Персоны
НЕ ПРЯТАТЬСЯ ЗА ПСЕВДОНИМОМ


 Позвонил мне на днях из Самары один знакомый, долгие годы обитающий в относительно тихой академической заводи.
 - Был в Тольятти у друзей проездом. Своеобразный у вас городок. Пока сидели за столом, из зомбоящика нас поздравил с Новым годом руководитель местного Спецкомбината. Я аж протрезвел. Это у вас юмор такой своеобычный? К чему бы это?
- Не знаю. Да просто поздравить хотел, наверное. Хотя, согласись, и о вечном забывать не стоит. Особенно в трудные времена.
 - Брось ты! Ваша братия так напишет и снимет, что о трудных временах никто и не узнает. Точнее, никто их и не заметит. Как, помнишь, в старом анекдоте про Наполеона, который сетовал, что если бы у него была такая газета, как наша «Правда», никто бы и не узнал о Ватерлоо. Да вам вон уже и теоретическое обоснование подкинули для позитивного восприятия и отражения. Кризис-то, оказывается, вовсе и не беда, не напасть какая-то, а дарованный нам провидением уникальный шанс очиститься от всяческой скверны и рвануть вперед. Уж вы-то, небось, на конкретных примерах и докажете…


От журналиста к журналюге

 В ноябре минувшего года как-то совсем незаметно, без всенародного ликования, в очень узких кругах отметили 90-летие основания Союза журналистов России.
 В связи с этим юбилеем секретарь Союза Михаил Федотов изложил свое видение целей и задач, стоящих на данном этапе перед возглавляемой им организацией. «Сейчас главной задачей, которую мы перед собой ставим, можно сказать, наш главный лозунг на ближайшие годы - вернуть доверие  аудитории к журналистике, - сказал он в интервью РИА Новости. - И мы сейчас ищем ту форму доверия, которая могла бы быть реализована на практике».
 По мнению Федотова, чтобы повысить авторитет журналистов, необходимо работать сразу в нескольких направлениях: совершенствование законодательства в области средств массовой информации, этические и социальные аспекты деятельности журналистов, повышение их квалификации. Кроме того, в соответствии со своим уставом Союз намерен и в дальнейшем защищать права и свободы журналистов, их экономические, профессиональные, творческие интересы, честь и достоинство, содействовать утверждению и реализации свободы массовой информации, поддерживать плюрализм и независимость средств массовой информации.
 Рассуждать о том, что из этих целей и задач можно реализовать в нынешней России, а что нельзя, занятие пустое, бессмысленное. Главное, руководитель творческого Союза признал уже давно очевидный факт -- недоверие значительной части общества к журналистам и их творческим поделкам. О желтизне, продажности, ангажированности, рептильности, экономической зависимости и прочих причинах превращения журналистов в журналюг  в восприятии многих людей написано и сказано более чем достаточно. Из перестроечного и постперестроечного кумира и героя публики журналист в глазах оной превратился в нечто, оказывающее информационные услуги. Подобно всем остальным работникам сервиса. В самом широком и не всегда лицеприятном смысле этого слова. Конечно, это не совсем справедливо по отношению ко многим журналистам и изданиям. И, тем не менее, это так.
 Изменившееся отношение к журналистам лет десять назад в интервью журналу «Профиль» афористично и не без черного юмора выразил Владимир Жириновский: «Я люблю таких журналистов, как Джон Рид: сделал репортаж - умер - похоронили».


Публицистическая подкладка

 Новые, прежде всего информационные, технологии оказали существенное и в чем-то даже революционное воздействие на журналистскую работу. Но есть определенные ее стороны, на которые никакие технологии повлиять не могут. Или в очень незначительной степени. Интересно читателю (слушателю, зрителю) или нет? Почему интересно? Почему неинтересно? Эти вопросы не снимаются никакими технологиями. Если, конечно, не рассматривать свою аудиторию как тупое быдло, просто как объект соответствующих манипуляций.
 У Михаила Салтыкова-Щедрина в «Мелочах жизни» есть небольшая новелла «Газетчик», содержание которой убеждает в том, что в журналистике действительно есть нечто, не подверженное времени и технологиям. В ней же отражено и своеобразие российской журналистики, от которой нам вряд ли когда-нибудь удастся избавиться. Если и впрямь российская ментальность и российская цивилизация вообще настолько уникальны, что оправдывают тот пафос, с которым у нас принято о них говорить. Если мы этим на самом деле дорожим и желаем сохранить.
 Много лет назад в разговоре со своим редактором я упомянул об этой новелле. Он, человек, несомненно, начитанный, почти рафинированной культуры, пожелал восполнить досадный пробел и попросил дать ему эту книгу. Надобно сказать, что в своих книжках я иногда для себя самого что-то подчеркиваю, отмечаю. Так вот, возвращая мне книгу, мой бывший редактор не без легкой обиды спросил: «Ты специально для меня подчеркивал?» Конечно нет. Когда подчеркивал, тогда и думать-то не думал, что мне самому доведется работать в прессе. Но ведь что-то знакомое для себя он обнаружил. Точнее, что-то от себя самого. Полагаю, что многие журналисты и редакторы обнаружат то же самое, что и мой многомудрый наставник.
 Надеюсь, читатель меня извинит за несколько пространное цитирование. Однако это необходимо, ибо перелагать слова проницательного, мрачноватого, ядовитого классика - занятие исключительно дебильное. Предоставим слово ему самому: «…Газеты, лишенные публицистической подкладки, подразделяются, по своему характеру, на ликующие и трепещущие. Содержание для первых представляют веселая диффамация и всех сортов балагурство (иногда, впрочем, заменяемые благонамеренным бешенством); содержанием для последних служит агонизирующая тоска, ввиду завтрашнего дня, и ежедневная разработка шкурного вопроса. …Ежели умственные и политические интересы не возбуждают внимания общества, то и журналистика неизбежно принимает соответствующий низменный характер».
 Собственно публицистическая подкладка, или, выражаясь современным языком, сопровождение фактов, информации оценочными суждениями, мнениями -- это и есть отличительная особенность российской журналистики в том виде, в каком она сложилась еще в позапрошлом столетии. Кто-то может считать это ее родовой травмой. Кто-то, напротив, ее несомненным достоинством.
 Всего один пример. В широко известной до революции 1917 года и, казалось бы, сугубо деловой газете «Биржевые Ведомости» печатался знаменитый философ Николай Бердяев. Стал бы он пресные информашки писать! Судите сами. Вот заголовки только некоторых статей:  «О вечно бабьем в русской душе», «Война и кризис интеллигентского сознания», «Задачи творческой исторической мысли», «Об отвлеченном и абсолютном в политике», «Слова и реальности в общественной жизни».
 В постперестроечные годы у нас, в том числе и на местном уровне, неоднократно предпринимались попытки создать чисто информационные, насколько это вообще возможно, объективистские по своему духу издания. (О телевидении не говорю. Там упрощение, опреснение, «дистилляция» содержания неизбежны. Если, конечно, не стремиться сознательно делать занудные передачи.) Однако больших успехов на этой ниве достигнуто не было. На мой взгляд, даже «Коммерсантъ» стал со временем учитывать российскую специфику и таки обзавелся какой-никакой публицистической подкладкой. Правда, как на столичном, так и на местном уровнях продолжают декларировать свою ориентацию на чисто информационную, объективистскую журналистику факта. В медиа-сообществе это продолжает оставаться хорошим тоном.
 Мне, обремененному вполне приличным образованием и уже довольно разнообразным опытом, вполне по силам самому делать выводы на основе просто факта, на основе полностью «обезжиренной» информации. И, тем не менее, мне такая журналистика неинтересна. Возможно, потому что воспитан в контексте именно российской культуры, хотя смолоду был подбит и западным ветерком. Что же касается содержательной и разнообразной журналистики с публицистической подкладкой, то она нашла себе место в интернет-изданиях.


Откуда растут ослиные уши?

 Основателем не только «партийной печати», но, как это ни парадоксально прозвучит, и журналистики факта можно в определенном смысле считать Владимира  Ленина. Заметим попутно, что партийность и журналистика факта вполне совместимы. По крайней мере, в некоторых исторических ситуациях и обстоятельствах.
 «Поменьше политики. Политика «прояснена» полностью… - писал Ленин в газете «Правда» 20 сентября 1918 года, - побольше экономики. Но экономики не в смысле «общих» рассуждений, ученых обзоров, интеллигентских планов и т. п. дребедени… Нет, экономика нужна нам в смысле собирания, тщательной проверки и изучения фактов действительного строительства новой жизни».
 В нашем нынешнем медийном, информационном пространстве любой по своему вкусу может найти примеры того, насколько истово многие СМИ выискивают ростки новой жизни. Более того, алкают непременно найти уже созревшие ее плоды. Как позитивно преображается на страницах газет и на телеэкранах наша еще во многом, мягко говоря, неустроенная жизнь. Можно подумать, что так называемые простые люди не видят, или хотя бы не ощущают, разрыва между реальностью и создаваемой журналистами картиной окружающего мира, окружающей действительности. Убедите их, что журналистов следует за это уважать, что им следует доверять. Кстати, и разоблачения, «разгребание грязи» тоже давно уже не находят широкого отклика в массах, ведь за ними ничего, как правило, не следует, результатов в лучшем случае чуть больше нуля.
 И вот сидит наш законопослушный обыватель и что-нибудь читает или смотрит о деяниях какого-нибудь административного или бизнес-подвижника, и закрадывается ему мысль: а не этот ли деятель, помимо всего прочего, научил всех пользоваться унитазом и туалетной бумагой? Потом информационная патока стекает, он немного успокаивается, и к нему возвращается умеренный оптимизм: и это пройдет…


Как вернуть доверие

 В целом вернуть его, а заодно и некоторое уважение можно, только решив задачи и достигнув целей, начертанных в уставе Союза журналистов России (см. выше). А сделать сие представится возможность только тогда, когда все это, в свою очередь, будет востребовано обществом при, скажем так, благосклонном попустительстве нашего государства. Скорее всего, очень постепенно и очень нескоро.
 А пока каждый должен сам думать о своей репутации, о доверии тех, для кого ты вроде бы и работаешь. Хочешь, чтобы тебе доверяли? Попробуй не писать гадости о других, даже если за это очень хорошо платят. Если ты готовишь материал, способный задеть кого-то лично или затронуть нечто существенно важное, значимое для многих людей, попробуй не прятаться за псевдонимом. Боишься? Не пиши вообще. Ну а если очень хочется денег, то изволь не рассчитывать на доверие и уважение читателей, и уж тем более тех, кто тебе эти деньги платит. Холуев, даже с золотым пером, не любят. Ими пользуются. Примерно так…


        Игорь  ЕЛИЗАРОВ,
кандидат исторических наук,
специально для «Вольного города»
 

Просмотров : 2637
 
Погода в Тольятти
Сегодня
ночь 14...16, ветер 2 м/с
утро 21...23, ветер 2 м/с
Завтра
день 23...25, ветер 2 м/с
вечер 18...20, ветер 0 м/с