Истоки
(16+) Есть такая профессия – освещать жизнь
Известный немецкий философ Артур Шопенгауэр называл газеты секундными стрелками истории. Ну и далее,  продолжая эту аналогию, знаменитый немец считал  журналистов писателями, контуженными этой самой секундной стрелкой. По-моему, очень точно.
Правда, хотелось бы добавить, что профессия дает возможность непрерывно познавать новое и знакомиться с самыми интересными людьми современности. Но тут кому как повезет. Мне, к примеру, посчастливилось разговаривать с обладателями довольно известных фамилий.


Его любили – «по-русски»

Какое-то время я жила в столице Узбекистана и работала заведующей отделом промышленности и транспорта областной газеты, называемой по советским правилам, – «Ташкентская правда».
На одной из планерок наш тогдашний редактор Ало Ходжаев представил журналистам нового сотрудника редакции. Признаюсь, мы слегка опешили. Со стула поднялся невысокого роста седовласый мужчина.
– Прошу любить и жаловать – Мунид Закиров, – с некоторым акцентом произнес редактор.
Знакомое лицо. Мы переглянулись.
– Да, да. Вы не ошиблись. Режиссер фильма «Хорошо сидим» и многих других, – видя наше недоумение, с улыбкой продолжил Ходжаев.
О непосредственном участии нового сотрудника в газетной коловерти шеф умолчал. Наверное, это для нашего редактора было не столь важно.
Журналистской деятельностью Мунид и вправду не был сильно загружен. Зато благодаря его знакомствам и, не побоюсь этого слова, популярности наша газета имела интервью с самыми престижными на тот момент особами, посещавшими узбекскую столицу.
К сюрпризам московского режиссера мы успели попривыкнуть. Мунид Закиров имел привычку частенько приводить в кабинет своих друзей и приятелей по творческому цеху. Кажется, за то время, что Закиров работал в редакции, мы близко познакомились со всеми артистами кино, театра, поэтами и писателями Узбекистана. Нынешний гость был не местным.
– Людочка, познакомься – Женя Матвеев, – широко улыбаясь, Мунид подвел к моему столу солидного мужчину. 
– Женя? Какой Женя? Это же известный артист Евгений Матвеев, – от неожиданности и удивления я потеряла дар речи.
Робко протянула руку. Матвеев галантно ее поцеловал. А Мунид тут же увлек артиста в другую сторону. Показывал ему свой рабочий стол, без умолку говорил об Узбекистане. А я все еще не могла оправиться от оцепенения. Позже выяснилось, что это совсем не чудо. Все оказалось более прозаично, чем могло показаться поначалу.
В тот год в Ташкенте проходил XII Международный кинофестиваль «Золотая арча». Народный артист страны Евгений Матвеев стал его лауреатом. Для получения приза за лучшую мужскую роль в нашумевшем тогда фильме «Любить по-русски - 2» он и прилетел в Узбекистан. Наш редактор, знавший Матвеева по прежней работе, пригласил его на встречу с коллективом редакции. А с Мунидом они просто столкнулись в коридоре дома печати. Естественно, оба были рады случайной встрече, поскольку близко знакомы и даже вместе работали над каким-то фильмом.
Позже, действительно, состоялась встреча. Журналисты за чашкой чая долго сидели в кабинете редактора. Евгений Семенович был крайне озадачен поиском средств для продолжения фильма – «Любить по-русски – 3». Он его и снял в 1999 году. В 2003-м этого великого режиссера, актера и по-настоящему хорошего человека не стало. Я горда тем, что хотя бы совсем немного, но была с ним знакома.

Необычное интервью

Есть артисты, которых в равной степени знает и любит не только старшее поколение, но и молодежь, что и в глаза-то этих кумиров не видела. Они ушли молодыми и как бы навсегда остались ровесниками молодежи разных лет. Возможно, это произошло потому, что актеры сыграли или снялись в нестареющих и по-настоящему классических произведениях. Кто, скажите вы мне, возьмет на себя смелость, например, утверждать, что нынче не формат фильмы «Семнадцать мгновений весны» или «Место встречи изменить нельзя»? Разве у кого-то повернется язык назвать стариками Высоцкого или Миронова?! А ведь сегодня им было бы далеко «за».
Нам, безусловно, повезло больше. Мы могли наслаждаться не только фильмами на экране, но и смотреть игру актеров «живьем» – на  концертах или на подмостках театров. И я видела одного из них – легенду кино и театра – буквально на расстоянии вытянутой руки. Правда, не в лучший период его жизни.
В 70-е годы имя Андрея Миронова было широко известно. Искрометные и яркие роли следовали одна за другой. Народ не только обсуждал его великолепную игру, но и напевал песни в исполнении любимого артиста из «Небесных ласточек», «Соломенной шляпки» и  особенно – из «Бриллиантовой руки». Театралы хорошо знают и драматические роли Андрея Миронова. Всю свою сознательную жизнь, как принято говорить в артистической среде, Миронов прослужил в Московском театре сатиры. С ним он и приехал в тот год в наш город.
Билетов, естественно, не достать. Тем более что ожидались и другие приятные встречи. Мало кто из молодых людей сегодня знает, что известный ныне, правда, только по рассказам родителей, телевизионный «Кабачок «13 стульев» почти полностью делался артистами этого театра. За долгие годы существования созданного на польский манер телекафе его посетители – паны и пани – просто стали членами всех советских семей.
Как мне удалось достать билет на один из спектаклей театра, лучше нынче не вспоминать. Да только попасть, увы, не удалось. По городу разнеслась печальные вести: «Миронов-то заболел», «Слышали, артист в тяжелом состоянии», «Да, говорят, совсем плох!» Я тоже расстроилась.
– Не только спектакль посмотреть хотелось бы, но, если повезет, и интервью взять, – с досадой поделилась я с подругой.
– Да он у нас лежит. Не при смерти, конечно, но положение серьезное, – ошарашила меня приятельница.
Лариса работала заведующей клинической лабораторией в одной из городских больниц.
– Ну, ты даешь! А еще подругой называешься. Можно ведь встречу устроить? – воспрянула я духом.
– Вот как с журналисткой – даже и не мечтай. Лариса Голубкина приехала, прессу близко не подпускает. Я тебе говорю: положение серьезное, – строго ответила моя Лариса.
Однако от меня так просто не отделаешься. Кумекали так и эдак. Выход нашелся. Почти каждый день по своей должностной обязанности Лариса должна была делать анализы. Частенько она брала с собой для забора материала у больного свою лаборантку. Так вот, эту роль она уготовила как раз мне. Благо меня в клинике знали и пускали запросто. В надетом поверх моего костюма белом халате,  в руке – чемоданчик с пробирками, вместе с подругой я проникла в палату к Андрею Миронову. Тогда-то охраны и у таких знаменитых людей не было.
Знаете, при близком рассмотрении Андрей Миронов оказался совсем иным, чем на экране. Бледное лицо с многочисленными оспинками. Видимо, в молодости страдал от юношеских угрей. Светлые глаза и волосы, почти белесые брови и ресницы. И вообще, артист выглядел каким-то серым и даже унылым. Видно, сказывалась серьезная болезнь. Но когда я задала ему несвойственные лаборантке вопросы, Андрей Александрович оживился.
– Ну, молодец! Смотри, прямо роль с переодеванием. До чего только журналисты ради интервью не додумаются! За вашу изобретательность отвечу на несколько вопросов.
Я заторопилась. Ответить артист успел всего на пару,  поскольку подружка шепнула, что Лариса Голубкина в больнице. Пусть и так! Мне и этих впечатлений хватило на целую статью.
Андрей Миронов пролежал у нас еще две недели. Потом его перевезли в Москву. Слышала, он оправился от болезни и даже вновь начал играть. Однако приступ на тех гастролях в Узбекистане, видимо, послужил серьезным звоночком его трагического финала. Если помните, второй приступ случился тоже на гастролях, только в Риге.

Людмила ГОРБУНОВА,
специально для «Вольного города»

Полностью материал читайте в печатном варианте «Вольного города»

1 (1078) 15.01.16
Просмотров : 708
 
Погода в Тольятти
Сегодня
ночь 10...12, ветер 2 м/с
утро 17...19, ветер 3 м/с
Завтра
день 21...23, ветер 2 м/с
вечер 16...18, ветер 3 м/с