рабочие.
-- В будущем мэра станут избирать или назначать?
-- Действующий устав города предусматривает, что тольяттинцы будут избирать мэра в марте 2012 года.


«Прямую линию» провел
Сергей РУСОВ

Просмотров : 1595
 
Погода в Тольятти
Сегодня
ночь 6...8, ветер 2 м/с
утро 9...11, ветер 4 м/с
Завтра
день 11...13, ветер 6 м/с
вечер 11...13, ветер 3 м/с