Истоки
На раскоп! -- любимая команда археолога

День археолога будем праздновать в эту субботу, 15 августа. Оказалось, что найти хотя бы одного из них, поздравить не так-то просто. А есть ли они, живы ли в период кризиса?
-- Все уважающие себя археологи сейчас далеко в поле! -- подсказал мне знающий человек.
Только благодаря научно-техническому прогрессу в виде сотовых телефонов мне удалось вызвонить археолога с шестнадцатилетним стажем Леонида Вязова. Его пригласили из Самары преподавать этот предмет у нас в ТГУ, а в данный момент Леонид Александрович вместе со студентами и коллегами, конечно же, находился в поле. Недалеко от села Большая Рязань группа ведет раскопки селища середины первого тысячелетия, взглянуть на которые пригласили и нас.
-- Леонид Александрович,  пока все соответствует типичному образу археолога -- вы в очках, с бородой, -- говорила я, пока мы шли до лагеря. -- А вот нотбук и сотовый -- это что-то новое.
-- Мы, археологи, идем в ногу со временем.
-- Хорошо сказано. Все же какие вы?
-- На классических ученых не похожи: не сидим в кабинетах за книгами и не туристы -- те ходят, а мы на одном месте копаемся. Археолог -- это что-то особое, он изучает жизнь такой, какой она была. Палеонтологи, геологи -- наши ближайшие родственники.
 -- Не верится, что здесь, на самом обыкновенном берегу Волги, можно раскопать что-то интересное.
-- Что вы!  В Самарской области очень много памятников (так называют археологи места, хранящие информацию о прошлом. -- Прим. авт.). Слева отсюда находятся три селища середины первого тысячелетия, открытые в 2007 году, справа -- огромное селище эпохи Золотой Орды.
-- И как их нашли?
-- По артефактам, замеченным невооруженным глазом. В обрывах, дорожных колеях, обнажениях пород, при пахоте земли людям встречаются предметы из прошлого: обломки сосудов, посуды, орудий труда, кости животных. О находках сообщают, а мы проверяем, есть ли что интересное. Вот, например, кусочек обожженной глины, -- Вязов поднял с земли обычный, на мой взгляд, камешек. -- На самом деле это стеночка сосуда. А вот черный металлический шлак -- продукт кузнечного производства (в руках археолога оказался еще один камень, для меня неотличимый от первого).  Значит, здесь жили люди, и не просто жили, а занимались кузнечным делом. Вот так и делаются открытия.
Тем временем показался лагерь -- целый палаточный городок. Почти все участники экспедиции были на месте и напоминали обычных туристов. Дело в том, что как раз  был перерыв. У археологов он длинный -- с часа до пяти, когда самая жара и копать невозможно. Зато в остальное время ребята работают, не покладая лопат. Причем девушки наравне с парнями. Как оказалось, в работе археолога важны не физическая сила, а наблюдательность и аналитика. Земля снимается буквально по сантиметру, слой за слоем, все тщательно просматривается. Находки сразу же подписываются -- где и когда найдены, потом моются и, если возможно, склеиваются -- это большая удача.
По расположению и характеру почвы археологи могут сделать вывод о том, что было на этом месте тысячи лет назад. Например, на глубине в полметра, когда уже давно идет глина, вдруг встречается темное пятно земли. Как она сюда попала? Без сомнения, это след деятельности человека.
-- Леонид Александрович, и кто тут жил?
-- Это уникальный памятник оседлого населения. В те времена эти места населяли преимущественно кочевники, оставившие после себя только могилы-курганы. А тут селище! Жители занимались почти одним скотоводством (большой процент найденного --  кости), сами изготавливали посуду -- вручную и на гончарном круге (есть осколки погрубее и потоньше). Кстати, обнаруженные фрагменты посуды  аналогичны только с находками на Дону. Можно предположить культурные связи между населением. Но это уже пошли тонкости, больше понятные ученым.
А вот специалисты из областного историко-краеведческого музея имени Алабина, копающие относительно недалеко от нас, сделали любопытную находку. Они изучают кладбище и в одном месте обнаружили захороненных в два-три слоя, всего человек пятьдесят. Это были только мужчины и грудные дети. Наверняка, произошла какая-то внештатная ситуация, например  нападение. Женщин и подростков завоеватели увели в плен, а мужчин убили, чтобы те не восставали. Малыши бы не выдержали дороги, поэтому их уничтожили «за ненадобностью». Детская смертность вообще в то время была очень высокой.
-- Жестоко. А где находится это кладбище?
-- Я бы просил не называть место расположения раскопок из-за черных археологов. Это люди, ради наживы или собственного удовольствия грабящие памятники. Без всякой методики, с помощью металлоискателей они находят и забирают ценные, с их точки зрения, предметы. С участка, где работают алабинцы, они унесли около 1000 предметов и этим похвалялись в Интернете. Награбленное повесили дома на стенку или продали -- в любом случае, наука навсегда лишилась этих находок, так как без информации, где и когда найдена вещь, ее ценность теряется.
-- А как-нибудь бороться с этим можно?
-- Только если застать с поличным при разграблении, и то трудно доказать. Прикинется такой дурачком, скажет, а я не знал, что памятник, так, земельку копаю. Законодательство  дает мало возможностей для борьбы. А между тем добросовестный археолог может быть очень легко лишен разрешения на раскопки, получить которое очень непросто. О каждой экспедиции мы шлем отчеты в московский институт археологии, где их изучают, в том числе на соответствие научной методике раскопок. Если выявят нарушение --  накажут. Со следующего лета разрешения на раскопки выдавать будет уже не институт, а Росохранкультуры. Если раньше весь процесс был связан с учеными, теперь подключатся чиновники. Ничего хорошего от такого новшества я не жду.
-- Коль зашла речь о грустном, кризис на вас как повлиял?
-- Государство бросило поддерживать археологию уже давно, поэтому к финансовым проблемам мы приучены. Единственное, раньше было больше хозрасчетных работ. Это когда наши услуги нужны фирмам, на территории которых расположены памятники. Прежде чем начать какие-либо работы на таких землях, нужно удостовериться, что не пострадает культурно-историческое наследие. Мы проводим раскопки и выясняем, насколько можно тревожить данный участок. Сейчас строительство сократилось, и у нас заказов нет. Вот эта экспедиция, например, полностью на добровольных началах.
-- Работаете за идею, впрочем, как врачи, учителя и многие другие.
-- Ну, да. Но ведь это какой восторг -- держать в руках вещь, которой пользовался человек тысячи лет назад!
Тут раздалось зычное «На раскоп!» -- и все дружно сорвались с мест.
-- Вы спросите ребят, зачем им это, -- посоветовал Леонид Александрович.
-- Почему вы, хрупкая девушка, маетесь здесь с лопатой в руках, когда можно спокойно возлежать на море? -- последовала я совету.
-- Только там и пожалела, что на две недели оторвалась от раскопок. Мы весь год ждем открытия сезона, когда можно в поле, и работаем до самых морозов. Здесь же особая атмосфера... Коллектив... Ну, не передать словами.
Мне кажется, я понимаю, о чем говорила будущий археолог: тебя окружают умные люди, с которыми объединяет общее интересное дело, даже обычный разговор выдает знания, а потому приятен. Здесь нет бутылок из-под спиртного и пьяных -- здесь ценят чистоту.
-- А я знаю несколько версий, почему День археолога отмечается именно 15 августа, но отчетливо помню одну, --  заявил аспирант Никита.
-- Ну и?
-- В 37-м году (начало сталинских репрессий) в археологии подвизалось много лиц с дворянским прошлым. Среди них было решено провести чистки. Какой-то добрый малый разослал сообщение, что за ними придут 15 августа. Когда в этот день «черные воронки» проехались по интересующим адресам, все археологи оказались в поле, и никого не арестовали.
-- Байка! -- сделал вывод кто-то из группы.
-- Скорее всего. А может, так оно и было? Еще могу рассказать про могилу горбатого мальчика. Недалеко отсюда нашли курган, который венчал довольно большой камень в виде головы животного, больше всего похожего на кошку, но не факт. Когда его раскопали, обнаружили скелет двенадцатилетнего подростка (так определили антропологи) с большим горбом. Эта находка перекликается с преданиями Восточной Сибири о горбатых мальчиках-предсказателях. А в соседнем кургане нашли скелет длиной 2 метра 10 сантиметров с африканским черепом!
-- Это с чьими легендами перекликается?
-- А еще говорят, что когда при раскопках доходишь до основного погребения (это шаман или вождь, ради которого и насыпался курган), обязательно начинается сильный дождь с грозой.
-- Это правда?
-- (Улыбается) Иногда. А вы знаете, что находят много захоронений, в которых мертвые изрублены, а их части аккуратно сложены стопочками? Это связано с боязнью трупов. Примерно через год после похорон их откапывали, а останки разрезали, чтоб мертвый не мог выйти. Часто могилы заваливали камнями, а скелет одной женщины нашли припертым к полу осиновой палкой. Это перекликается с румынскими легендами о вампирах, по-нашему -- упырях...
-- Леонид Александрович, а у вас есть мечта  отправиться покопать в каком-то конкретном месте?
-- Для меня и здесь много интересного. Я хочу отыскать и исследовать именно жилище. В этом году не удалось, буду пытаться в следующем.
-- А если вы начали раскопки и увидели, что это не то, разве нельзя бросить и начать в другом месте?
-- Нет, научная этика не позволяет, нужно довести начатое до конца. А вообще, это уникальное место -- внизу, ближе к берегу, находится памятник каменного века.
-- Чтоб до него добраться, сколько нужно копать?
-- Метров шесть, а может, и больше. Чем дальше от нас во времени, тем глубже.
 -- Поздравите коллег?
-- Конечно. У нас говорят: «Удачных находок!» или «Удачи в поле!» -- этого и желаю.
Наталья ЗИМИНА

 

Просмотров : 2141
 
Погода в Тольятти
Сегодня
день 11...13, ветер 6 м/с
вечер 9...11, ветер 7 м/с
Завтра
ночь 9...11, ветер 6 м/с
утро 9...11, ветер 4 м/с