Политика
Законов хватает, нет политической воли

Скоро исполнится четыре года с рейдерской попытки вооруженного захвата «Тольяттиазота». В этой связи представляет интерес интервью члена комитета по труду и социальной политике Государственной думы Анатолия Иванова, данное федеральной газете «Трибуна».
-- Анатолий Семенович, не будем в очередной раз повторяться, что рейдерство -- великое зло, от которого страдают как предприятия, так и  сотрудники, их семьи и, соответственно, экономика России в целом. Куда интереснее вопрос о мерах, принимаемых для борьбы с рейдерством.
-- В настоящее время существует ошибочное мнение, что для эффективного противодействия рейдерам нам не хватает законов. Это неправда. Дума уже приняла пакет законов, которые в состоянии серьезно облегчить борьбу с рейдерами. Работа в этом направлении будет продолжена. Однако нужно понимать, что рейдеры используют разнообразные и изощренные методы деятельности. Например, в случае с ОАО «Тольяттиазот», которое некоторое время назад испытывало серьезное давление со стороны рейдеров, старые и новые законы оказались бесполезными. Был применен простой и грубый механизм рейдерства: возбуждение уголовного дела в отношении руководителя или руководителей предприятия. Схема эта достаточно распространенная и применялась не только к ТоАЗу. Чаще всего возбуждаются дела по статьям, связанным с уклонением от уплаты налогов, причем по давно прошедшим годам. В случае с «Тольяттиазотом» претензии предъявлялись по 2002-2004 годам. И это притом, что тогда никаких вопросов у налоговых органов к предприятию не было.
Далее все просто. Арестовывается и заключается под стражу владелец или основной акционер, после чего вести переговоры с человеком становится гораздо проще. Владимира Махлая спасло только то, что он вовремя уехал за рубеж. Если бы он этого не сделал, вполне вероятно, что предприятие в конечном счете он бы потерял. Немалая заслуга в том, что рейдеры не смогли добиться свой цели, принадлежит и средствам массовой информации, которые оперативно сделали происходящее достоянием широкой общественности. К азотному заводу в Невинномысске была применена именно такая схема недружественного поглощения. И руководство там не смогло удержать предприятие в своих руках.
Что касается «Тольяттиазота», то на мысль о попытке рейдерского захвата натолкнуло несколько обстоятельств. Во-первых, налоговые претензии к заводу появились первоначально не со стороны налоговых органов, а после запроса депутата Государственной думы от Краснодарского края Ивана Харченко в МВД России. И, во-вторых, тогда компания «Ренова» приобрела более 9 процентов акций ТоАЗа и предложила ввести в состав совета директоров предприятия своего человека, которым был Николай Левицкий, участвовавший в событиях в Невинномысске. Если бы ей это удалось, рейдеры получили бы доступ к реестру акционеров и в дальнейшем смогли бы продолжить деятельность по выкупу акций, а в конечном итоге могли бы завладеть предприятием.
Так что в подобном случае никакие законы о противодействии рейдерству не помогут. Дело здесь не в пробелах в законодательстве, а в коррупции с участием правоохранительных органов. Это уже поле антикоррупционного законодательства. В обществе бытует ошибочное мнение, что для противостояния этому злу нам все время не хватает каких-то законов. Это  неправда. Для эффективной борьбы с коррупцией в России законов вполне достаточно, нужна только политическая воля, а ее, к сожалению, пока нет.
Как мне представляется, властям любого уровня выгодно, когда частный бизнес совершает нарушения законодательства, и в первую очередь  в налоговой сфере. До поры до времени на это закрывают глаза, а как только появляется необходимость, вспоминают все, и сорваться с такого крючка почти невозможно. Да что там говорить, даже тем же сотрудникам налоговых органов выгодно, чтобы предприятия, так сказать, оптимизировали свои отчисления в бюджет. Ведь если все будут работать честно и прозрачно, у них не останется источников альтернативного заработка.
-- В одном из последних выступлений глава следственного комитета при прокуратуре РФ Александр Бастрыкин предложил создать специальную межведомственную комиссию по борьбе с рейдерами, поддержал сторонников введения в Уголовный кодекс специальной статьи для охотников за чужой собственностью. Кроме того, он заявил, что комитет мог бы заняться расследованием особо громких захватов. На что генеральный прокурор Юрий Чайка возразил, что комиссий у нас много, а толку от них мало и что нужно повышать эффективность работы. Чья позиция вам ближе?
-- Конечно же, генерального прокурора. Создание комиссий,  чаще всего,  это инструмент влияния на общественное мнение. Государственные органы при этом хотят показать, что знают о соответствующей проблеме и собираются плотно заниматься ее решением. Собирают группу людей, которые с немалыми временными интервалами проводят несколько заседаний, затем обществу преподносится старый тезис о пробелах в законодательстве, и крайними вновь оказываются депутаты. Я же в свою очередь хочу напомнить, что Российская Федерация по форме правления -- президентская республика, то есть реальная власть принадлежит исполнительной ее ветви, которая и является субъектом права законодательной инициативы. Так почему крайними всегда остаются депутаты?
Нужно также понимать, что практически невозможно создать идеальную законодательную базу для противодействия рейдерам, поскольку методы их работы весьма изощренные и разнообразные. Посему совершенствование законодательной базы -- процесс постоянный.
-- В условиях экономического кризиса деятельность рейдеров для экономики особенно опасна. Вы знаете обстановку на местах. К сожалению, до центральных СМИ информация о тех или иных событиях зачастую доходит с серьезной задержкой, когда повлиять на ситуацию уже не представляется возможным. Что сейчас происходит в регионах? Уменьшилась ли активность рейдеров или же, наоборот, они стали действовать более энергично?
-- Действительно, чаше всего жертвами рейдеров становятся мелкие или средние компании, которые практически неизвестны за пределами своего района или области, и сведения об этих событиях редко доходят до центральных средств массовой информации. Но говорить о серьезном ущербе для экономики, может быть, здесь не стоит. Если же рассматривать крупные производства, то здесь впору говорить о государственном рейдерстве, которое преподносится как передача собственности в руки более эффективных собственников. Примеров такого рода деятельности немало. С точки зрения законности, это неправомерно, но иногда, действительно, целесообразно и полезно для экономики государства.
В случае же с «Тольяттиазотом» не работает даже принцип целесообразности. Действующего собственника никак нельзя назвать неэффективным. Более того, он социально ориентирован. Тот же АВТОВАЗ всю свою социальную сферу передает городу, а ТоАЗ значительные средства тратит на социальные проекты, поддержание и развитие инфраструктуры. Есть поликлиника, детский сад, санаторий, достраиваются гостиничный комплекс и жилые дома. ТоАЗ решил проблему обеспечения жильем своих сотрудников. Да, оно не является бесплатным, но на предприятии действуют очень выгодные льготные схемы приобретения жилплощади для работников. Причем жилья построили даже больше, чем требовалось, с запасом. «Тольяттиазот» по праву является градообразующим предприятием.
Кроме того, ТоАЗ строит на Тамани порт по перевалке сжиженного аммиака. Там еще до конца не решены некоторые земельные вопросы, но я уверен, это временные трудности. Порт нужен заводу и стране. Возведение терминала имеет большое значение для развития транспортного комплекса страны, переключения грузопотока сжиженного аммиака из украинского порта Южный на российский порт Тамань. Это, в свою очередь, полностью удовлетворяет интересам подпрограммы «Развитие экспорта транспортных услуг» федеральной целевой программы «Модернизация транспортной системы России (2002-2010 годы)». Так что это вопрос не только экономический, но и политический. Отношения с Украиной сейчас не самые хорошие, возможность экспорта аммиака через территорию этой страны находится под перманентной угрозой. Да и какой смысл ежегодно платить миллионы долларов за транзит, когда можно этот продукт отправлять заказчикам из российского порта?
Основная загвоздка в отсутствии разрешительной документации на строительство со стороны администрации Краснодарского края, что является следствием земельных споров. Из-за этого строительство не может вестись в должном объеме. Я дважды обращался к министру транспорта страны Игорю Левитину с просьбой посодействовать решению вопроса. Один из вариантов -- перевод земель порта в федеральную собственность. Таким образом автоматически решатся все вопросы с местной администрацией, несговорчивость которой, как мне кажется, связана с корыстным желанием получить долю собственности в строящемся терминале. Местным чиновникам стоит напомнить, что заморозка строительства порта идет вразрез с интересами государства. Если бы не разнообразные препоны, порт уже давно был бы построен, а так убытки несет ТоАЗ, а государство недополучает поступления в бюджет.
-- В последнее время на ТоАЗе наблюдается некоторое затишье. Новые иски не поступают, а по тем, что остались, суды последовательно встают на сторону предприятия. Можно ли говорить о завершении рейдерского давления или расслабляться еще рано?
-- За четыре года борьбы предприятие уже адаптировалось работать в условиях постоянного прессинга. Но как мне кажется, по некоторым признакам уже можно говорить о том, что рейдеры намерены оставить ТоАЗ в покое, то есть, думаю, принято соответствующее политическое решение. Однако это не произойдет мгновенно, противостоящая сторона не станет показывать слабость и не согласится на столь явное поражение. Все будет происходить плавно. Таким образом, они и откажутся от захвата, и не потеряют лицо. Не стоит забывать и о существующей инерционности российской судебной системы.
-- Как вы считаете, когда Владимир Махлай сможет вернуться на родину?
-- Если руководствоваться графиком прохождения дел через судебные органы, пусть даже и с поправками на разного рода затяжки и проволочки, последнее дело против ТоАЗа должно быть завершено еще до конца текущего года, и вот тогда Владимир Николаевич сможет вернуться в Россию. Надеюсь на это и на мудрость власти.
-- Получается, что с антирейдерским законодательством у нас все в порядке, не хватает лишь политической воли, чтобы оно работало. В случае с «Тольяттиазотом» благодаря активности руководства предприятия, коллектива завода, участия СМИ в освещении проблемы рейдеры получили достойный отпор. А как же быть сотням, тысячам других собственников? Получается, что даже при нормальном законодательстве они остаются с опасностью расстаться с собственностью один на один. Опять системная проблема?
-- Совершенно верно. ТоАЗ -- нетипичный случай. Судьба тольяттинского химического гиганта является скорее исключением, чем правилом. Обычно рейдеры добиваются того, чего хотят. Государственное же рейдерство должно основываться на законе. Иначе правовой нигилизм, о котором говорит руководство страны, так никуда и не исчезнет. Законы должны быть едины для всех, и нарушать их не стоит даже исходя из принципов целесообразности. В противном случае создать правовое общество нам не удастся. А пример законопослушного поведения нам должна показывать власть, за ней потянется и общество. Так уж в нашей стране заведено, что все новации, реформы и изменения приживаются гораздо лучше, когда приходят сверху. Изменения же снизу куда более рискованны. Так что без высокого примера ничего не получится. И наоборот, если проблему удастся решить, Россия добьется уважения со стороны развитых стран, с нами уже будут совершенно по-иному разговаривать, безбоязненно инвестировать.
Нужно всегда помнить, что каждая история, подобная тоазовской, дискредитирует Россию, ее экономику, политическую систему в глазах не только мировой общественности, но и своих же граждан.
Беседу вел
Максим БАШКЕЕВ

 

Просмотров : 1612
 
Погода в Тольятти
Сегодня
вечер 2...4, ветер 2 м/с
ночь 1...3, ветер 1 м/с
Завтра
утро 1...3, ветер 1 м/с
день 2...4, ветер 3 м/с